• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


/

В рамках авторского блога Саши Варламова мы продолжаем цикл интервью с молодыми белорусскими дизайнерами. Сегодня – первая часть разговора с Аленой Фиранчук.

"Среди женских вещей для меня большой интерес представляют работы Алены Фиранчук – это в чистом виде моделирование, работа с материалом, с фигурой, там нет никакого студенческого рассказа о том, что я, мол, гениальный художник, о том, что у меня есть некий источник вдохновения. Но зато на первом плане мастерство" – так отозвалась об этом дизайнере художественный руководитель конкурса "Поколение NEXT" (Санкт-Петербург) Майя Кузнецова.

Так уж сложилось, начиная с Петра I, нас основательно приучали к тому, что сначала мы должны получить признание за границей, и только потом нас соизволят признать на родине. Вроде как на свое мнение мы уже и не надеемся.

Эта характерная для нашего менталитета черта порой очень мешает своевременно заметить и вовремя поддержать по-настоящему талантливых молодых создателей моды, которых в этой стране держит разве что робкая надежда на понимание и изменение ситуации в будущем.

Именно поэтому мне хочется в самом лучшем свете представить Алену Фиранчук, уже признанного в Москве и Санкт-Петербурге молодого дизайнера моды, которая, несмотря ни на что, считает себя белорусским дизайнером. Заранее прошу прощения у читателей за откровенные ноты восхищения творчеством и умом Алены, не скрываемые мною в нашем с ней разговоре на равных.

Алена Фиранчук
Алена Фиранчук

– Алена, кто ты по образованию?

– Саша, по образованию я модельер, окончила Белорусскую государственную академию искусств по специальности "костюм".

– Твоя прямая задача – непременно окружать человека оболочками из красоты?

– Да, все верно.

– Ты довольна полученным образованием?

– 5 лет учебы в Академии были для меня очень непростым периодом в жизни. Все мои однокурсники прежде оканчивали художественные колледжи, а я только курсы и готовилась с репетитором. Художественного образования в школе или в колледже искусств у меня не было. Поэтому мне нужно было за первые два года обучения в академии закрыть этот вопиющий пробел.

Первые два года проходили в непрерывной работе над собой. Мне во что бы то ни стало нужно было добиться хорошего результата и дойти до уровня, на котором были остальные. В первые годы мне нужно было хотя бы просто догнать своих сокурсников.

– Когда в самом начале берешь такой старт, то потом чаще всего не можешь уже остановиться, и приходится все время увеличивать и увеличивать скорость, превозмогая себя, потому что уже открылось "второе дыхание", и само ощущение движения к цели начинает приносить ни с чем не сравнимое удовольствие… С тобой было также?

– Да, вы удивительно точно описали то мое состояние. Все происходило будто само по себе, без видимых усилий, но это была только видимость. Усилия я прилагала неимоверные, по моим меркам.

Следующие три года я старалась как можно больше знаний получить от педагогов.

Плохо было то, что у нас в академии преподаватели больше теоретики, а реально практикующих педагогов-дизайнеров одежды там нет. Не хватало общения с практиками.

Это общение я начала искать сама, потому что это было нужно именно мне, и никому больше. Нашла я его у Людмилы Лабковой, у которой я, собственно, и научилась всему, что сейчас умею. Она не прогнала меня, несмотря на то, что уже в то время она была на вершине профессии, а я всего лишь студенткой. Напротив, она меня поддерживала и помогала.

– Чему тебя учили в академии? Какими были профильные предметы?

– Профильных предметов было много. Нас учили рисовать, учили выражать свою идею визуально, учили представлять образ таким, чтобы его идея была понятна.

Живопись у нас преподавал Иван Демидович Клименко, благодаря ему, я поняла, как можно выражать пластику женского тела, которая по сути-то и является основой профессии дизайнера моды.

– Никто из других дизайнеров не употребляет этот термин – пластика женского тела. Насколько именно это знание важно при создании женской одежды?

– Я считаю это более чем важным. Бывают разные типы женской фигуры, а нюансов в их выражении просто не сосчитать. Нужно учитывать все это при моделировании, нужно знать, что подчеркнуть, что преподнести, а что завуалировать и скрыть. Это очень тонкий момент, и далеко не каждая женщина знает все плюсы своей фигуры и может умело и грамотно их подчеркнуть. Из-за этого незнания себя и невозможности взглянуть на себя со стороны она старается иногда закрыть что-то, на чем иной раз и нужно акцентировать внимание, и можно хорошо сыграть.

