• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


В рамках авторского блога Саши Варламова мы продолжаем знакомить вас с белорусскими дизайнерами. Сегодня – заключительная, третья часть интервью с Ириной Бойтик.

Часть первая

Часть вторая

– Ирина, правильно ли поступают некоторые молодые дизайнеры, которые при создании коллекций пытаются выразить в них свои собственные неуравновешенные эмоциональные состояния, все возможные страхи, переживания и психозы?

Являются ли подиумы моды местом, на которых стоит разворачивать сложные драматические психологические сценические действия? Насколько одежда вообще способна скрывать или обнажать человеческую душу?

– Саша, по-моему, одежда всегда выражает наши мысли и наши желания. Даже когда мы ее только покупаем или шьем, то всегда и непременно мысленно представляем себя в ней. Мы же о чем-то в этот момент мечтаем. Мы представляем себя в этой одежде и представляем отношение окружающих к нам.

Это отношение других к нам и определяет, насколько мы хотим быть ими понятыми. И что именно и какие именно свои качества мы хотим представить другим, а какие хотим скрыть.

Сейчас есть возможность одеваться хорошо и красиво, даже не имея большого бюджета, чтобы соответствовать своему представлению о себе в глазах других.

– У тебя как у дизайнера есть некие внутренние психологические состояния, которые ты непременно стремишься выразить в своих моделях?

– Я так глубоко не копала. Наверное, они есть.

– Нужно ли дизайнеру, художнику-конструктору, стремиться выразить в создаваемой им одежде чувства от несовершенства мироздания и борьбы противоречий в душе?

– Если это поможет ему самоутвердиться, то пусть выражает, пусть попробует. Только это будет уже не одежда, а что-то другое.

– А кто станет носить это что-то другое?

– Может, там не все так плохо?

– Ну если это чужой комплекс противоречий, то носить его на себе не самое приятное занятие. Хотя в противоречиях заложено развитие. Где проходит граница между авангардом и бредом?

– А нужна ли эта грань?

– Она есть, но кто ее определяет?

– А кто ее определяет? Тоже хороший вопрос.

– Вероятно, тот, кто надевает и носит эту моду.

– Вероятно, это те, для кого авангард – повседневная жизнь.

– Ты часто видишь авангард на улице?

– У нас на улицах и в различных местах можно встретить довольно много различных фриков и других неординарно одетых людей. Но у меня они вызывают не то чтобы удивление, а чувство, близкое к непониманию.

– В других странах мне приходилось видеть гораздо больше необычно одетых людей, чем у нас, которые и одеждой, и манерой поведения привлекали внимание к себе. Но они никому не мешали.

– Они никому не мешают, их никто не осуждает, их присутствие терпят. Это нормально. Это как часть общего колорита. Они заполняют собой часть свободного пространства.

Они никогда не осмеивают других и не пытаются занять доминирующую позицию. Мне кажется, что сейчас с авангардом стало проще. Кто что хочет, тот то и надевает, кто что хочет, тот то и думает.

– Скажи, если авангардист придет к тебе заказывать одежду, ты будешь выполнять его требования?

– Нет, чужие требования я выполнять не буду. Мне нравится делать одежду в стиле, который я понимаю и люблю. Я прислушиваюсь к пожеланиям своих клиентов, но если вижу, что они хотят от меня не мое, то говорю им, что не могу помочь.

Скорее, посоветую поискать кого-то другого.

– О чем говорит достаточное количество в обществе людей, которые видят мир иначе, чем это принято? О терпимости, о толерантности либо о чем-то другом?

– И о терпимости, и о толерантности, и о какой-то свободе мысли, и о способе ее выражения.

– В принципе, это хорошо, когда рядом могут уживаться люди с различными взглядами?

– Считаю, что да.

– Скажи, а другие – "не такие", это с точки зрения кого?

– Это с точки зрения другого человека, который не поддерживает эти идеи.

– С твоей точки зрения, все вокруг тебя разные?

– Скажем, не все, но очень многие.

– А часто ли происходило так, когда ты только через какое-то время понимала, что другие по-своему были правы?

– А я сразу принимаю, что у каждого своя правда.

– Правда не у всех одна?

– Нет, у каждого своя.

А можно ли мне задать вам несколько вопросов?

– Задавай.

– Мне интересно, чьи коллекции, из тех, что вы видели на показах в апреле кроме моей вам еще понравились? Я видела вас на двух "Неделях моды", и мне интересно ваше мнение об увиденном.

– Я постарался выдержать это так называемое испытание модой. Иначе это не назовешь, кроме как двухнедельным испытанием своей силы воли. Было реально очень тяжело, мне порой недоставало сил, чтобы сдерживать себя и свои чувства. Приходилось постоянно убеждать себя в том, что каждый имеет право… А мое право в том, чтобы сдерживать себя.

Но есть понятие профессии, и я оценивал коллекции не с точки зрения "нравится – не нравится, надел бы – не надел бы". Я исключил все свои пристрастия и антипатии. Да у меня их и не было изначально ни к кому из дизайнеров.

"Нельзя судить дизайнеров. Они не преступники, чтобы их судили и выносили им приговоры", – вполне разделяю это мнение Майи Кузнецовой, художественного руководителя конкурса "Поколение NEXT" из Питера.

Все представленные коллекции касались в основном женского гардероба. На показах было много поклонников и клиентов тех или иных дизайнеров. Это говорит о том, что авторы востребованы публикой. Вкусы-то у всех разные.

Но я не увидел ни одной достойной мужской коллекции. У меня после увиденного возникло такое ощущение, что в Беларуси мужчин просто нет. Исчезли как-то, сами собой. Но это просто констатация факта, ничего личного.

С точки зрения профессии удачными, на мой взгляд, показались представленные проекты Виктории Колб, Ольги Кардаш, Ольги Новик.

