• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


/

Мы продолжаем знакомить читателей LADY с молодыми белорусскими дизайнерами в рамках авторского блога Саши Варламова. Сегодня – заключительная часть интервью с дизайнером Апти Эзиевым – человеком с абсолютно уникальной личной историей и не менее уникальным взглядом на красоту.

Первая часть интервью

Вторая часть интервью

– Апти, мы с тобой сейчас создадим образ не только твоего клиента, но и тебя - создателя стиля Апти. Ты привлекаешь к себе по принципу - "подобное притягивает подобное"? Мерзость к тебе пристать не может?

– Саша, не может.

– И мерзавец твою одежду не наденет?

– Не подпущу, можно сказать так.

– А скажи, пожалуйста, кого бы ты из людей с мировым именем (не люблю слово звезда – они на небе, а люди могут обладать либо мировой, либо местной известностью), кого из них ты бы одел в свою одежду? В чье творчество было бы уместным, по-твоему, включить элементы твоего стиля?

Многие известные люди отважны: Майкл Джексон – чем не революционер в музыке и в стиле? Мадонна – в свое время она тоже первой была… Можно назвать очень многих. Кого из них ты хотел бы переодеть в свою одежду?

– Вопрос такой непростой. Я очень люблю актеров, которые снимаются в зарубежном кино.

– Нравится Голливуд?

– Да. Мне нравятся актеры с мировой известностью. И если сравнить их с нашими местными, то когда начинаешь с нашими работать, то они выкидывают понтов больше, чем дела на сцене делают.

– Когда не хватает таланта и профессии, начинаются понты?

– За спиной у местных – таланта нет, и чтобы скрыть это, они понтуются.

– Раньше в моде говорили, что настоящую стильную одежду стоит носить только тем, кому не нужно маскировать себя всякими модными уловками. Яркость и чрезмерность – это признак внутренней пустоты? Так ли это?

– Да. Приведу пример: если сравнить местную знаменитость с зарубежной – Джонни Деппом или Брэдом Питом, то эти не станут в публичном месте доллары разбрасывать с плеч направо и налево, а скромно зайдут, скромно поедят, скромно, там что-то сделают и уйдут. А местные, когда куда-то заходят, то полностью себя сначала покажут – пятьсот тысяч раз засветятся. Они будут специально врубать какого-то актера, которого не имеют на самом деле. А те, кто уже состоялся, никогда в жизни, мне кажется, не будут себя так вести.

Поэтому я думаю, что я не буду тебе, Саша, называть тех, кого бы я хотел одевать. Я думаю, это те люди, которые в этой одежде не понтовались бы.

- Твоя одежда не для понтов?

– Абсолютно нет.

– Ты куртку мне сегодня новую показал с большущей аппликацией якоря. Что это? Мы – моряки?

– Нет, это сущность человека, и якорь символизирует мужественность. Сейчас направление – борода, якорь, цепи, усы, металл – это общая концепция брутальности.

– Насколько человек может быть самим собой и при этом не вызывать отвращения у других? Не все, что в человеке, приятно, прямо скажем.

– Отвечу историей. Смотрел фильм, и в нем один парень задает бизнесмену вопрос: "А как это так, что ты состоялся в жизни? И как ты зарабатываешь деньги?" Бизнесмен отвечает – все, что касается меня, я вам скажу, а что касается бизнеса, я вам не скажу.

Так же и тут: моменты, о которых можешь сказать – говори, а о которых не обязательно знать всем – не говори. И другим обсуждать это не нужно. Это никого не касается.

– Что, на твой взгляд, людей больше всего интересует в других людях?

– Людям интересно, что творится в жизни у других.

– И в первую очередь, кто с кем развелся, кто с кем спит… Почему сексуальная тема является основной для большинства?

– Тут, Саша, двояко. Человек сам решает, в какой стороне чужой жизни ему копошиться? Кто на что горазд.

- Брутальные люди в стиле от Апти - сексуально озабочены?

– Они не фригидны.

- Они терпимы к другим? Есть ли в стиле Апти что-нибудь от хиппи, для которых одежда выражала прежде всего внутреннюю сторону их жизни?

