• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


/

В рамках авторского блога Саши Варламова мы продолжаем знакомить читателей LADY с молодыми дизайнерами. Сегодня в центре нашего внимания – дизайнер Артем Шумов.

Артем Шумов окончил Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна. Живет в Шанхае.

"Главная надежда российской мужской моды – петербуржец Артем Шумов – успешно дебютировал со своей весенне-летней коллекцией на предыдущей Aurora Fashion Week. Полгода спустя дизайнер представил свою новую работу, еще более сильную и уверенную. Пиджаки и брюки из мягкой шерсти, объемные куртки со "змеиным" принтом и костюм спортивного кроя с "гобеленовым" принтом стали настоящими хитами коллекции", – так охарактеризовали Артема на Aurora Fashion Week, которая уже давно "дышит в спину" московским неделям моды и все больше и больше привлекает к себе внимание. В немалой степени благодаря очень качественной селекции дизайнеров.

– Артем, что вы делаете в Китае?

– По фабрикам езжу.

– Что подвигло вас на такое путешествие?

– Надо дальше развиваться, я ищу новые уровни развития. Это полезно мне и для работы, и для денег. Я искал такую работу, чтобы была возможность уехать.

– Вы сами поехали искать работу?

– Да.

– Не страшно было бросить все здесь, в Европе, и отправиться в Китай?

– Россия – это не совсем Европа.

– Но, вы же из Питера?

– Да.

– А разве Питер, это не Европа? Если именно там находится окно в Европу, значит, это уже Европа и есть?

– Питер, конечно же, отличается от всей остальной России, включая Москву. Просто я уже добился того, чего хотел в Петербурге.

– Вы считаете, что в Китае дизайн лучше?

– Что значит "дизайн"?

– Но вы же поехали туда не на закупки? В Китае вы занимаетесь дизайном одежды?

– В моем понимании дизайн – это больше рисунок. Я поехал изучать одежду, учиться развивать индустрию одежды. Не как дизайнер. Если Россию брать, то там дизайнеры тяготеют больше к единичному. А я поехал учиться индустрии одежды.

– Почему вы выбрали именно Китай? Больше нигде не занимаются одеждой промышленно?

– Ну почему нигде? Европа живет за счет одежды, но зачем мне туда ехать? У меня не было такого выбора: или то, или другое. Просто захотел и поэтому так поступил.

– А почему вы не захотели заниматься одеждой для персональных клиентов, их же в Питере предостаточно? Но вы ушли от этого и поехали осваивать производство одежды для масс-маркета – сознательно и специально. Вы пробовали себя в индпошиве?

– Я себя прекрасно чувствую в индпошиве. Мне до сих пор нравится это делать, и здесь я тоже заказы беру для своего удовольствия. Но я не могу индивидуальный пошив поставить на поток. У меня, чтобы делать индпошив на потоке, должна быть большая команда. А эту команду надо кормить.

В индпошиве есть совершенно нулевые месяцы в работе – это лето. Или зима после Нового года. Это абсолютное затишье. У меня нет такого большого капитала, чтобы я мог свою большую команду кормить весь июль, август или полдекабря и пол-января.

У каждого дизайнера в индпошиве своя клиентская база. Я тоже знаю таких дизайнеров, к которым очень большие очереди, и очень специфические заказы.

– Мы сейчас говорим о мужской одежде?

– Нет у меня такого большого разделения на мужскую и женскую одежду.

– Мужской одеждой больше занимаются конструкторы, чем дизайнеры? Или как?

– Если вы рассматриваете классический мужской костюм, то да, в этом больше конструкторской работы. Чтобы его сшить, нужна команда профессионалов, и не каждая портниха сможет сшить мужской костюм.

– Вам не очень интересно шить для индивидуальных клиентов?

– Нет, мне нравится этим заниматься, но в это нужно больше сил вкладывать. А я этого сейчас не могу. Не могу снимать помещение, чтобы принимать клиентов. И еще мне уже нужна будет постоянная портниха.

