• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. Суд над участниками канала «Армия с народом» и волонтером Тихановской: одного из обвиняемых удалили с процесса
  2. Перестал выходить на связь бывший следователь СК Евгений Юшкевич. Он в СИЗО КГБ
  3. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии
  4. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  5. «Глубоко разочарован ее действиями». Глава федерации баскетбола прошелся по Снытиной
  6. Водители никак не хотели уступить друг другу и устроили две аварии. Видео дорожного конфликта
  7. В Минске появится еще одна служба каршеринга. И вот кто это будет
  8. «После первой операции Максим все время плакал». История Татьяны и ее сына, которому удлиняют ноги
  9. Врач-инфекционист рассказал, чем отличается третья волна коронавируса и когда ждать пик заболеваемости
  10. Как власть услышала народ — и решила отомстить, суетливо и неразборчиво
  11. Биолог рассказал, как сделать рассаду крепкой. Нужно выполнить всего пять простых пунктов
  12. Для въехавшего в колонну силовиков водителя BMW прокурор запросил 12 лет колонии
  13. Названы имена 14 бойцов, освобождавших Беларусь. Проверьте, нет ли среди них ваших родственников
  14. В Браславе в костеле обвенчалась пара — жениху и невесте по 91 году
  15. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  16. С 20 апреля снова дорожает автомобильное топливо
  17. «Это касается каждого». Врач — о симптомах и профилактике остеохондроза
  18. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  19. Мингорсуд оставил в силе приговор Катерине Борисевич по делу о «ноль промилле» — 19 мая она должна выйти на свободу
  20. В Совбезе говорят о десятках военных учений у границ Беларуси. Разбираемся, в чем дело
  21. Магазины «Домашний» приказали долго жить
  22. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  23. США возобновляют санкции против «Белнефтехима» и еще 8 белорусских госпредприятий
  24. «Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект
  25. «Вы не понимаете, что у вас свобода». Семеро немцев хотят перебраться в Беларусь: тут нет локдауна
  26. МИД о возобновлении санкций: Беларусь предпримет все усилия, чтобы защититься от деструктивных мер США
  27. Как сейчас выглядит ТРЦ Minsk City Mall, который строится в районе вокзала
  28. Тест не для слабонервных. Какой герой «Игры престолов» так умер?
  29. От жены водителя Чижа до авторитета. Среди кредиторов «Трайпла» нашлись интересные персоны
  30. Рабочая неделя будет теплой, зато на выходных выпадет снег


В рамках авторского блога Саши Варламова мы продолжаем говорить о моде и сопричастных с ней феноменах. Сегодняшний герой интервью – музыкант Рави Атморави.

Первая часть интервью

Вторая часть интервью

– Рави, почему музыканты держат модельеров на расстоянии?

– В силу того, что никто об этом просто не думает. Какие модельеры? "Placebo", моя любимая группа, одеваются у Вивьен Вествуд. Потому что их жизнь включает в том числе и моду. Так же, как они любят электронную музыку, несмотря на то, что они рок-музыканты. А наши рок-музыканты не могут себе представить какую-то другую одежду, кроме как из секонд-хенда.

Мне, к примеру, было бы интересно, чтобы мне кто-нибудь что-то сшил для моих выступлений. Но артисты на постсоветском пространстве мало выступают, и то, как они перемещаются с площадки на площадку, не подразумевает никаких костюмов, потому что не в чем и не на чем все это везти, негде даже просто готовиться к выступлению. Они порой даже инструменты с собой не возят.

– Они ездят автостопом?

– Нет, не все. Вот я езжу в плацкарте. И у меня есть концертные ботинки, штаны, рубахи… Но многие мои коллеги ничего этого не имеют. Они играют в том, в чем они ходят по улице, в чем ездят в троллейбусе.

– По бедности?

– Конечно. И нет конкуренции, и им не нужно думать, во что одеваться, если часто нет даже просто сценического света. Большая часть выступлений – не часть шоу, а чтобы это было частью шоу, то нужно, чтобы это было частью индустрии, чтобы были какие-то деньги. А если денег нет, то есть абсолютная нищета. Какие тут костюмы? Можно, как Пукст выдумывает: нагишом, выкрашивается в какие-то цвета…

У меня подружки знакомые сшили платье на концерт, а потом рассказали: "Вот, ты шьешь платье на концерт, потом ты выходишь на сцену, а у тебя в зале 50 человек, и это твой единственный концерт на полгода…"

Поэтому, если кто-то и мог модельеров пригласить, Земфира, например, но у нее нет танцоров, особо ничего на сцене и нет такого модного. Только Шевчук еще ездил с большим шоу. Но он простой мужик и не понимает всего этого модного искусства, насколько мне это кажется.

Нет индустрии, а 1-2 артиста не смогут помочь двигать моду дизайнеров со сцены. И футболками они не торгуют. Если бы они могли делать футболки, а это не подразумевает особых напрягов, но даже и этого не происходит.

Просто нищета и отсутствие желания налаживать творческие и экономические отношения друг с другом. Артисты привыкли жить в основном в режиме тамады. Тебе заплатили за концерт фиксированную сумму, ты выжал сколько мог на гостиницу – и все. Это если высший эшелон, а если низший, то люди ездят в ужасных условиях, в каких-то тряпках спят и выступают.

– Если мы говорим о культуре, то речь идет и об учебных заведениях, где эту культуру должны прививать, учить понимать искусство, учить создавать объекты искусства. Чему учат в институтах, учебных заведениях культуры, искусства и моды?

– В учебных заведениях патриархального общества, в котором мы живем, учат, как выполнять идеологическую задачу. Учат быть таким специалистом искусства, который бы делал искусство, способное укреплять позицию власти в обществе, чтобы у населения складывался благоприятный образ власти.

