175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  2. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  3. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  4. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  5. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  6. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  7. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  8. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  9. Проездные в Минске теперь можно записывать на карту самому. Посмотрели, как это работает
  10. Прогноз: «Без урегулирования политического кризиса экономика будет терять миллиарды в год»
  11. В Минске рассматривают большое «дело студентов». К зданию суда пришли более ста человек, прошли задержания
  12. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  13. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  14. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  15. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  16. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  17. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  18. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  19. Дожди зарядили на все выходные? Прогноз погоды на ближайшие дни
  20. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  21. Личный опыт. Как в Беларуси стартовало бесплатное исследование иммунитета против COVID-19
  22. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  23. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  24. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  25. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  26. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  27. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  28. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  29. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  30. Возле Дома правосудия в Минске во время процесса над студентами задержана журналист TUT.BY


В рамках своего авторского блога Саша Варламов продолжает говорить о моде и сопричастных с нею феноменах. Сегодняшняя героиня — музыкант Анна Жданова.

«Мне 22 года. Родилась в Борисове. Живу в Минске. Училась в Европейском гуманитарном университете. Писала, пишу и, думаю, буду писать музыку. Разве что активность в социальном плане снижена — не играю почти концертов, не выступаю с группой».

— Анна, вы композитор. Ваша основная работа — писать музыку?

— Это не работа, это мое естественное состояние, основное жизненное предназначение. Работой это не назовешь.

— Что вы изучали в ЕГУ?

— Я училась на специальности «медиа и визуальный дизайн».

— Для кого ваша музыка?

— Охват довольно широкий. В основном это молодежь, им часто нравится электропоп, танцевальная музыка, но когда я играю акустику в камерных помещениях — кафе, барах, — то там я встречаю публику и гораздо старше. Мне кажется, что каждый может найти что-то для себя.

— В каком стиле вы пишете чаще?

— В данный момент я бы назвала это инди-попом, но убрала бы приставку «инди», потому что сейчас такого слишком много. Я бы просто назвала это поп-музыкой, но время навешивает свои ярлыки.

— Вы пишете для поп-исполнителей?

— Если иметь в виду, что это музыка на заказ, то да.

— Что означают для вас слова: «новое поколение»?

— Новое поколение — это дикая смесь всего. Это эклектика, причем в самом безумном смысле. Бывает эклектика здравая, а эта просто переходит границы.

— А кто эти границы ставит?

— Их никто не ставит априори, но это такое заложенное природой понятие гармонии. Если вы понимаете о чем я.

— Понимаю. Почему попса наиболее распространена и среди молодого, и среди старшего поколения?

— Все очень просто. Это музыка, которая не требует себя понимать. Она может служить фоном, может обрамлять какое-то событие, она даже может действовать на подсознание. Она не требует думать, ее будут продолжать писать, потому что это то, на чем можно зарабатывать деньги. Это как музыка-паразит, от нее не избавиться просто так, она будет всегда.

Сложно думать о смысле текстов в поп-музыке, особенно когда она низкого уровня, не глобального, если говорить о музыке как о явлении. Мы сейчас с вами обсуждаем именно попсу.

— Чем отличается попса от поп-музыки?

— Поп-музыка — это такой хороший жанр, в котором можно плясать в любую сторону и ничего тебе за это не будет. А попса — это сегмент низкоинтеллектуальной поп-музыки, которая неизбежно присутствует в нашей жизни.

— Кого вы можете назвать из наиболее ярких представителей поп-музыки?

— В основном, это традиции, которые идут к нам с запада. Первое имя, которое пришло на ум, — это Мадонна, ее скандальное имя повсюду. Но до сих пор на каждом своем выступлении она показывает, что «у нее еще есть порох в пороховницах»: продолжает шокировать и удивлять, хотя про ее музыку я такого сказать не могу. Но ее образ очень яркий и очень крутой.

— А Майкл Джексон?

— Несомненно. Вот только когда кто-то умирает, его медленно начинаешь списывать со счетов. Но к нему это не относится.