Очень понравилась твоя работа.

Коллекции Татьяны Маринич и Карины Галстян понравились как-то особенно своей поэтичностью, возвышенностью.

Авторам удалось привнести в образ женщины что-то неуловимое, без чего женщины просто быть не может – некое вселенское надчеловеческое начало. Такое редко происходит в наши дни, когда нивелируются различия в женском и мужском образе, и появляется некая вселенская индивидуальность.

Подобные мощные авторские озарения в мире моды случаются крайне редко.

И на этом стоит перестать загибать пальцы – немного хороших дизайнеров было представлено за эти две недели моды.

– Для вас важно качество исполнения коллекции?

– Конечно. Хотя в некоторых случаях небрежность в изготовлении одежды является частью ее образа. К примеру, когда речь идет об одежде для хиппи, то там просто необходимы открытые сырые срезы, бахрома из вылезших нитей и расползшихся тканей… Эдакий антимещанский шик.

Этот антистиль появился где-то в 60-х гг. В 90-х он успешно перекочевал в гардероб "приличных людей". А сегодня таким уже никого не удивишь.

Стежки имеют право быть кривыми, но тогда этот стиль нужно выдерживать во всем, от начала и до конца.

Если же речь идет об элегантной моде для тех, кто не хочет воевать вытачками со всем миром, то в этом случае все моменты качества пошива должны соответствовать высокому исполнению.

Еще необходимо понимать различия между прикладной и высокой модой. Различия такие же, как, к примеру, между попсой и симфонией.

Можно все еще более усложнить в сравнениях, но без этого никак не разобраться. Есть, к примеру, симфонии Моцарта, к ним мы уже попривыкли, нас к ним уже приучили. А есть симфонии Малера или Шнитке, которые не на слуху у обывателя. И то, и другое – симфонии, но их даже сравнивать между собой нельзя, настолько они про разное.

Или не про разное? Скорее всего, для людей с различным чувством восприятия мира. Для всего свое время и свои зрители или слушатели. Так и в моде: для каждого стиля свое время, для каждого человека – свой стиль.

Если это мода. Если это стиль.

– Насколько важно, чтобы одежду из коллекции могли носить?

– Приведу пример: Татьяна Маринич и Карина Галстян. Обе – дизайнеры, причем обе – превосходные дизайнеры. Но одна больше конструктор, другая больше художник. Казалось бы, и та, и другая делают моду. А в результате у одной образы больше тяготеют к прикладному искусству, а у другой больше к изобразительному искусству.

Можно ли сравнивать, к примеру, дизайнеров современных новейших автомобилей с авторами фресок в итальянских соборах? Так и в моде: есть Валентино, а есть Гальяно. Кто из них лучше?

Татьяна и Карина – обе дизайнеры высокого уровня, но они работают в разных жанрах: одна в области инсталляции, где костюм становится арт-объектом, а вторая в области искусства костюма. Это все разные жанры, их не стоит сравнивать. Акварель нельзя сравнивать со скульптурой. Я бы так сказал.

– Мне часто задают вопрос, есть ли мода в Беларуси? Мне интересно ваше мнение.

– В Беларуси шьют одежду, но моду не формируют. Моду в Беларуси заимствуют. И это нормально, потому что мода формируется там, где у общества возникает потребность во всевозможных способах идентификации своих групп и отдельных членов.

Потребность в формировании стилевых различий могут быть вызваны невероятным множеством особенностей, среди них: и национальные, и имущественные, и эстетические, и сексуальные, и религиозные… Всех не перечесть.

А в Беларуси общество в основе своей однородно более-менее, поэтому у него нет необходимости в развитии неких дополнительных идентификационных особенностей.

Есть женщины и, в очень редком случае, мужчины, которые одеваются со вкусом. Есть сумасшедшая потребность женщин в моде, даже не столько в моде, сколько в нарядной одежде на каждый день.

Беларусь – это страна тоскующих амазонок. Я не знаю, где еще такое есть, когда у женщин поистине неистребима потребность быть прекрасной в любое время суток. Иногда кажется, что белорусские женщины живут не для себя, а вынуждены постоянно выполнять некую космическую повинность – быть красивой.

Нигде в другом месте, где мне приходилось бывать: ни в Прибалтике, ни на Украине, ни в России… и близко этого нет. Почему-то вдруг это есть здесь.

Каким образом так получилось?

Может быть, в 90–х годах что–то произошло? Когда практически на пустом месте, после перестройки, когда вместе с виноградниками вырубили и культуру, удалось сформировать некую атмосферу красоты?

Может, и мы с тобой каким–то образом, к этому причастны? Трудно сказать. Но заявлять, что Беларусь диктует моду?! Абсурд.

– Что должно произойти, чтобы Беларусь стала формировать моду, как это делают Италия, Франция…?

– Чтобы это случилось, Беларуси нужно стать Италией или Францией, к примеру.

Для этого необходимо перенести сюда Венецию, Рим, Милан, Париж и все модные европейские центры с их многочисленными жителями и многообразной культурой и традициями…

Для этого необходимо национальной музыкой Беларуси сделать не "Перепелочку" или "Лявониху", а, к примеру, тарантеллу или фламенко... Неаполь, со всеми причудами этого города, должен оказаться где–нибудь на берегу Минского моря…. Нужно, чтобы были своя Сицилия, Сардиния и все остальные достопримечательности… Вот и ответ.

А мы с тобой просто кормим женщин Беларуси тем, что они хотят и любят есть.

– Да, согласна.

Автор выражает благодарность Светлане Гуриной за помощь в подготовке материала.  

 

 

Нужные услуги в нужный момент
-80%
-15%
-11%
-10%
-20%
-20%
-20%
-20%
20170619