• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. «Баявая сяброўка». Як украінка набыла танк, вызваляла на ім Беларусь ад фашыстаў і помсціла за мужа
  2. «Всех разобрали, а я стою. Ну, думаю, теперь точно расстреляют». История остарбайтера Анны, которая потеряла в войну всех
  3. Инфекционист — о поставках в Беларусь вакцины от Pfizer и BioNTech и реакциях на прививку от COVID-19
  4. Бабарико, Тихановская и Цепкало о том, как для них началась избирательная кампания в прошлом году
  5. 76 лет назад закончилась Великая Отечественная война. В Беларуси празднуют День Победы
  6. «Мама горевала, что не дождалась Ивана». Спустя 80 лет семья узнала о судьбе брата, пропавшего в 1941-м
  7. Властям в апреле удалось пополнить резервы валютой. Белорусы отвернулись от доллара?
  8. Лукашенко: «Давайте прекратим это не нужное никому противостояние»
  9. «Пленные взбунтовались — врача похоронили с оркестром». История и артефакты из лагеря в Масюковщине
  10. В Минске все-таки запустили в небо тысячи красных и зеленых шариков, против которых подписывали петицию
  11. «Поняли, у собаки непростая судьба». Минчане искали брошенному псу дом и узнали, что он знаменит
  12. Пяць палацаў, якія можна купіць у Беларусі (ёсць і за нуль рублёў)
  13. Белгидромет предупредил о заморозках в ночь на 10 мая
  14. Освободилась белорусская «рекордсменка» по «суткам» за протесты. Она отбыла в изоляторе 105 суток
  15. Ведущий химиотерапевт — о причинах рака у белорусов, влиянии ковида и о том, сколько фруктов есть в день
  16. «Хочу проехать по тем местам». Актер Алексей Кравченко — об «Иди и смотри» и съемках в Беларуси
  17. В Лиде заметили странную очередь, в которой раздавали деньги. В исполкоме говорят о возможной провокации
  18. Автозадачка на выходные. Загадка про легендарный автомобиль эпохи 70-х
  19. «Когда войну ведут те, кто уже проиграл». Чалый объясняет «красные линии» и угрозы Лукашенко
  20. «Заходишь в город, а там стоит плач и кругом сотни гробов». История 95-летнего ветерана ВОВ
  21. «Лукашенко хочет исключить собственное переизбрание в 2025 году». Эксперты — об усилении Совбеза
  22. Сколько людей пришло в ТЦ «Экспобел», где бесплатно вакцинируют от коронавируса
  23. Какую из вакцин от ковида, которыми прививают в Беларуси, одобрил ВОЗ? Главное о здоровье за неделю
  24. Что происходит в Минске в День Победы: Лукашенко с сыновьями, очередь за кашей и досмотры
  25. Колючая проволока и бронетранспортер. Каким получился «Забег отважных» в парке Победы
  26. «Ці баяўся? Канешне, баяўся». Дзесяць цытат Васіля Быкава пра Вялікую Айчынную вайну
  27. «Шахтер» обыграл БАТЭ благодаря шикарному голу Дарбо. Чемпионская интрига убита?
  28. Лукашенко подписал декрет о переходе власти в случае его гибели
  29. Эксперт рассказал, что можно посадить в длинные выходные, а что еще рано сажать
  30. «Он меня слышит, реагирует на голос». Что сейчас с Ромой, который вынес из огня брата


В рамках авторского блога Саши Варламова мы поводим цикл интервью с молодыми белорусскими дизайнерами. Сегодня – четвертая часть разговора с дизайнером Людмилой Лабковой.

Часть первая

Часть вторая

Часть третья

- Людмила, я хорошо помню, как мы с тобой работали в миксте "Дикая охота". Расскажи о том, насколько тебе было интересно. Как ты сегодня оцениваешь результаты той работы?

– Саша, представляете, я помню свои эскизы до сих пор, потому что редко когда делаю художественно оформленные эскизы. Меня тогда вдохновило чувство соревнования, ведь вы собрали восемь дизайнеров и всем предложили поработать в команде. Мне хотелось выглядеть лучше других, даже изначально, даже на эскизном уровне! И у меня были очень красивые эскизы, хотя обычно я их не делаю. У меня и решение образа было прекрасным.

– Каких персонажей ты одевала? По-моему, это были не модели, а актеры хореографической части микста?

– Я одевала актеров. Поэтому в отличие всех остальных дизайнеров, которые делали коллекции на ту или иную тему, мне нужно было придумать решения для всех хореографических партий микста.

Я сделала актерам маски, они были выполнены из картона в технике оригами, а также проволоки и шнуров. Я помню, как мы их трепетно везли в большой коробке в Италию, чтобы они не помялись и не порвались в дороге.

Все было захватывающе интересно, к тому же я еще до поступления в Академию работала со сценическими костюмами. Но тогда это были стилизации белорусского народного костюма. А в "Дикой охоте" для меня было все совершенно новым – новым театральным амплуа.

– По-твоему, чем отличается работа художника по костюму от работы дизайнера моды? В чем разница?

– Художник по костюму – абсолютный художник, он не привязан к восприятию его работы покупателем.

– Да, у него нет момента "купи-продай". А кто диктует в этом случае художнику по костюму направление работы? Или он сам все определяет: что захотел, то и сделал?

– Опять же это командная работа, в основе – точка зрения режиссера, его идея, его видение постановки. Художник по костюму выполняет стилистический заказ режиссера, но он в каждом конкретном случае может выразить и свое видение стилистики постановки или спектакля. Но все же это процесс совместной работы.

– Диктуют ли актеры свои требования художнику по костюму? Им же, в конечном счете, нужно жить или умирать, любить или ненавидеть в этих костюмах?

