• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


В рамках авторского блога Саши Варламова мы знакомим вас с молодыми дизайнерами. Сегодня – вторая часть интервью с Кариной Галстян.

– Карина, мода, как я понял из твоих слов, это жизнеутверждающее искусство. И если человек планирует жить дальше, то он непременно думает о том, в чем он будет это делать? В противном случае он просто донашивает свой гардероб?

– Именно так. И по-другому быть не может.

– А какие мысли, по-твоему, хочет выразить автор, когда выпускает на сцену моделей с инструментами пыток – с топорами, или в намордниках…?

– Это какая-то агрессия!

– Агрессия – признак силы или это признак слабости?

– Скорее, слабости.

– Любые формы агрессии, тем более на публику, это попытка спрятать свой внутренний страх?

– Возможно. Автор, который собирал эту коллекцию, ставил перед собой какие-то другие задачи, а не показать моду. Он выразил свой внутренний мир, свою неустроенность. Он мог бы выразить себя и через любое другое искусство, но вот, выбрал одежду выразительным средством.

– А к моде это имеет отношение?

– Я думаю, что нет.

– Какую художественную мысль ты выражала своей коллекцией?

– У меня во всех коллекциях именно художественный посыл – это стремление к чему-то прекрасному. Я не могу делать одежду, которая уродует фигуру женщины. Я всегда думаю о фигуре человека, который будет это носить. Если визуально очень сильно нарушаются пропорции, мне это режет глаз, я не могу такое создавать.

– Ты говоришь о пластике женского тела?

– Да. Все должно быть красиво, как бы банально это ни звучало.

– Понятие красивого у каждого свое.

– Да, понятие "красиво" у каждого свое. Есть еще понятие гармонии. Чтобы, когда я сама смотрю, мне было приятно и у меня внутри не возникало никакого диссонанса.

– Хочешь, я сейчас расскажу тебе, как я понял твою коллекцию? А ты мне скажешь, правильно я ее понял или нет.

– Мне интересно, как вы поняли мою идею коллекции. Каждая трактовка имеет право быть.

– Так вот, мне показалось, что ты хотела сказать следующее. Несмотря ни на что, не смотря на то, что практически невозможно в этой жизни сохранить свою прекрасную мечту о совершенстве, нужно к этому стремиться и нести идею своей мечты в самом себе до конца жизни. Эта прекрасная мечта выражается в гармонии двух людей или в гармонии с самим собой, а значит, и в гармонии со всем миром. И заключается она в том, чтобы выдержать, не сломаться и сохранить прекрасное отношение к людям, которые рядом с тобой, и стараться видеть в них только хорошее.

– Это тоже все верно. В этой коллекции есть несколько таких смысловых направлений.

– Расскажи об основных.

– Одно из направлений заложено фактурой тканей, там тоже все не случайно. На коже есть теснение – принт, который я сама разрабатывала на основе морозных узоров на окнах. Меня очень заинтересовала эта тема, я не очень хорошо знаю физику, и то, что с ней связано, для меня граничит с волшебством. Эти узоры образуются при кристаллизации воды благодаря физическим процессам. Частички воды замерзают, и получаются такие волшебные узоры. Меня это очень захватывает.

Зимой происходит много таких вот волшебных вещей: праздник Крещения, когда люди купаются в проруби, и это имеет большое значение.

И вообще, я думала про воду, про ее смыслы, какое она имеет влияние: есть же святая вода, она может лечить. Все эти вот смыслы.

И процесс, когда вода замерзает и образуются льдинки, и когда они складываются в какие-то узоры...

Мне даже приснился сон, и утром я начала рисовать узоры для этой коллекции. Тогда у меня еще не была определена героиня, как Герда, но образ уже вырабатывался. Но до конца вся мозаика еще не сложилась.

И потом мне приснился сон: река и на ней льдинки трескаются и составляют между собой узорчики. Я помню, что смотрела во сне на эту реку и думала про свою коллекцию, что вот это оно, складываются эти кусочки. И в тот же момент пришло, что это Герда из "Снежной королевы".

Потом я проснулась, и как часто бывает, когда приснится сон по поводу какой-то идеи, и ты в реальности просыпаешься, и тебе кажется, что идея не такая классная. Но я поняла, что это тот необходимый кусочек, которого не хватало, и дальше все пошло хорошо.

А второй источник – это сама Герда. Я хотела в ней воплотить такие черты, как сила, при своей хрупкости и сдержанности, терпение, то, что она, не задумываясь ни о чем, сорвалась с места и пошла на другой край земли в поисках своего друга. И несмотря на препятствия, у нее не было сомнений, что надо идти дальше, она шла, и все вокруг нее ей только помогало, как ни странно.

– Можно сказать про твою коллекцию – ни грамма предательства? Ни предательства своей собственной мечты, ни предательства своего друга – сплошная верность.

– Конечно, верность, преданность своей цели, своему другу, идее.