— А почему вы не хотите говорить о белорусах — местных представителях поп-музыки?

— Мое мнение не будет являться в этом отношении авторитетным. Я никогда не брала в ориентиры все культурные ссылки, которые находятся в пределах СНГ. Может, частично.

— На то, что рядом, не стоит обращать внимания? Или низок уровень местной музыкальной культуры?

— Думаю, что это связано с уровнем музыкальной культуры. Самое главное, что меня это никогда не восхищало, не заставляло идти вперед или слушать открыв рот.

— Что сейчас происходит с музыкальной культурой на территории постсоветского пространства, включая и страны Балтии?

— Мне кажется неправильным в данном контексте говорить о Литве и Латвии, там все несколько отличается. Сегодня они в Евросоюзе и приближены к европейским традициям, и можно говорить, что они уже являются частью чего-то другого. С ними нет смысла проводить параллель.

Мне кажется, что мы просто дистанцируемся от общемировой музыкальной традиции.

И первая причина этому — русский язык, так как язык очень мощное средство передачи информации. И когда мы говорим о русскоязычной музыке, то делаем ставку на смысловую составляющую в первую очередь, а русский язык очень сложен для выражения чувств и эмоций, намного сложнее, чем английский.

Если же песенный текст бессмыслен, то акцент в основном делается только на музыку, аранжировку. Понимаете, о чем я говорю?

— О смещении акцента с текста на музыкальную составляющую. Но мне казалось, что итальянский язык, к примеру, не менее красив, чем русский, и он не так уж и прост. Но вместе с тем итальянская поп-музыка прекрасна сама по себе, и ее не сравнишь с англоязычными аналогами — Рим есть Рим.

— Это касается сборников с известной музыкой или каких-то классических произведений, которые вошли в историю. Но мы не можем говорить об итальянской поп-музыке, которую создают и исполняют сегодня. Так же люди из других стран не смогут обсуждать с нами русскую попсу, они ее просто не слышат, и поэтому не смогут адекватно оценить.

— Не считаете, что с русским языком — как его повернешь, таким он и будет? Он как мягкая и гибкая субстанция, и им можно выражать самые разные мысли и состояния. Марину Цветаеву, к примеру, не стеснял русский язык. Так почему же для русскоязычной попсы не находится достойных сочинителей текстов?

— Это хороший вопрос. Я сама начала писать на русском только после того, как уже писала на английском. Не наоборот. Мне часто не хватает смелости выражать свои мысли на родном языке: слишком большой смысловой охват, слишком долго думаешь над тем, что именно ты хочешь сказать. Хочется попасть «в цель». Если ты говоришь на родном языке для определенной аудитории людей, то ты должен делать это грамотно прежде всего. Поэтому мне кажется, что зерно заложено где-то между.

У меня есть определенные мотивы, о которых я сказала, почему в разных ситуациях я использую тот или иной язык. Когда я пишу на русском, то мне кажется, что я больше придумываю поэзию, чем музыку. А английский дает разогнаться, он дает вписать в песню, в структуру больше мелодики. И поэтому это его несомненный плюс.

В нашей культуре существует такое понятие, как бардовская песня, которая основана на том, что поэзия в ней первостепенна, а музыка только обрамляет. И если убрать слова из бардовской песни, то музыкой она будет просто очень бедна.

Поэтому я говорю о синтезе, который для композиторов-песенников важен.

— Алла Пугачева, вы ее не назвали, а вместе с тем это певица, которая умела соединять и музыку, и текст.

— Согласна, но она сама по себе была очень яркой. Цельность образа.

— Почему нет последователей у нее? Есть любимчики, но нет последователей.

— Я думаю, что она изначально своей харизматичностью ставила такую планку, до которой и сегодня сложно дотянуться. И мы это видим.

Продолжение интервью читайте на следующей неделе.

Автор благодарит Светлану Гурину за помощь в подготовке материала.

-10%
-20%
-10%
-99%
-99%
-40%
-20%
-20%
-30%
-40%
-14%