176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В Минске задержали группу людей, которые представлялись в Viber сотрудниками банка
  2. Лукашенко подписал законы о недопущении реабилитации нацизма и противодействии экстремизму. Что изменится?
  3. ГПК: сбор за выезд за границу на машине надо будет оплачивать с 1 июня
  4. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  5. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  6. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  7. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  8. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  9. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  10. Стартовала выставка-конвент Unicon & Game Expo. Вот как выглядят ее гости и участники
  11. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  12. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  13. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  14. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  15. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане
  16. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  17. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  18. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  19. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  20. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  21. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  22. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  23. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  24. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  25. На субботу синоптики объявили оранжевый уровень опасности
  26. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  27. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  28. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-справочный центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  29. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  30. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену


История искусства и история моды знает немало примеров, когда успеха и признания в творчестве добиваются без диплома о высшем, специальном или даже среднем образовании. И среди этих имен стоят персоны, не нуждающиеся ни в чьих комментариях и представлении: Джанни Версаче, Джорджио Армани, Поль Пуаре, Фредерик Уорт, Коко Шанель, Эльза Скиапарелли…

И речь даже не о том, что специальное или иное другое образование не нужно вовсе.

Оказывается, можно стать прекрасным художником, музыкантом, артистом – мастером своего дела, не имея диплома. Научиться мастерству можно и самостоятельно. Если талант Бог дал.

И примером этому в нашей стране может служить молодой дизайнер одежды – Ирина Бойтик.

С творчеством Ирины я познакомился на одном из показов, когда после ряда совершенно скучных и ни о не говорящих дефиле вдруг, уже почти ночью, на подиуме стали появляться ее модели.

И все то время, которое предшествовало этому показу, уже не стало казаться мне напрасно потраченным, потому что появления самого изысканного удовольствия, как правило, нужно дождаться.

А иначе в чем смысл праздника?

Ирина Бойтик
Ирина Бойтик

– Ирина, какой ты окончила институт?

– У меня нет образования по дизайну.

– Вот с этого момента рассказывай, пожалуйста, подробнее...

– После школы я пошла в местный Дом быта г.Лиды ученицей портнихи. Мне очень хотелось стать дизайнером, но рисовать не умела, поэтому я даже и не готовилась, так как понимала, что рисунок не сдам.

– Сколько тебе было лет?

– Мне было 16 лет, когда я окончила школу. В школу я пошла раньше других на год, поэтому и окончила ее в 16.

Мама у меня технолог швейного производства. Она работала в Доме быта в Лиде и предложила мне этот вариант: "Ты учись шить, а там посмотрим".

Я была ученицей 6 месяцев, все изучала с азов, потом работала в бригаде ручницей (сметка, швейная работа).

– Чем отличается швея от портной?

– Швея делает одну операцию на машине. А портная шьет практически всё – от начала до конца. У портных есть разряды, так вот, у меня самый высокий.

– Откуда ты знаешь дизайн и крой?

– После того как я научилась шить, то поняла: чтобы развиваться дальше, мне не хватает знаний. И я стала искать, куда можно пойти, чтобы подучиться.

В объявлениях предлагалось много различных курсов: и художественные, и по кройке… Но я нашла преподавателя, познакомилась и попросила со мной позаниматься. Это была Шабловская Татьяна Дмитриевна.

– Ее фамилию называют многие. Она вывела "в люди" не один десяток талантливых дизайнеров. Это Учитель профессии с большой буквы.

– Так вот, я походила к ней, позанималась, в чем-то сама разобралась. Возможно, именно из-за того, что я всему училась сама, у меня в одежде доминирует минимализм, нет навороченного кроя, драпировок… У меня несложный крой, поэтому я справляюсь с ним сама. Но сейчас у меня уже есть конструктор, с которым я работаю.

– Сейчас уже можно сказать, что Ирина Бойтик – это дизайнер? Ты уже не только кроишь, но и работаешь над образом?

– Можно сказать и так. Хотя я долгое время себя дизайнером не называла.

– На твой взгляд, чем отличаются твои работы от работ выпускников специальных учебных заведений?

– Коммерческой составляющей. Я не про стоимость говорю. У меня полгода была ученица, которая окончила технологический колледж и попросилась понаблюдать, как я работаю. Это не было прохождение практики, это было что-то другое, скорее приятельское.

И вот я говорю ей, когда она рассказала о своей концепции: "Ты нарисуй, что ты представляешь, а потом посмотрим". У нее очень сложный получился эскиз.

Это, возможно, и было красиво, но абсолютно непродаваемо.

– В чем состояла сложность эскиза?

– Во множестве и несогласованности различных деталей, которые понятны специалисту, но не клиенту. Клиенты не всегда понимают пусть даже и красивые, но сложные элементы.

– Ты выступила в роли промышленного худсовета, который чаще всего не поддерживает сложный крой и обилие деталей: карманы убираем, застежку убираем, два шва и рукава?

– Где-то так. Но какие-то детали я оставила.

– Ты сейчас рассказала о художественном принципе, которого ты придерживаешься, чтобы твоя одежда была востребована клиентами.

