• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


/

В рамках авторского блога Саши Варламова мы продолжаем знакомить читателей LADY с молодыми дизайнерами. Сегодня – вторая часть интервью с дизайнером Артемом Шумовым.

Часть первая

– Артем, вы – читающий человек?

– Я люблю читать.

– Ваше отношение к тенденции, которая распространилась повсеместно у нас в стране в огромном масштабе, включая и молодых дизайнеров тоже, они не исключение из этого правила – люди перестали читать книги. Это нормально для вашего окружения?

– Мои друзья все читают. В Петербурге всегда вижу в метро, что читают.

– Это именно питерская характеристика – читающий человек?

– Не знаю, у меня и в Уфе знакомые все читают. Я не знаком с теми, кто не читает, а сидит дома и смотрит телевизор.

– Или в интернете. Вам сколько лет?

– 25.

– Любовь к чтению привили родители? Откуда у вас это – читающий молодой дизайнер, да еще и работающий в мужской теме.

– Может, вы слишком большое значение этому придаете?

– Я просто сравниваю ситуации: питерскую и нашу – белорусскую. А почему задаю такие вопросы – видимо, потому что здесь не могу на них найти ответы у наших 25-летних дизайнеров одежды. Более того, далеко не многие уезжают из Питера - ведь это колыбель искусства! В любом случае, в Питере люди дышат воздухом искусства, как и в Италии. Родился в Италии – непременно станешь разбираться в искусстве, и никуда ты не денешься от этого. А тут вы оставляете Питер и едете в Китай! Зачем?

– Я знаю куда и знаю зачем. И это самое главное. Я уже говорил, что уехал, чтобы развиваться.

– Вы планируете остаться там?

– Мне здесь нравится. Кто знает, что будет завтра?

– Когда я весной опубликовал вашу коллекцию, то в комментариях читателей к ней проскользнуло воспоминание о советском времени, когда мужчины поддевали под брюки спортивные треники, заправляли их в носки и носили как исподнее. Это воспоминание случайно?

– Я это сделал по рассказам мамы, когда она вспоминала о своем детстве. О том, как одевались в 60-е, в чем они в школу бегали, как зимой надевали китайские кеды на шерстяные носки и так шли в школу… Моя мама 55 года рождения. Плюс 12 лет, значит, это было в 67 году.

– Я и зрители вашей коллекции правильно поняли, что есть в ней некая связь с тем временем?

– Да.

– Сегодня именно у российских эстрадных групп можно заметить тот же стиль, что ты представил в своей коллекции. Но если сравнивать российские моду и музыку с западными направлениями, то у них все совершенно иначе. У них нет воспоминаний о советском прошлом. Можно ли считать, что в своей коллекции вы отразили определенное направление развития российской моды?

– Я не придавал этому значения, я делал то, что хотелось делать, то, что мне нравится, и то, что получалось. А откуда берутся в этом случае мысли? Если делаешь то, что хочешь, то, наверное, и возникает что-то подобное в разных местах и у разных людей. В разных местах могут возникнуть одновременно приблизительно одинаковые проекты.

Наверное, космос каким-то образом влияет на наше сознание...

Хотя, вряд ли космос. Не космос, мода это – само по себе отдельное явление. Мода была до нас и будет после нас. Я не хочу сказать, что мы умнее, чем она. Но это просто течение жизни.

– Ваши мотивы для творчества и эстетика, они меняются со временем?

– Конечно, я же развиваюсь.

– И как это происходит сейчас?

– Вы все увидите через пару месяцев.

– О чем будут говорить образы в ваших будущих коллекциях?

– Спорт и романтика.

– Как это созвучно с современными мужскими модными силуэтами, когда плечи заужены, а бедра расширены?