– Я смотрю на ваше фото в скайпе и вижу молодого парня без непременного, принятого у нас атрибута каждого творческого человека – шарфика на шее. Без шарфика на шее – человек не в искусстве? Это так?

– Не думаю. Когда холодно, то и у меня шарфики на шее. А вообще-то они мне мешают. Сейчас средняя температура в Шанхае около 30 градусов. И шарфик не очень-то уместен. А осенью и зимой? В помещении это же неудобно!

– Какое у вас представление о внешности мужчины-дизайнера?

– Для меня в первую очередь важнее всего комфорт в одежде. Если мне шарфик неудобен, то зачем мне это носить и предлагать это носить людям? Шарф удобен во время ветра – зимой, осенью, чтобы не простудиться. Но, когда я захожу в помещение, а там жарко, то я и пуловер снимаю, и шарфик снимаю. Я за комфорт.

– Вы не придаете внешним отличительным атрибутам никакого значения. А как вы относитесь к тем, кто таким образом выражает свою принадлежность к богеме?

– Дешевая какая-то богема. Наверное, я так думаю потому, что в Петербурге долгое время прожил, а там хоть что наденешь – имеешь отношение к богеме.

– Вы одеваете только мужчин?

– Раньше я много занимался и женской одеждой. Я универсальный мастер, скорее всего.

– Я знаю только несколько случаев универсального мастерства: Пьер Карден, Слава Зайцев, Армани, Версаче и еще несколько – их не так много, кто создает одежду и для женщин, и для мужчин. Это те, у кого мозг может вместить и женский, и мужской миры одновременно.

– Тогда, я – мужской дизайнер. В этом отношении – да. Мир мужчины мне понятнее, ближе по принадлежности.

– Каков образ мужчины, на которого вы моделируете?

– Любой.

– Ну прямо-таки... Вот бомж, к примеру, стоит, такой печальный, без крыши над головой, просит деньги. Вы готовы моделировать и для него?

– Если ему будет нравиться моя одежда, если ему будет комфортно в моей одежде, то буду. Честно, раньше я, может, и задумывался, когда описывал торговую марку, но я этим перестал заниматься, когда занялся мужской линией.

Когда стал шить для реальных людей, то я перестал это делать. И при этом я шью не на себя. У меня клиенты разные: я не могу сказать, что это или художники, или столяры – это разные люди. У меня поэтому нет определения для моих клиентов, какого они класса, какие у них устои жизни.

Я давно перестал об этом думать и стал делать просто одежду. Она абсолютно разная, как и люди все разные. Естественно, что что-то отличает их друг от друга, но всегда могут посмотреть на вещи, которые я сшил, и сказать, что это Артема работа. Когда я шью, то не рассматриваю клиентов как определенных каких-то персонажей.

– В ваших коллекциях персона опосредована?

– Я могу рассказать про свою прошлую коллекцию. Я ни о чем таком не задумывался, я просто делал ее. Эта коллекция – в первую очередь обо мне. Герой уже не мальчик, но еще и не мужчина. А может, и уже взрослый мужчина, который не доиграл в свои игрушки.

А в первую очередь, какая игрушка у мужчины? Это войнушки, драки. И где это больше всего происходило? В Испании – вот такие параллели.

– Испания?

– Да. Испания – инквизиция, XVI век, кровь…

– В коллекции было и средневековье?

– С Испанией у меня нет таких прямых параллелей. Но испанцы были очень воинственны! Испания во времена инквизиции. Когда я переключаюсь на Испанию, то возникают какие-то линии, кресты на спинках, красные воротники, подчеркнутость красным, обтачки по низам брюк, например. Это у меня такая тема Испании.

– Но твоя коллекция очень современна. Как удалось перебросить мост между средневековой Испанией и инквизицией к одежде конца XXI века?

– Я бы не сказал, что моя одежда – конца XXI века. Это просто одежда. Просто не придавал значения этому. Я имею в виду, что если ты развиваешь тему Испании, то надо сделать брюки какие-то и зачем-то – вот такие. Это должно выглядеть с легким испанским налетом.

 

Нужные услуги в нужный момент
-30%
-15%
-20%
-20%
-20%
-10%
0057345