– Я могу надеть на хипаря классику, но он все равно останется хипарем. Важно, как человек чувствует себя в одежде. Все зависит от того, как кто себя преподносит, как он умеет шутить, какой у него позитив…

– Твой стиль сексуален?

– У меня не стояла задача создавать сексуальную одежду. Сексуальным всегда выглядит тот, кто больше закрыт одеждой.

– Есть попсовые исполнители, которые выходят на сцену чуть ли не в стрингах, и микрофон у них где–то там… Они проигрывают в такой одежде?

– Выигрывают они для слабаков, которые "ведутся на мясо".

– Я вижу, что большинство окружающих нас людей, все-таки "ведутся на мясо"…

– Меня это отталкивает. "Мясо" слишком доступно для всех. Она раскрылась, ее все увидели – хотят эти, хотят те… А когда человек полностью закрыт и ни с одной стороны к нему не подойти…

– Секс не является для тебя целью?

– Абсолютно верно. Человек приходит в бар для того, чтобы напиться и познакомиться с девушкой. Я не напиваюсь, я вообще в бары не хожу. И к чему я клоню? Для меня важнее взять девушку за руку, пройти с ней, попытаться понять ее внутренний мир – похож он на мой или нет.

– Кто тебя одевал в детстве? Мама или ты сам?

– Мама.

- То, что ты сейчас придумываешь - это трансформация маминого вкуса?

– До того, как я родился, она шила сама. Она женщина и одевалась как женщина. Сейчас я уже много чего сшил ей, но у нее по-прежнему свой стиль.

– Одежда от Апти идет ей?

– Да.

– То, что носит твоя мама, это не совсем твой стиль. Значит, ты все-таки умеешь шить не только в стиле Апти?

– Ты неправ. Я ей сшил то, что придумал. И она это носит. А если я ей сошью одежду в своем стиле, то с точки зрения моей родины и отношения там к женщине, этого не поймут.

Я не могу предложить своей маме джинсы и кожаные куртки с заклепками. У нас мусульманская страна!

– Один из основных европейских принципов – терпимость по отношению к другому, это альтернатива восточному принципу непременного подчинения большинству, в хорошем смысле этого слова?

– В хорошем – да.

– Европейская толерантность позволяет человеку жить своей собственной жизнью?

– Позволяет в большой степени, на самом деле. Вот если бы я с мамой переехал жить в Италию, куда-нибудь в теплое место, то она одевалась бы так, как я хотел. Но так как она живет не в Италии, вопрос стоит в том, как будут реагировать на ее одежду.

- По-твоему, смог бы я носить одежду от тебя? С одной стороны мне хочется, а с другой стороны, не буду ли я смешон - эдакий молодящийся старикан.

– Это уже твоя личная подача.

- А сможешь ты мне придумать что-нибудь?

– Можно. Мог бы сделать.

- Без якоря?

– Без якоря.



- Расскажи, что бы ты сделал.

– Первое – не учитывал бы твои пожелания, Саша. Второе – я бы надел на тебя только черный цвет. Я одел бы тебя во все черное, и ты бы не выглядел смешно. Черный и молодит, и стройнит.

Меньше фурнитуры, это были бы грубые ткани: джинсы, драп, кожа. Поменьше деталей. Самый простой крой, но за счет цветовой гаммы подчеркнуть фактуру.

– Принт, аппликация, заклепки?

– Нет-нет-нет.

- Пирсинг? Кольцо в нос?

– Нет. В нос не надо было бы. Что-то вязаное вниз: гольф с воротником и с какой-то фактурой. Плетение, коса, объемное что-то, что выбивалось бы из-под пальто, куртки или плаща. Визуально, когда я на тебя смотрю, чтобы как будто у тебя сердце вперед…

– А коса, которая у Смерти?

– Нет, это когда пирог яблочный, и коса на нем сладкая – плетенка.

– Хорошо, Апти. Можешь воспринимать это интервью как творческую задачу. И тогда я стану твоей ходячей рекламой. Можно даже на спине написать – "От Апти".

Нужные услуги в нужный момент
-27%
-15%
-20%
-20%
-60%
-50%
-20%
-50%
-15%
0058953