• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


/

Заключительная часть интервью с белорусским художником Григорием Нестеровым.

Часть первая

Часть вторая

Часть третья

– Новое можно найти, только если будем прилагать целостный подход. Сейчас целостное мышление будет доминировать, это будет тем местом, в котором мы можем найти бриллианты.

Достижения будущего лежат в этой плоскости. Это слои руды, в которых можно искать нужные минералы, и мы знаем, что только в этом слое можно найти что-то, в другом мы найдем песок, отработанную породу… Вот что я хочу сказать.

Конечно, все это было прекрасно в 20 веке, и все это было нужно. Ну не все, конечно! Было много крови, слез.

– И в 21 веке, то же самое будет: будут слезы, будет кровь, будет ужас… Уже всего этого есть в избытке.

– Но были необыкновенные достижения во многих областях. Эти стили отношений между людьми… Они прекрасны по-своему, они неповторимы.

Сейчас другие отношения между людьми.

– Другие стереотипы?

– Пока это не стереотипы. 20 век – это уже стереотипы. Это автоматом идет: такое-то поведение, понятие красоты, понятие того, что хорошо, а что плохо.

– В 21 веке будут другие страшилки и другие приманки?

– Да. Это неведомая земля, которую надо искать заново, сжигать нервы, кровь… Это как идти нехоженой дорогой.

– Идти придется, поэтому кто-то на этом пути погибнет, кто-то пойдет дальше, кто-то отдаст свою жизнь за одно, кто-то за другое – такое происходит всегда.

– Через 120 лет это будет уже массовым движением, это будет в музеях и будет стоить больших денег.

– Мы затронули три темы: бытие определяет сознание, ваша точка зрения на искусство 20-21 века и ученичество в 21 веке.

– Что касается первой темы: тут можно также сказать, что и сознание определяет бытие. Знание того, как делается атомная бомба, само это знание, оно изменило мир, и все другие знания, сознания так сказать.

Как делать какие-то произведения искусства – сознание, и как вести себя с людьми – сознание. Оно определяет материальную сферу.

Так что тут нужно повернуть наоборот. Знание – сила. Даже журнал был такой. И сознание также.

Но я не стал бы ставить вопрос именно таким образом. Я не берусь сказать, что важнее.

– Можно ли сказать, что в 21 веке сознание будет определять бытие?

– Я бы сказал, что те закономерности, которые я описал в своей книге, – это закономерности того, что делал человеческий гений и как он воплотился в искусстве, музыке, литературе, архитектуре, моде. Это были поиски.

Создатели шли впереди, так что эти ритмы – не такой простой ответ. Я сам не готов дать исчерпывающего ответа на то, что я нашел.

Без сомнения, есть закономерности, закономерности творческого духа. И нас ожидает следующая ситуация: интуиция и чувство – на первом месте, конструктивное и абстрактное мышление будет подчинено чувствам и интуиции.

К целому можно будет прийти только через чувства и интуицию. И это не демократичная, к сожалению, вещь.

– Еще раз. К целому можно прийти через чувства и интуицию. Почему это не демократичная вещь?

– Целое – это весь мир. А поднять весь мир могут только люди, обладающие уникальными способностями. 20 век давал свободу очень многим. Шли люди целыми толпами, целыми стилями, целыми направлениями. И в конечном итоге 20 век привел к тому, что весь мир понял, наконец, результат этого мышления.

Там тоже интуиция подталкивала открывателей, интуиция говорила – надо рационально расчленять мир, разделять его.

– Можно ли в 21 веке применить схему классической Греции как основу или эта основа себя изжила? Что ожидает нас в области ученичества?

Ведь способности передавать и воспринимать знания – это не одно и то же. Способность быть учеником – это более гениальная способность, чем быть учителем. Учеником можно быть до конца жизни.

– Ученику придется сделать много.

– Нет, не сколько ему придется делать, а каким он будет, ученик? Не таким, какими были в классической Греции?

– Без сомнения. Опять же, в моей книге я определил большой промежуток времени, который тоже повторяется.