– Может быть, поэтому наши специалисты и не особо нужны ни где-то, ни у нас?

– Конечно, потому что где-то у них там – совершенно другие цели, и учат там по-другому.

– Если человека не научили шить, играть, рисовать, то он и не будет этого делать потом, он сам не сможет что-то придумывать и потом свою фантазию воплощать. Чтобы его музыка зазвучала, а его одежду стали носить, ему приходится нанимать тех, кто умеет рисовать, шить, петь, играть – что-то непосредственно исполнять.

– Детям с раннего возраста внушается то, что ты не можешь без специального образования ничего делать вообще – ничего! И ты должен сначала приобрести лицензию (диплом) на занятие чем угодно, в том числе и искусством.

– А так ли нужна эта лицензия (диплом)?

– У меня нет диплома. Я полностью избежал постсоветской системы образования, кроме школы. Школу окончил, и на этом всё.

Но если человек хочет добиваться успеха или положения в обществе, то куда ему деваться? Как заниматься любимым делом в будущем, если ты не пойдешь учиться сейчас. После школы подросткам и их родителям доступны несколько типичных вариантов в области моды, к примеру. Если ты любишь с одеждой что-то придумывать, то либо в модели, либо танцевать в Дубаи… Никто ж тебя не отправит в подмастерья к какому-нибудь дизайнеру. Куда идти? Кому ты нужен?

– А почему дизайнеры не принимают подмастерьев?

– А у них тоже денег нет, они же нищие все, как и музыканты. Денег нет. У Энди Уорхола была его "Фабрика", и туда приходило большое количество молодых людей, и они болтались там, присматривались ко всему, чему-то учились – потому что было денег много. А когда денег нет, то куда?

– А чем вам приходится заниматься самому?

– Сейчас я своим друзьям в Германии помогаю делать мобильный сайт магазина чая. Я поехал в Германию, в другой мир, и заодно что-то зарабатываю.

В год музыкой я могу заработать лишь столько, чтобы было чем платить за аренду квартиры. А чтобы мне еще и есть, и пить – то нужно делать сайты, какие-то такие мелкие вещи придумывать.

– В таком случае, любовь к музыке остается на уровне хобби?

– Нет, музыка – это мое главное дело, но я вынужден на уровне приработка и "халтуры" делать что-то еще, и, естественно, отвлекаться от музыки. Я занимаюсь музыкой с 10 лет, и мне кажется, что я не самый плохой артист – среднего таланта, но развития своего экономического положения я как-то не вижу. Последние 6 лет я полностью стал учитывать все свои доходы и расходы, фиксирую абсолютно все деньги, которые ко мне приходят и уходят, но роста не наблюдается.

– Часто приходится выступать бесплатно?

– Нет, не часто. Я не сторонник таких вещей, и меня особо не приглашают на бесплатные концерты.

– А раньше?

– И раньше тоже. Вначале было такого немного, но я быстро понял, что это ни к чему не ведет. Все это – "показать себя" – ни к чему не приводит. Зрители не приходят потом на концерты за деньги, эта схема не работает. Бессмысленно искать возможность выступить в надежде, что ты потом накопишь себе аудиторию. Я убедился, что КПД этих действий близится к 0.

На бесплатные концерты приходят не ради музыки. У людей с музыкой, как и с одеждой, вкус не развит совершенно. Поэтому и сложности с современным искусством любого рода. И с музыкой в том числе. Людям музыка не дает ничего, кроме фона для их скучной, серой, однообразной жизни. Музыка их стимулирует к употреблению спиртных напитков, либо к воспроизводству самих себя – служит лишь фоном. Музыка нашим зрителям каких-то серьезных переживаний не несет, наши зрители и не готовы платить за это.

– А по ту сторону пропасти это иначе?

– Абсолютно иначе. И это видно по тому, что на концерты "Depeche Mode" – я был в прошлом году в Берлине – приходит 68 тысяч человек. А на концерте "U-2" в Бостоне 4 года назад было 90 тысяч человек. И это были далеко не бесплатные концерты. Я был на концерте Tori Amos 13 раз с 1998 года. А есть люди, которые были на ее концертах более 100 раз. И это образованные и высокоинтеллектуальные люди, которые очень высоко ценят ее музыку. Для них ее концерты – это как воздух. Они копят деньги целый год, чтобы только поехать на 5 концертов ее тура.

– В прошлом веке рок-н-ролл танцевали только в одежде для рок-н-ролла.

– Есть такие артисты, которые предлагают зрителям свой стиль, как Prince, например, приглашает людей в пурпурном приходить на его концерты.

Но у Тори Амос упор на индивидуальное проявление. У нее каждый волен приходить как хочет. Если главное тут – музыка. Это не субкультура молодежная. Ей уже самой 50 лет, так что у нее взрослая публика.

Вот Майли Сайрус молода, это новое поколение. Я, к сожалению, не был на ее концерте, может быть, зрители у нее ходят в каких-то ею рекомендуемых стилях одежды.

– А что можно сказать о Lady GaGa?

– Вот она и есть пример попытки синтеза искусств. Она в себя вобрала все что угодно. Поэтому и ее альбом называется "Поп-арт", потому что она и визуальное искусство, и скульптуру, и одежду, и моду, и музыку, и литературу попыталась сплести воедино. Насколько это ей удалось – вопрос спорный. Но я большой поклонник Леди Гаги.

– Чем закончим?

– Будем надеяться на перемены, на то, что у нас появится возможность синтезировать объекты искусства друг друга – встречаться, петь, играть, рисовать, шить, создавать…

-40%
-15%
-25%
-10%
-12%
-10%
-30%
-20%
-10%
-20%
0073062