– Не рассматривайте это как "узкоплечие и толстопопые". Возьмем предыдущие силуэты: 2001 – 2005 годы – широкие плечи, узкие брюки; потом тинейджеры в 2008 – 2009 годы – узкие брюки и прямоугольник сверху, такой прямой силуэт с тоненькими двумя ножками. Просто это падает все чуть-чуть, а не то, что мы сегодня носим шар, а завтра мы носим квадрат. Это все чуть трансформируется. Пришло время такой вот формы.

Это логично, что вот эти широкие плечи должны куда-то перейти, и они чуть-чуть спустились. Потом спустятся вниз и клеши вернутся. Это такое перетекание из одного в другое.

– Это констатирует изменение статусности человека?

– Конечно, это все связано – что-то человек хочет сказать этим. Я имею в виду общее направление.

- В Минске есть достаточное количество мужчин, протестующих против современной мужской моды. Они категорически не хотят ходить с зауженными плечами и расширенными бедрами. Мужчины сами по себе консерваторы, а в одежде – тем более. Они тяготеют или к спортивному образу, или к стилю милитари, где даже за счет погон плечи расширяются. Как вы считаете, в этом противостояние мужчин, кто кого победит?

– А зачем? И всем предлагаю не думать над этим вопросом, зачем кому-то кого-то побеждать? Зачем, чтобы кто-то был прав? А если мужчины не хотят носить такую узкоплечую одежду, и пусть не носят.

– В этом случае они рискуют выпасть из моды.

– И что? Не умирать же из-за этого. Надо продолжать жить и быть счастливым, таким, какой ты есть.

– А вы считаете, что не по одежке встречают? И не по одежке общаются?

– Я встречаю по одежке, но не оцениваю, модно это или не модно. Для меня главное – опрятно, тогда все в порядке. А если заюзанный, замызганный пиджак, если рубашка с дырками, то о чем можно говорить. Тут понятно, какие мысли у человека внутри, что у него в голове происходит.

– Для вас одежда ничего о человеке не рассказывает?

– Конечно, рассказывает. Но я не предлагаю судить, что если человек модный, то он хороший. И если он немодный – значит, плохой.

– А что значит модный? Это современный, дорогой?

– На этот вопрос может быть миллион ответов. Можно быть модным и дорогим. И модным и недорогим. Можно быть дорогим и модным, можно быть дорогим и не модным, можно быть разным. Вот европейцы – это люди, которые, в принципе, определяют моду. Европа принимает или не принимает… От нее, по большому счету, зависит, будет эта мода жизнеспособна или нет. Ты наблюдаешь и видишь разницу, как там и как здесь.

Восточные города очень сильно отличаются друг от друга и от западных.

– Восточные – это китайские или российские?

– Российские вообще сильно отличаются от всех. Возьмите Москву, Питер и любой другой город. Можно увидеть разницу между Москвой и Питером, между Питером и Уфой, между Уфой и Москвой тоже будет разница.

– А если взять западнее? Варшава, Берлин, Вена, Париж, Милан… Есть стилевая граница между восточными и западными мужчинами, к примеру?

– Конечно. Изначально мужчины там и здесь жили и воспитывались в разных культурах, они по-разному ходят, по-разному одеваются. Это как минские парни отличаются от петербуржских парней тем, как они одеваются, я уверен. Какие-то отличия есть.

Мне повезло достаточное время поработать в Берлине, и помню случай, когда, собираясь на поезд, отправляющийся через 2 часа, я всю свою одежду упаковал в чемодан, чтобы в поезде не переодеваться, и остался в том, в чем я собирался ехать – это спортивные штаны и мастерка. В поезде на полке удобно в этом валяться. И вот иду я с чемоданом по Берлину, у нас сразу поняли бы, что иду на вокзал с чемоданом, а меня встречает знакомый и с ехидцей спрашивает: "Ты с тренировки идешь или на тренировку?" Это было специально сказано для того, чтобы показать мне, что как я, дизайнер одежды, позволил себе в спортивной одежде разгуливать по городу.

Продолжение читайте на следующей неделе

 

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-10%
-20%
-35%
-15%
-15%
-20%
-10%
-10%
-17%
0058953