Существует большой 120-летний цикл, когда чередуются знаки, а есть цикл в 2400 лет. Тогда начинает повторяться специфика, но ничто не повторяется буквально.

Мы сейчас выходим на процессы, параллельные тем, что происходили в Древней Греции времен Платона.

– Есть какие-то аналогии с этим периодом, с этими процессами?

– Буквально, формально мы не увидим таких близких аналогий. Но есть аналогии по самому духу, по мысли. Если будем сравнивать Средневековье и Грецию, то по форме и по мысли, по активности, пытливости, интересу к жизни, мы вступаем в такую же фазу, как и греки тогда.

Это фаза глобализации. Греческий мир, вступая в эту фазу, шел в этом цикле, в котором мы находимся, в который сейчас вступили, впереди их всех ожидал Александр Македонский, его завоевания, которые были названы потом эллинизмом.

Греки говорили, что они не греки, а что они граждане мира, философы, ученые.

– И как в этом во всем может или будет, хочет или не хочет вести себя ученик, каким он станет? Будут ли тогда ученики вообще? И сохранится ли в 21 веке ученичество?

Очевидно, что теперешние школы себя изжили. Они не дают знаний, каждый учащийся в средней школе имеет репетитора. Какой смысл ходить в школу, если после школы ты едешь к репетитору, которому ты платишь деньги? Но который тебе хоть что-то объясняет.

– И у греков работали рабы, а философствовали свободные граждане.

– У греков не было машин, заводов, не было автоматическим линий, конвейеров, техники, и сейчас эту "грязную" работу выполняют иначе, чем в Древней Греции.

Возникает много свободного времени, которое занимает компьютерные игры, которое занимают чем угодно. Каким будет ученичество в 21 веке, когда нет большой необходимости брать лопату и копать яму?

– Я не буду говорить о широких массах учеников. Меня интересуют те, кто делает открытия в философии, в науке.

– Их делают ученики.

– Это делают ученики, но ученики, наделенные талантом.

– Да, но откуда они возьмутся?

– Это не те, о которых вы говорите, кому нужен репетитор. Массы всегда были массами.

– Какая форма ученичества, на ваш взгляд, будет наиболее прогрессивной? Давайте не будем брать весь мир, давайте вернемся к нашему искусству.

У художников, у графиков, у живописцев, в том числе и у модельеров, какой вы видите форму передачи мастерства?

– Я считаю, что в этих областях нужно, чтобы были подготовлены специалисты широкого профиля, которые будут на подхвате делать массовую, "рядовую" работу.

Я бы разделил всех участников процесса на три категории. Первая – ученики массового профиля: то, что нужно, для массовой работы. Это нужно делать хорошо, и этому надо учить, и в той же живописи. Нужны педагоги, художники рекламы, дизайна…Вторая – средний участок, третья – особо выдающиеся, отдельные, малое количество, на которых нужно тратить силы учителей. Их, правда, тоже сразу не отберешь, тут можно сделать ошибку.

– И все же, как будет происходить передача знаний? Каким образом? Нужен ли учитель или учителя заменит компьютер?

– Компьютер поможет – это инструмент, но он не заменит учителя.

– Давайте поговорим о том, что такое мастерская учителя. Платон собирал вокруг себя учеников, они слушали, ходили за ним по пятам, видели, как он ест, ели вместе с ним, пили вместе вино, воду, разговаривали, смотрели на закаты и восходы, рисовали…

– Тут очень важна фигура учителя, это катализатор, который нужен. Вот если взять крупных математиков, то вокруг каждого математика, Нобелевского лауреата, вокруг него есть некая группа, которая поставляет нобелевских лауреатов.

Также учитель-музыкант. Вокруг него кристаллизуются ученики, причем лучшие. Он может собрать и передать душу, какой-то эмоциональный толчок.

Не столько словами научить, сколько создать атмосферу. Вокруг чего-то настоящего.

И вот тут проблема у Беларуси с культурой. Есть вопросы…

Нужные услуги в нужный момент
0056673