Так вот, твоя последняя коллекция мне очень понравилась, она показывалась последней в тот день. Этот день длился для меня как год, настолько все было затянуто и однообразно. Казалось, что этому не будет конца…

Но когда начался твой показ, я подумал, что вот, наконец-то мода! И весь этот безрадостный день, в конце концов, завершился достойно.

А чем отличаются твои коллекции от коллекций дизайнеров с дипломом, ты ведь видела их показы? С твоей точки зрения, тебе всего хватает?

– Как я считаю, мне все время не хватает знаний. Мне кажется, что другие знают больше меня.

– Если сравнить ваши коллекции, то знаний больше у тебя. Что именно говорит о том, что другие знают больше? И чего именно они знают больше?

– Они больше знают теории.

– Тогда почему их коллекции слабые?

– Не у всех слабые. У каждого своя идея. Может быть, мои коллекции отличаются практичностью.

– Все, что ты делаешь, можно надеть?

– Да, практичность – это моя стратегия.

– Цель понятна. А какова идея? Был ли некий условный сюжет у твоего модного рассказа? О каких внутренних переживаниях своего героя ты хотела поведать? Это перечень обычных вопросов, на которые в учебных заведениях учат находить ответ.

Есть ли художественный ключ к пониманию эстетики твоей коллекции?

– Вероятно, есть, но это не на первом месте.

– Что у тебя на первом месте?

– У меня, наверное, коллекция создается иначе, чем у тех, кто заканчивал вузы. Я больше от ткани отталкиваюсь. Даже не могу сказать, в какой момент начинается коллекция, но явно не с сюжета. Уже в процессе работы сюжет появляется.

– Какой сюжет был у твоей последней коллекции?

– Коллекция называлась "Пересечение". Это было пересечением линий, строчек, рельефов, отделки… Но вообще, если по большому счету, то это было пересечение лета с осенью и зимы с весной.

– Пересечение – это твоя постоянная тема? Она у тебя одна?

– Нет, так называлась моя последняя коллекция. Предыдущая была другой, она была на основе стеганых деталей. Но вовсе без швов и рельефов одежды же не бывает.

А вот использование двух фактур и нескольких цветов в одном изделии для меня редкость, я люблю монохромность. Это когда все в одном цвете.

– Может быть, ты просто не решаешься начать работать с цветом?

– Я не знаю, в этом ли дело. Может быть, и в этом, мне всегда знаний не хватает. Мне больше нравится работать с одним цветом либо с его оттенками.

У меня в последней коллекции были цвета: фиолетовый, сине-фиолетовый, холодный сиреневый – я их специально брала как цвета-компаньоны. Коллекция была задумана с пересечениями линий, и мне нужно было, чтобы цвета изначально не конфликтовали между собой, тогда все внимание будет к линиям, а не к цвету.

У меня еще был холодный, морозно-розовый. Теплая часть коллекции и пальто в этом цвете.

И еще у меня цвет какао с розовинкой присутствует в трикотаже. Там не только на одних фиолетовых оттенках все построено. Я выстраивала гамму интуитивно.

– Знаешь, у меня как зрителя не возникло ощущения случайного сочетания цвета. Ты прекрасно показала свои способности и умение работать и с цветом, и с компаньонами, и нюансами, и с фактурами. После твоей коллекции меня возникло чувство одного цветового дыхания.

Так каких знаний тебе еще не достаточно?

– Если бы я училась в институте, то ответила бы.

– В принципе, с точки зрения цвета твоя коллекция гармонична, с точки зрения кроя ты еще другим фору дашь. Но что меня особенно поразило в твоих моделях, так это то, что ты придала своим крою и декору объем!

У тебя в коллекции была невероятная редкость – твои платья были скульптурны! Линии, начинающиеся спереди, переходили на спинку и уже там продолжали тему, начатую спереди.

Создавалось впечатление, что ты работала как скульптор, который своим резцом не рисует как живописец на одной только поверхности, а наполняет объемом и жизнью всю фигуру.

С какой стороны ни посмотришь, везде находишь умный и проработанный ракурс. Твои образы решались в объеме, а не плоскостно. Где еще увидишь такое?

Так каких знаний тебе не достаточно?

– Не знаю, я хотела учиться в свое время.

– Это твоя навязчивая идея. Она не дает тебе жить и работать без страха и постоянной оглядки.

С одной стороны, с точки зрения критического отношения к себе и к своей работе, это неплохо. Не стоит позволять самолюбованию брать верх над разумом. Но у тебя самой уже могут начать появляться ученики. Тебе есть чему учить.

В любом случае, ты уже давно перешагнула через наши учебные заведения своим собственным опытом и талантом от Бога.

– Спасибо.

– Но ты права в том, что нельзя прекращать постоянно стремиться к новому. Потому что всегда и во всем найдется кто-нибудь лучше тебя.

– Да, всегда найдется тот, у кого мне захочется поучиться.

Продолжение интервью читайте на следующей неделе.

Автор выражает благодарность Светлане Гуриной за помощь в подготовке материала.  

 

 

-20%
-21%
-20%
-30%
-10%
-15%
-25%
-21%
-10%
-41%