Я люблю асимметрию, но в этой коллекции у меня строгая симметрия. Мне кажется, что асимметрия – это какой-то поиск, а симметрия – это достигнутое.

– Асимметрия – это то, что еще не достигло совершенства? Это колебания?

– Да, это колебание в ту или иную сторону, а симметрия – это всегда уверенность.

– Это мгновение, которого практически не бывает.

– Поэтому у меня целенаправленно все строго симметрично, как в прическах, так и в одежде. Я даже парикмахера просила выдерживать в прическах симметрию по возможности, это было важно для меня. Плюс сами ткани. У меня присутствуют и теплые фактуры, и гладкие, и ворсистые, и пушистые. Я хотела показать на контрастах, что эмоции сильны. Когда есть холод, только тогда ты можешь по-настоящему ощутить тепло. И так во всем. Что касается чувств, то же самое.

– Я очень хорошо помню свое состояние и ощущение после твоего показа, и мне хотелось бы увидеть продолжение.

Ты не хочешь свою коллекцию перевести в pret-a-porte? Нет ли у тебя желания эту твою высокую мысль интерпретировать в реальную одежду?

– Мне самой тоже хотелось бы увидеть продолжение. Но вообще, у меня уже несколько платьев купили сразу после показа, и еще на некоторые вещи есть покупатели.

– Это хорошо, но желание продлить состояние симметрии – это не гордыня. Надо дать возможность большему количеству людей прикоснуться к твоему результату и продлить таким образом его время.

– Мне вообще все хочется: и продлевать, и длить еще больше. Я хочу по возможности, продолжить эту тему, как раз к следующему сезону. Но большими тиражами я ничего делать не буду.

– У нас не так много людей, которые могут себе позволить носить одежду от Карины Галстян. Это должно быть дорогим удовольствием. Я не знаю, насколько именно дорогим, но дорогим.

Еще один вопрос. На этот раз из прошлого. Помню одну из твоих серьезных работ в области искусства, сценического искусства костюма, перфоманса.

Ты одевала Шкаф в сказке "Шум в шкафу". Это была твоя первая работа со сценическим костюмом?

– Да.

– Я недавно просматривал фильм, в котором сняли, как ты делала одежду для самого Шкафа, и трио его танцевального воплощения. Теперь это особенно стало видно – у тебя практически 100%-ное попадание в тему.

Сегодня у тебя есть еще и Герда. Что еще было за последнее время в плане сценических воплощений?

– В костюмировании театральных постановок мне не довелось поучаствовать.

– А Русские сезоны в 2010 году? Там были шедевры.

– Да.

– А потом были "Три музы – три грации. Мода. Музыка. Балет." в филармонии. Там тоже были шедевры.

– Да.

– Твоя Герда мне показалась отступлением от всего того, что ты делала раньше. Русские сезоны в 2010 году, с твоими роскошнейшими костюмами были просто – ах!

– Тогда было немного другое.

– Тогда была высокая мода на 100%!

– О прошлом сложно вспоминать: многое стирается из памяти. Прошлые работы всегда кажутся слабее. Но если бы я сейчас их делала, то могла бы сделать лучше или выразительнее.

Мне очень хочется поучаствовать когда-нибудь в подготовке сценического костюма для какого-нибудь хорошего театра, можно даже и не в Беларуси.

– Тебе недостает работы художника театрального костюма?

– Сейчас у меня не так много свободного времени, чтобы скучать. Я когда занимаюсь профессией, то мне уже хорошо. Я занимаюсь свадебными платьями, шью их индивидуально на заказ. Это всегда удовольствие. Клиенты ко мне приходят не за простыми платьями, а за очень интересными. В свадебной моде тоже что-то сценическое есть. Она должна быть немного сказочной, особенной.

В каждом случае платье получается совершенно индивидуальным.

– Тебе достаточно знаний, которые ты приобрела во время учебы в академии?

– В данный момент мне не хватает команды профессионалов, чтобы больше работать. Нужны: и толковый конструктор – именно мой конструктор, и именно мой технолог, и хотя бы одна швея. Грубо говоря, хочу свою студию, я к этому стремлюсь. У меня нет возможности все отшивать самой, а когда я даю отшивать чужой швее, кроить чужому конструктору, и это все в разных местах…

Весь процесс постоянно нужно контролировать. А мне нужно, чтобы все было в одном месте. Я хочу, чтобы это была моя команда. Вот тогда я смогу делать больше.

А если оценить мое образование в Академии искусств, то, конечно же, нас всех там недоучивают технологии и конструированию. У нас это было не на высоком уровне, то, что давали, было очень поверхностным. И мне все знания об этом пришлось добывать самой.

– Ты искала знания сама?

– На своих же ошибках. Все это было очень сложно. Если закончить Академию искусства и ничего не шить, то ты не будешь уметь шить.

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-15%
-16%
-48%
-20%
-30%
-20%
-20%
0056673