• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


В рамках своего авторского блога Саша Варламов продолжает говорить о моде и сопричастных с нею феноменах. Сегодняшний собеседник – музыкант Андрей Апанович:

"Мне 28 лет, родился в г. Поставы Витебской области. Учился на техника-строителя. Сейчас работаю менеджером в магазине музыкальных инструментов и оборудования "Твой звук". Играю в музыкальном проекте "Мамкины бусы", солист проекта "Triangle", участник многих других музыкальных экспериментов".

– Андрей, расскажите мне, какую музыку вы играете?

– Я занимаюсь музыкой с девяти лет. На данный момент чаще всего я играю акустическую музыку, но основного направления у меня может быть и нет. Это, как ни странно, самый тяжелый для меня вопрос, на который я просто не нахожу ответа, хотя музыкой занимаюсь давно. И играю я ее очень разную, но конкретно, какое направление у меня в фаворитах, какой-то одной общей фразой описать достаточно сложно.

– Кто те люди, для которых вы пишете и играете?

– Начнем с того, что играю я в нескольких музыкальных проектах. Один из них – группа "Мамкины бусы". Там я гитарист, а вокалистка у нас – Анна Пигас, и наша целевая аудитория – это люди от 20 до 35 лет. А у моего сольного проекта возрастной разброс тоже достаточно широкий, но в основном это все же молодые люди. Я бы даже сказал, что до 25 лет, но где-то десятую часть составляют взрослые.

- Что характерно для очень молодого человека, который только-только начал погружаться в мир музыки? Какие цели вы ставили перед собой в начале карьеры – переделать мир или стать его лидером?

– Самое главное мое желание было тогда и остается сейчас – это слиться с миром. Музыка вообще, как и музыкальный инструмент, – это одновременно и способ познания мира, и формирование своего собственного мировоззрения. Отчасти музыка – это палитра, которая и помогает с этим миром слиться. А потом, если произошло слияние, выражать его и свою точки зрения.

– В том вашем далеком самом начале вас устраивало то, что приходилось играть?

– Да, конечно. Но отчасти то, что мне приходилось играть, сочинял я сам. У меня никогда не было ситуации, когда кто-то приходил со стороны и говорил мне, что надо сделать то-то или то-то. В основном музыканты давали мне полную свободу для самовыражения. Они всегда говорили: "Делай так, как ты считаешь нужным". И, как правило, все у меня получалось, а в некоторых случаях было даже довольно интересно.

Но у меня никакого музыкального образования нет и в помине. И все музыкальные знания, и мой музыкальный опыт, пусть небольшой, но я считаю, что он есть, – он мой собственный. Изначально все как делается? Предлагается изучить опыт чужой: соответственно, переиграть чьи-то произведения… Если речь идет об образовании, то это образовательная программа – она никак не связана с приобретением своего опыта. А многому ли научишься на чужих ошибках? И чтобы в итоге приобрести свой собственный опыт, у меня как-то быстренько получилось сразу перейти к конкретному видению того, что именно для меня представляет музыка.

– По вашему мнению, музыка является основным видом искусства?

– Я бы сказал, что музыка – это то, что связывает воедино все искусства, она может взаимодействовать (и с успехом взаимодействует) и с театром, и с пластикой, и с изобразительным искусством, и с какими-то абсолютно невиданными ранее визуальными сопровождениями… Но музыку я рассматриваю еще и как индикатор положения дел в искусстве. Музыка – это своеобразный срез не только культуры, но и всего остального. Это достаточно емкий показатель состояния дел в любой стране.

– Индикатор культуры?

– Да, и культуры, и в целом даже нравственных моментов каких-то. Состояния морали, жизнеспособности общества…

- Коль вы сами заговорили об этом, то проанализируйте, пожалуйста, состояние музыкальной культуры у нас и сравните это с тем, что происходит у наших соседей.

– Без подглядываний, безусловно, не обходится. Я говорю про нашу страну, про Беларусь. Это очевидно, и это не всегда хорошо.

– А кого мы копируем?

– Я думаю, что подглядываем мы все же в сторону Запада, если речь идет о потребительской музыке, обычной, той, которая не содержит в себе цель изменить мир, горы свернуть. О простой музыке, которая постоянно сопровождает нас. Только, может быть, нам приходится слушать не то, что мы сами выбрали, а то, что нас заставляют слушать – например, в радиоэфире. Хорошо было бы, если мы сами могли выбирать, что нам слушать. А так приходится чаще всего включать музыку и сразу же ее выключать.

– И все же в сравнении как мы выглядим?

– Я думаю, что в музыкальном пласте не очень хорошо, потому что копирование подразумевает отсутствие своего собственного опыта.

– Копирование свойственно детскому возрасту или подростковому, когда вкусами управляют кумиры, за ними следуют, им хотят подражать. Ведь это технология взросления.

– Я бы сказал, что концертная деятельность у нас пока не на самом высоком уровне. Но это вопрос не ко мне, а к организаторам или к самим музыкантам. Может быть, недостаточное количество топовых площадок, например. Вообще было бы здорово, если бы вы зашли в какое-нибудь место, ресторан, к примеру, а там звучит приятная живая музыка.

- А от кого это зависит: от владельца ресторана, который не хочет эмоционально нагружать публику, или от публики, которая противится музыкальным пристрастиям владельцев кафе или ресторанов? Ведь по сути дела вся музыкальная культура, которая находится на Западе, живет активной жизнью. Куда ни зайди, в какой-нибудь паб или кафе, то кто-то сидит там в уголке и "дрынькает" себе потихонечку или еще напевает что-то… Нет музыкального вакуума, и люди спокойно все это поглощают с едой и напитками.

– Музыкальное состояние общества очень хорошо отражает материальную обстановку в стране в целом. Если страна небогата, то и музыкантов, желающих играть – создавать искусство, пусть даже на обывательском потребительском уровне, найдется не очень много.

– Вот у меня выбор, к примеру, что слушать: англичанина в английском пабе либо белоруса в белорусском баре. И что я выберу, как вы думаете?

– Возможно, вы выберете английский паб, но мне было бы интересно подойти и послушать, что в это время будет происходить в белорусском заведении. Я понимаю, что тут дело не столько в качестве публики или слушателей. Здесь много суммарных факторов. Если мы заговорили про пабы и рестораны – это не чисто музыкальные заведения, а просто общепит, куда можно на регулярной основе приглашать музыкантов. И тут все зависит от самих учредителей: насколько это им будет выгодно и интересно. Все зависит от того, какой доход принесут музыканты их заведению.

Продолжение интервью читайте на следующей неделе.

Автор благодарит Светлану Гурину за помощь в подготовке материала.

Нужные услуги в нужный момент
-30%
-25%
-25%
-15%
-20%
-30%
-25%
-10%
-27%
0057345