Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


/

В рамках авторского блога Саши Варламова мы продолжаем знакомить вас с белорусскими дизайнерами. Сегодня героиней материала станет Ольга NovShar.

– Ольга, когда я впервые увидел на показе твою коллекцию, то подумал, какой молодец автор, так умело расположивший линии кроя по всему объему костюма. Речь идет о твоей последней коллекции. Ты предъявила зрителям свой талант объемно мыслить. Обычно авторы очень экономно используют способы выражения собственной фантазии, и часто им с трудом хватает духа на 3-4 более-менее интересные модели. У тебя одна и та же мысль проработана в 25 костюмах, мало того, когда модель поворачивалась спиной к зрителям, то оказывалось, что именно на спинках ты расставила основные акценты. У других авторов спинка "пустая", в лучшем случае – она просто есть. Как тебе это удалось?

– Спасибо за похвалу, но сначала я немного расскажу о самой коллекции. Идея ее возникла как результат моего восхищения африканским искусством, от всего того, что с ним связано: культурой, традициями, жителями этого континента… Еще в Академии я защитила диплом на эту же тему. Основой стала африканская скульптура. Поэтому и отношение у меня к каждому костюму в коллекции, соответственно, именно как к скульптуре. А скульптор смотрит на свою работу со всех сторон. И, соответственно, я так же смотрела на свои модели. Проверяла, как это будет выглядеть с различных точек зрения, чтобы какая-то загадка, изюминка просматривалась ото всюду. Мне нужно было сделать так, чтобы каждую женщину в моем платье рассматривали как скульптуру.

– Культура какой африканской страны стала основной?

– Это не была культура одной страны, в основе лежала скульптура тропической Африки. В этой полосе находится очень много различных стран, и скажу точно, что это и Кения и еще около десятка других стран.

– В твоем декоре узнаваемы элементы кенийского орнамента. Для кенийцев стилизовать также естественно, как дышать. Их специально нигде этому не обучают, они рождаются с этим умением. Для их скульпторов, резцов, художников стилизация – всего лишь обычная и повседневная работа.

– Эта естественная красота в их работах меня и восхищает. Люди обычно воспринимают саму эстетику африканской культуры как-то в лоб, прямолинейно. Для большинства моих соотечественников это либо зебра, либо леопард… И только. Они немного забывают об истинной красоте декоративного прикладного искусства африканского континента.

Культура африканцев строится на обычаях, традициях, на мировоззрении древнего континента, поэтому, когда начинаешь в этом разбираться, то каждый раз сталкиваешься с чем-то нереальным.

Взять хотя бы их керамическую посуду, в ней уже совершенная эстетика! И только на теме африканской посуды можно сделать еще 2-3 коллекции одежды!

В Африке такая невероятная почва для творчества! Можно бесконечно открывать что-то новое, и при этом все это будет считаться Африкой.

Не обязательно использовать "в лоб" какие-то темы, принты, чтобы показать ту или иную страну.

– Ты не находишь, что зебры, пантеры, леопарды – это скорее тема сафари или экскурсий…

– Эти все темы с сафари очень избиты. И, честно говоря, в моде это очень часто встречается. Я очень люблю читать журналы "Вокруг света", "National geographic"… В них часто бывают фотографии разных племен, обрядов… И когда на все это смотришь, то просто застываешь от этой красоты. А их костюмы! И они настолько разные, глубокие!

– Ты достаточно скрупулезно изучила и представила тему тропической Африки. Как ты думаешь, откуда у жителей этой территории такое удивительное чувство стилизации? Их художники абсолютные не реалисты. В искусстве они никогда не изображают предмет таким, какой он есть на самом деле. Создавая образ любого предмета или живого существа, они убирают все лишнее и оставляют только самое основное – суть. Именно таким образом они добиваются тончайшего переосмысления предмета своего искусства. Их искусство – это концентрация абсолютных символов и ничего лишнего. Откуда у них эта опосредованность?

– Когда я начала делать коллекцию, то для меня все было невероятно сложно. Я не знала, с какой стороны подступиться к теме, тем более, что это была первая коллекция.

Мне необходимо было все продумать и выразить в эскизах, а я очень часто, когда формирую идею, то не рисую. Обычно я все придумываю только в мыслях на основе интуиции и чувств. И вот, когда я сделала несколько вещей, то поняла, что нужно просто отключиться от всего и начать смотреть на все именно так, как смотрят африканцы. Грубо говоря, лепить свои скульптуры так, как я это внутренне вижу и чувствую. Возможно, именно это и дало мне свободу в выражении моих эмоций, какую-то легкость в строении, четкость во всех моих линиях.

Только так я увидела последовательность мотивов, сколько и какого цвета куда добавлять. Думаю, что так возникает опосредованность.

В этой коллекции ткани были не те, с которыми я обычно работаю – это тоже составляло определенную сложность. Выразить свои мысли с помощью этих тканей мне было довольно сложно, но когда перестаешь думать о том, для кого и для чего ты это делаешь, а просто делаешь, то ощущаешь свободу в самом процессе создания.

– Мода – это прикладное искусство? Насколько мода, по-твоему, арт-объект?

– Для меня мода – это искусство. Просто делать одежду для людей – это не искусство. Она создается для того, чтобы выразить человека, а не для того, чтобы удовлетворить его тщеславие.

– Дали тоже делал моду, и у него она была совершенна и неносима.

– Мне сложно судить, ведь каждый воспринимает все по-разному. Я воспитана, как художник-модельер, и воспринимаю одежду я, как художник. Для меня это искусство – создавать одежду индивидуально, делать ее, возможно, не настолько носимой с первого взгляда… Со временем каждая одежда просто находит своего владельца.

– У тебя вся коллекция носима.

– Да, но вы знаете, мне сначала казалось, что у меня слишком много декоративных деталей, которых люди, возможно, испугаются и не поймут из-за этого мои костюмы. А потом, как оказалось, все носимо.

– Арт-объект – это некая мысль, выраженная, скажем, в ткани и через костюм, но это не одежда. Это нечто совершенно иное, что выражает состояние, эстетику… На это можно смотреть и, в лучшем случае, по сцене пройти, как у Дали это было. Многие твои коллеги показывают не одежду, а арт-объекты, не более.

– Согласна. Многие модельеры делают вещи ради самого образа. Тот же Диор, когда я была на выставке, то видела у него – сериями был показан тот же Египет. И понятно, что это именно арт-объекты, чистое искусство, а не мода. Хотя нет, это была мода, высокая мода, выраженная языком чистого искусства. Это было искусство моды.

Не выразить словами то, что я видела у Диора! И хочется к этому стремиться. Создавать что-то более высокого уровня, чем мы можем себе позволить носить.

Автор благодарит Светлану Гурину за помощь в подготовке материала.

Продолжение интервью читайте на следующей неделе  


Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-10%
-30%
-15%
-42%
-10%
-12%
-80%