• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


/

В рамках своего авторского блога Саша Варламов продолжает говорить о моде и сопричастных с нею феноменах. Сегодня – третья часть интервью с музыкантом Андреем Апановичем.

Первая часть интервью

Вторая часть интервью

– Андрей, у музыки есть пол? Она бывает женской или мужской?

– Да, безусловно.

– Как можно отнести музыку к тому или иному полу? И какой музыкальный пол у нас сейчас доминирует?

– Вопрос интересен тем, что я четко стараюсь разделять мужскую и женскую энергию на нашей планете в целом. Но сегодня многое происходит такого, что способно  все перевернуть с ног на голову. Это и сознательно, и произвольно само по себе как-то происходит. Мир меняется, люди его меняют в себе и в других.  Вполне возможно, что сегодня это происходит стихийно, но кто-то это подхватывает и начинает культивировать. Реальный тому пример – “Евровидение”. Для меня  это конкретный показатель того, что какая-то часть жителей Земли "дошла до ручки". Изменились моральные полюса? Или это просто модным стало?

– А может ли быть музыка моральной и аморальной?

– Морально или аморально определяется тем, кто на инструменте играет. Если человек настроен на разрушение, то он и на органе, и на всем чем угодно может это сделать. Дело не в инструменте, все  находится у музыканта внутри. Это же можно сказать и о мужской или о женской музыке.

– В мире идут очевидные процессы, которые прямо свидетельствуют об освобождении женщин из-под мужского гнета. Двести лет назад женщины могли быть лишь домработницами, уборщицами, прачками… Их одевали, в лучшем случае, как кукол, и они играли в обществе кукольные роли. И если сегодня женщина носит и мужские брюки, и другую мужскую одежду, и это все выглядит совершенно органично, то это говорит лишь о том, что природа дает возможность женщине проявить весь свой богатейший эмоциональный и интеллектуальный внутренний потенциал в более полной мере, чем это доступно мужчинам. Женской аудитории больше, по сути дела, в том числе и на ваших концертах. Во все мире  женщина и женский образ выходят на первый план. И это женщина еще даже и не сравнялась с мужчиной, она только приближается к месту, которое занимает мужчина в обществе. Однако в нашей стране все наперекосяк! Как сейчас говорят белорусские мамы своим сыновьям: "Я тебя до 18 лет дотянула, а дальше ищи себе девочку, которая будет за тобой ухаживать, готовить, стирать..." Так что у нас мальчики рождаются для одной-единственной гендерной функции. И кто у нас теперь кукла: мальчик или девочка? Женщина, которая все в жизни умеет делать, или мужчина?  И в этом случае возникает вопрос: женщины на концертах, в театрах, в зрительных залах – они основные потребители искусства, культуры, жизни в целом. Как в этом случае, могут ли они стать и создателями музыки? Как работает женский мозг при создании музыки и как работает мужской?

– Да, могут. Женский мозг по сути своей направлен на чувства. Мужчина логичен, он математик.

– Вы делаете логичную музыку?

– Частично да. Сама методика создания музыки математическая. Но поскольку моя жена очень сильно вдохновляет меня на именно эмоциональное выражение, то моя математика начинает приобретать  эмоциональный оттенок.

– Может ли ваша жена начать писать музыку?

– Она ее тоже пишет. Моя жена играет на скрипке с 14 лет, она музыкант с образованием.

– Она "консерваторка"?

– И это очень сильно на нее повлияло. И понадобилось пару лет, чтобы сбросить груз такого образования. И раскрепоститься, и стать более живой…

– Ваша музыка и музыка вашей жены – чем они отличаются?

– Мы с женой по отдельности не играем. У моей жены нет самостоятельного проекта, в котором она могла показать себя отдельно от меня. В основном у нас все выступления совместные.

– Это как раз и говорит о том, что музыка у вас гармонизирована в большей степени, чем у других, потому что в ней есть женское начало, которое все и создает, и все у вас взаимно. Гармония во взаимности.

– Вполне возможно. Когда музыка только возникает, только начинает наигрываться, то создается вполне полноценное ощущение, или стремление к ощущению внутриутробного состояния, покоя, тишины и баланса. И к вопросу о наличии женской или мужской музыки, я считаю, что должен быть правильный баланс между инь и янь.

 – А как одеваются ваши слушательницы?

– Всегда по-разному. Но в основном мое окружение я бы назвал экологичным. Мои предпочитают натуральные материалы. Я ни разу не видел у себя на концерте человека, которого я называл бы в "модном пакете". Также много людей, которые занимаются тяжелой музыкой, делают моему творчеству комплименты.

– Ваше отношение к тому, что сегодня показывают по телевидению и дают слушать по радио?

– Очень плохое отношение. Я стараюсь не разделять вещи только на "плохо", или только на "хорошо", но то, что сегодня показывается, и то, что воспроизводится, ничего хорошего в себе не несет. Мне нравится термин, который используется в Европе – slipper – спящий. Лишь бы что, только бы играло и не заставляло думать. Пусть оно играет – фоном, пусть что-то происходит – фоном.

Вместо того чтобы перед людьми открыть занавес и дать им увидеть, что в мире есть столько всего самого разного и интересного, что не все живут для того, чтобы только жевать.  А им конкретно и целенаправленно втемяшивают информацию о том, что им можно только работать, зарабатывать и потом тратить деньги.

–  Как, по-вашему, даст ли Бог все необходимое человеку, который будет сиднем сидеть всю свою жизнь?

– Человеку нужно расширять свое сознание. Человек, по сути своей, может заниматься любой работой, но делать это осознанно, с пониманием мира, и интересоваться всем на свете, пусть даже и библейскими темами.

– Вы патриот?

– В обывательском понимании этого слова – нет. Патриот – это что-то политическое, и я этого никогда не понимал и не принимал.

– Для вас Беларусь – это что?

– Это тишина и волшебство. Это и звуки леса, и звуки реки… Это естественные звуки природы, которыми можно охарактеризовать нашу страну.

– Сегодня в Европе современное искусство изучается в синтезе. Не звук ради звука, а звук ради гармонии с визуальным видеорядом, с запахами и даже вкусами.

– Мне кажется, что примером такого синтеза был фестиваль "Дах", когда там творилось черт знает что, но …

– А что это за фестиваль и почему он закрылся, по-вашему?

– Это был достаточно живой фестиваль. И мне больше всего нравилось в нем то, что  сами люди, которые устраивали там перформансы, сами не знали и не понимали до конца всего, что и как будет происходить. Был сплошной экспромт и импровизация. Это было достаточно интересно. Этот фестиваль был живой, и это чувствовалось. А почему закрылся – не знаю. Может быть, не вписался в рамки чьих-то планов, может, показалось это неконтролируемым.

Нужные услуги в нужный момент
-25%
-35%
-30%
-20%
-11%
-50%
-35%
-10%
-20%
-33%
-40%
-20%
0058044