– Можешь ли ты назвать особенности и различия пластики женского и мужского образа? В чем заключаются различия в их эстетике?

– Как правило, в основе эстетики мужской фигуры акценты расставляются на плечевом поясе: широкие плечи – эталон мужественности, в этом мужская стать, осанка, выправка. Именно на этом строится мужской образ.

Однако, увы! Современная мода констатирует изменения в эстетике мужского образа, и теперь часто образ модного молодого мужчины предстает более женственным, нежели это было раньше. Общая тенденция идет к тому, что чисто мужские качества визуально нивелируются.

– Неожиданный поворот разговора! Эта тенденция, о которой ты сейчас рассказала, это сознательный выбор мужчин или это диктат модельеров-женщин?

– Я считаю, что это в том числе и диктат модельеров-женщин, которые просто не могут исполнить в ткани мужской образ, и решают его, используя чисто женские приемы моделирования и конструирования. Я знаю многих мужчин в возрасте до 30 лет, которые категорически отказываются носить одежду, которая активно предлагается в дизайнерских магазинах. Они не понимают, почему должны быть настолько зауженными брюки, настолько узкими и некомфортными пиджаки?!

– В прошлом веке, о котором я знаю не понаслышке, считалось, что мастера именно мужской, а не женской одежды, владеют мастерством самого высшего пилотажа в конструировании. И закройщиками мужской одежды были именно мужчины, а не женщины. А женскую одежду тогда умели шить практически все женщины без исключения, они учились этому дома у своих мам и бабушек. И моим первым закройщиком и портным была моя мама, она шила мне одежду до 22 лет.

Так вот, ни одному мужчине-закройщику даже в голову не могло прийти, чтобы визуально заузить плечи и расширить бедра своему клиенту! Плечи сознательно увеличивались. Придумывались ватные стеганые плечевые накладки из бортовки! Приставлялись к груди накладки из конского волоса под полочками костюма, чтобы создать впечатление "груди колесом"! Делали все что угодно, лишь бы визуально придать мужественности образу!

А что сегодня? Дизайнеры сознательно убирают внимание с мужских плеч и акцентируют внимание на бедрах?

– Именно так.

– Ты говорила, что отчасти это связано с тем, что в последнее время мужскую одежду разрабатывают в основном женщины-модельеры? Дизайнеров-мужчин практически не осталось?

– Я не совсем согласна с тем, что феминизация мужского образа вызвана только неумением женщин-дизайнеров моделировать и конструировать мужскую одежду. Хотя мужчин в моде почти не осталось.

– Чем же тогда вызван этот процесс? Ведь за феминизацией образа следует и изменение роли. Ролевые тенденции мужского образа изменятся, уже изменились(!), в сторону подчиненности, зависимости, безответственности, кукольности что ли. Многие мужчины теперь только играют мужчин, а по сути ими не являются.

– Скорее всего, основная суть, причина и идея теперешнего мужского образа состоит в том, что женщины начинают выравнивать свои социальные роли по отношению к мужчинам – и в семье, и в обществе. Женщина становится такой же сильной и самостоятельной, каким раньше был мужчина. Она старается и быть наравне с мужчиной. Но сейчас разговор идет только лишь о тенденции выравнивания женщиной своей социальной роли по отношению к мужчине. Эта тенденция говорит только лишь о начале пути, на который стала женщина. Как будут развиваться события дальше – не стоит прогнозировать, потому что прогнозы, как правило, не сбываются.

– Да, прогнозировать не стоит. В среде хиппи в 60-70 годах прошлого века, к примеру, не было никакой дискриминации женщин, скорее, даже наоборот. Однако у хиппарей мужчины не превратились в женщин, и наоборот.

Как сказывается выравнивание этих ролей на моде? В женском образе линия плеч визуально расширилась?

– Нет, в моде такая прямая зависимость одного от другого проявляется не всегда. Мода циклична, и периодически приходят времена, когда у женщин подчеркиваются плечи или, наоборот, зона бедер. Это отличает именно женскую моду.

Нельзя говорить, что только расширением или сужением плечевого пояса женщины стараются уравнять свои права с мужчинами.

Продолжение интервью читайте на следующей неделе

Автор благодарит Светлану Гурину за помощь в подготовке материала 

 

 

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-15%
-30%
-30%
-30%
0056673