– Актер, на мой взгляд, в большей степени исполнитель. Во всяком случае, в вашей постановке "Дикой охоты" актеры были под масками.

Актеры предлагают решение художнику по костюму своей пластикой, и для меня было важным увидеть, как актер двигается, что именно он делает в моем костюме. Мы с вами из этого исходили.

– Художник по костюму должен знать технику, механику движения?

– Конечно. Он должен знать, понимать и чувствовать всю постановку до начала своей работы.

– Можешь вспомнить, как итальянцы воспринимали показ "Дикой охоты"?

– Да, все было очень позитивно принято. Был ажиотаж, насколько я помню.

– Остались воспоминания о том выступлении в Риме в 2005 году?

– Я больше помню, что было достаточно холодно (плюс 5-6 градусов), и нужно было быстро переодевать артистов и моделей, как всегда во время показов. И нас, дизайнеров, больше всего волновало то, чтобы никто не замерз и не заболел, чтобы успеть всех переодеть, поэтому у меня воспоминания о зале и зрителях просто отсутствуют. У всех дизайнеров, наверное, так. Им редко случается видеть свои коллекции на сцене, чтобы о них можно было потом рассказать сполна. Мы все видели из-за кулис.

– Остались фотографии? Что-нибудь осталось кроме воспоминаний?

– Конечно, а главное – остался опыт работы.

– Следующим нашим проектом были "Эмоции формы". Что это был за проект?

– Было 3 части: 1 – мужское дефиле, 2 – коктейльное дефиле и 3 – вечернее. Я создавала платья для вечернего дефиле (вечерние женские платья). Я не помню, каким образом мне они достались, в любом случае, я не мужской мастер – это точно.

– Прошло уже много времени, и я могу приоткрыть секрет: ты не сама выбрала вечерние платья. Вопрос стоял так: "Кто еще, кроме Лабковой, сможет сделать вечерние платья, которые и со сцены вызывали бы положительные эмоции и которые в жизни смотрелись бы современно, а не одеждой для Золушки, которая сбежала со средневекового бала?". Современная одежда должна была вызывать современные эмоции.

– Для меня вечер – это тема более полноценная и более объемная, чем коктейль, хотя и более трудоемкая, чего я не боюсь. Вечерними платьями, на мой взгляд, можно сказать намного больше, чем другими. Но на сегодняшний день я думаю, что прекрасно бы справилась и с коктейльной темой.

– В то время вечерние платья продать было труднее, чем коктейльные. Несмотря на то, что коктейлей как таковых не было и нет - времена коктейльных приемов остались в 20 веке.

– Я скажу, что вечерними платьями на подиуме можно выразить себя более эффектно, чем другим чем-нибудь.

– Еще один наш с тобой проект связан с очень любопытным и осторожным созданием, черной кошкой, которая подсматривает в открытую дверь. Ты часто напоминаешь мне любопытную кошку, которая очень долго смотрит на щель в двери, прежде чем подойти и увидеть, что же там за дверью? Кошку, которая смотрит в завтрашний день моды.

– Через приоткрытую дверь.

– Расскажи, пожалуйста, о своей роли в этом проекте.

– Я от природы жаворонок: мне лучше раньше лечь спать, чем позже проснуться – мне так комфортнее. И вот однажды некий любопытный кот – вы – предложил мне сделать совместную коллекцию: очень поздно, практически уже ночью, позвонил и долго рассказывал мне, как кошки заглядывают в эту самую приоткрытую дверь. Я думала тогда, что если еще чуть-чуть "позаглядываю" вместе с ним по телефону в эту самую дверь, то мне просто не хватит сил, чтобы даже завтрашний день прожить, не говоря уже о последующих.

Это лирическое отступление. Но на самом деле для меня было очень по-кошачьи любопытно работать в этом проекте вместе с вами.

– Ты разрабатывала женскую часть одежды.

– Да, а вы делали мужскую часть.

– Я помню, что твои платья выдержали буквально несколько показов и все были проданы. Случилась беда, проект показывать было нельзя из-за его же успеха! Бывает же такое! Что лично ты приобрела, воплощая эту и другие идеи?

– Мы с вами привыкли работать командой, и даже вместе надевали коллекции на моделей.

И в этот раз, и в другие благодаря командной работе часть соревновательной ревности становилась радостью за коллегу.

Я всегда радуюсь успеху других и умею ценить труд своих друзей и своих коллег. Очень многие дизайнеры, кто не имеет такого образования, какое дают Академия или Институт современных знаний (на сегодняшний день они несомненные лидеры в области дизайнерского образования), не пройдя этой школы, чувствуют себя недостаточно обученными специалистами. Возможно, поэтому они и завидуют успеху других.

Зависть и ревность – это результат признания собственной несостоятельности. И напрасно! Все приходит с опытом, и часто, те, кто не прошел академическую школу, делают одежду даже лучше тех, кто окончил престижные институты.

Возможно, у них даже меньше стереотипов в мышлении, чем у других, меньше каких-то забобонов, наученности – того, что часто мешает смотреть на мир своими глазами. Я могу сказать, что у всех есть чем гордиться.

– "Не консерваторки" в меньшей степени вымуштрованы?

– Да. Их взгляд, их внимание менее зашорены. Я им иногда завидую – у них нет того снобизма, который есть у меня. Хотя профессиональная ревность, если позитивно к ней относиться, стимулирует к тому, чтобы работать лучше.

Автор благодарит Светлану Гурину за помощь в подготовке материала 

Продолжение разговора читайте на следующей неделе.

-8%
-30%
-10%
-5%
-20%
-20%
-50%
-11%
-10%
0073029