• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Блог Саши Варламова


Сегодня мы публикуем заключительную, десятую, часть большого разговора с Натальей Мизоновой на тему конкурсов молодых дизайнеров одежды.

Часть первая

Часть вторая

Часть третья

Часть четвертая

Часть пятая

Часть шестая

Часть седьмая

Часть восьмая

Часть девятая

- Наташа, возможно ли ученичество в мире моды? И что такое настоящее, истинное ученичество? Насколько ученик должен, в конечном счете, быть признательным к учителю и должен ли он потом быть "нянькой" своему учителю на старости?

– Саша, тут опять же мой опыт показывает, что когда ты учишь 10-20 человек, конечно, они чего-то постигают, узнают. Но настоящая учеба начинается "один на один" или хорошо "один на троих-четверых", когда все трое, четверо смотрят. Если хорошо друг к другу относятся, то такая микроколлективная работа очень хороша! А так, когда ты вдвоем со студентом, как я очень много с Надей Колпаковой работала: давай так придумаем, давай сяк, давай бусы стеклянные сделаем. Только "из рук в руки" это все искусство и передается, мне кажется.

- Это что значит? Учитель должен ходить и "пылинки сдувать" с ученика? Заставлять учиться?

– Учиться ученик должен хотеть сам.

Из коллекции Розы Минасян
Из коллекции Розы Минасян

– В конечном счете, ученичеству надо упрашивать: надо ходить и просить, возьмите меня в ученики. Давайте я смотреть со стороны буду, давайте я вам буду краски растирать, булавки буду подавать. Я буду учиться думать, как вы думаете. Я буду просто рядом стоять.

– Да, бывает, что они это говорят. У нас есть очень хорошая модельер в Иванове, шикарная! Она не участвует ни в каких конкурсах. Она только во Франции на ярмарках продает свои вещи. Все просто. Она ни с кем вообще не разговаривает у нас. У нас в Иванове проходит "Текстильный салон", и она сказала "ноги моей не будет в этом вертепе, на этой ярмарке тщеславия".

Но со мной она водится, и студентов я к ней вожу. И они говорят: "Господи, как бы посидеть у нее в мастерской и посмотреть, что портные ее шьют и что она им говорит!". То есть они очень хотят поучиться у нее. А учатся у нас. Я же не могу учить их по одному. Сколько у меня их? 160 человек. И с каждым заниматься нужно. Я занимаюсь с некоторыми, самыми талантливыми, отдельно, это моя добрая воля. Я могу не заниматься с теми, кто очень этого хочет. Вот приходит студент и говорит: "Я хочу с вами коллекцию делать". Тут я обычно не отказываю. Пока, слава Богу, столько их, сколько я могу. С перегрузкой большой, но могу. Если их будет больше, я уже не смогу.

– Наташа, а чего ты ждешь от учеников. Они в результате должны тебе быть благодарны или Бог с ними?

– Этого нет. Я кайфую, Саша.

Из коллекции Розы Минасян
Из коллекции Розы Минасян

– Работая?

– Работая. Но у меня не бывает уже так хорошо, как когда мы ехали раньше на "Мельницу" твою.

– Вы еще ездите на "Мельницу"?

– Нет, нас: а) не приглашают, б) на "Мельницу" без тебя я не поеду.

- Я хочу попросить назвать какие-то знаковые мероприятия в моде, к которым надо идти, стремиться, лететь. Это или показы, или фестивали, или недели, или что угодно, это можно назвать как угодно. В какие школы, учебные заведения надо стремиться? Не обсуждая их системы преподавания, конечно. Можешь ли назвать знаковые, сильнейшие и школы, и мероприятия? И страны какие угодно.

– Мне кажется, что английские хорошие школы, хотя в Китай-то они ездят, нас они там еще не перегоняли ни разу.

Из коллекции Розы Минасян
Из коллекции Розы Минасян

Омская школа хорошая, в России. Во Франции я не знаю ни одной хорошей школы, но, видимо, они есть, коль все время появляются хорошие модельеры у них. Мне понравилась из всех, кто у тебя раньше был и кого я где-то еще видела, это шведская школа и школа из Барселоны. Я знаю, что школа текстильного института в Москве очень хорошая. Я когда там бываю и вижу работы – там все прекрасно, но на конкурсах их нет.

– Они не выставляются?

– Практически нет.

– Им это не надо?

– Может, не надо. Но там такие основы заложены, там воспитывалась вся плеяда: от Зайцева и Крутиковой до Игмонта и всех остальных. Там роскошная школа была! И есть она там. Я еще раз говорю, что я приезжаю и вижу замечательных педагогов. При всех этих неурядицах с зарплатами и со всем на свете.

У Зайцева лаборатория моды хорошая. Один год учит, но ученых уже, обученных, у кого образование уже есть. Он им дает то самое, о чем я говорила – культуру шитья. Это могучая вещь. И если человек хочет, он там научится. Обычно к нему едут не только те, кто хочет потом сам работать дизайнером. Он всех берет, кто заплатил.

Из коллекции Розы Минасян
Из коллекции Розы Минасян

– А что в Питере?

– Там есть бывшее училище Штиглица, а потом его переделали на имени Веры Мухиной. И зовут его "Муха". И там очень много старой школы дизайна. У них замечательно гобелен преподают, и очень много еще хорошего: дизайн самолетных кресел, к примеру, и прочие-прочие всякие технические премудрости: и костюм, и ткань, и стекло – тоже замечательное. Но это институт искусства, поэтому там они живут в этой атмосфере… И это очень важно. Может, даже важнее всего остального. У них все прекрасно, они учат хорошо.

– Хочу задать тебе последний вопрос. Стоит ли мода того, чтобы бросаться в нее "как головой в омут", без оглядки?

– Не стоит. Кто точно знает, что жить без этого не может, тот бросайся. Но лучше не бросаться. Можно и без моды прожить. Но понимаешь это только тогда, когда пути назад уже нет. И так бывает.

В моде все бывает, как в жизни, Саша…

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-15%
-20%
-20%
-10%
-20%
-10%
-10%
20170619