• Тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
  1. В Беларуси запретили продажу популярного печенья, которое было во многих магазинах. Что с ним не так
  2. «Это касается каждого». Врач — о симптомах и профилактике остеохондроза
  3. Суперлиги пока не будет. Большинство клубов отказалось от участия
  4. 35 лет после Чернобыля. История женщины, родившей сына в апреле 1986-го
  5. «Гиря для важных государственных компаний». США возобновили санкции — каким будет эффект
  6. «Вы не понимаете, что у вас свобода». Семеро немцев хотят перебраться в Беларусь: тут нет локдауна
  7. «Однушки» — от 170 долларов. Что сейчас происходит на рынке аренды квартир в Минске и что дальше
  8. От жены водителя Чижа до авторитета. Среди кредиторов «Трайпла» нашлись интересные персоны
  9. Пособие на погребение снова сократилось. В ФСЗН рассказали, сколько оно сейчас составляет
  10. «После первой операции Максим все время плакал». История Татьяны и ее сына, которому удлиняют ноги
  11. Водители никак не хотели уступить друг другу и устроили две аварии. Видео дорожного конфликта
  12. Их фура — их дом на колесах: как работает семья дальнобойщиков из Пинска, где жена — королева красоты
  13. «Остеопороз может привести к инвалидности». Поговорили с врачом о еще одной эпидемии 21-го века
  14. Названы имена 14 бойцов, освобождавших Беларусь. Проверьте, нет ли среди них ваших родственников
  15. Врач-инфекционист рассказал, чем отличается третья волна коронавируса и когда ждать пик заболеваемости
  16. «В пандемию люди соскучились по общению». В Минске открылся клуб с настолками и баром, сходили туда
  17. Водитель автобуса передал пассажирам по громкой связи «привет от политзаключенных». Итог: 15 суток
  18. Мингорсуд оставил в силе приговор Катерине Борисевич по делу о «ноль промилле» — 19 мая она должна выйти на свободу
  19. В Минске с утра заметили силовиков и спецтехнику. У Академии МВД — десятки людей со щитами
  20. В Минске появится еще одна служба каршеринга. И вот кто это будет
  21. Макей: Мы хотели бы иметь ясность, в каком статусе госпожа назначенный посол намерена работать в Беларуси
  22. Многодетная семья всего за год переехала из «двушки» в свой дом. Вот их история и все расчеты
  23. Отдых в пандемию: можно ли съездить в автобусный тур и обязательна ли самоизоляция после возвращения
  24. Власти смогут вводить ограничения и запреты по валютному рынку. Среди причин — падение рубля
  25. Зеленский предложил Путину встретиться на Донбассе
  26. В Совбезе говорят о десятках военных учений у границ Беларуси. Разбираемся, в чем дело
  27. Белорусы жалуются на задержку пенсий и пособий. В Минтруда пояснили, в чем дело
  28. «Согласился с обвинением». Что сказали в суде предшественник Бабарико на посту главы банка и преемник
  29. В Минске заметили эксклюзивный внедорожник с клиренсом полметра и ценой почти полмиллиона евро
  30. Сколько получает, где хранит и как тратит. Как работает Фонд соцзащиты, из которого платят пенсии


Сегодня мы публикуем четвертую часть большого разговора с Натальей Мизоновой на тему конкурсов молодых дизайнеров одежды.

Часть первая

Часть вторая

Часть третья

- Наталья, мы заговорили о жюри. Мне не раз приходилось быть членом жюри, и порой такого, которое не имеет отношения к моде, а занимается музыкой, песней, хореографией. Мне говорят: "Вот, ты будешь судить". И точно так же я много раз видел, когда дизайнеров судят некие чиновники, некие министры, некие начальники управлений образования, торговли и все подряд, кому не лень. Кто может быть членом жюри? И что это вообще за понятие "жюри конкурса молодых дизайнеров"? И как относиться к жюри, если оно состоит не из профессионалов?

– Саша, ну как относиться? Мне однажды один чиновник сказал, когда я его напрямую спросила: "Ну зачем вы сюда пришли? Ведь вы же ничего не понимаете в этом". "Ну и что?" – ответил мне он. "Как, ну что? Что вы наставите, какие оценки вы молодым поставите?" – спросила я его. "Ничего я не наставлю! Я всем ставлю пятерки. Я никому не наврежу. Моя оценка, она всегда и не добавится, и не убавится. Меня как бы тут и нет, зато меня здесь все видят!" – ответил мне он. Ну, это вот еще такой, понимающий что-то человек сказал.

А чиновники?! Я знаю по знакомым: они могут что-то знать в этой области, но неглубоко. У них нет системы, вроде бы терминов понахватались, но это только внешний эффект. При этом они искренне считают, что понимают нас, профессионалов, и рано или поздно начинают нас учить.

 Коллекция Анны Тараровой
Коллекция Анны Тараровой

- Ну хорошо, а есть ли вообще смысл приглашать в жюри, которое должно оценить работу дизайнера одежды, не художников по костюму, а режиссеров, известных личностей каких-то, певцов, телевизионных ведущих? Какой смысл их присутствия в составе жюри?

– Смысла никакого нет. Это просто повышение популярности мероприятия, это пиар конкурса. Я знаю, как у нас конкурсы стремятся к тому, чтобы известные ведущие их вели. Чтобы не из местного театра обученные актеры делали это, которые и говорят-то более грамотно…

Еще одна беда в том, что среди организаторов есть люди серьезные, но есть и такие, которые любят тусоваться, пиариться. И им подавай Малахова в ведущие или еще кого-то такого же уровня. Но и знаменитые люди немножко забывают, как нужно моду представлять. Я была свидетелем, как один показ вела Елена Ханга. Она умница, понимает все, что происходит на сцене, но и она – специалист в своей области, но не в нашей. Она не виновата, она просто делает это, как все ведущие. И ее комментарии, одобрительные, в какой-то мере влияют на жюри.

 Коллекция Анны Тараровой
Коллекция Анны Тараровой

- Она продает программу.

– Да, вот поэтому я и думаю: может, фестивали лучше делать? Чтобы не было этих призовых мест, проблем с жюри.

- Чтобы не было жюри и его дилетантских вердиктов, в конечном счете!

– И еще, часто после конкурсов устраивают шоу или концерты. Они, в принципе, не имеют никакого отношения к моде, к тому, о чем был конкурс. Мне, например, очень нравится, как было у тебя в твоей "Мельнице", когда во время финального шоу показывали "лучшее из лучшего", из того, что международные эксперты отметили, и гостевые коллекции потом показывали, тоже очень сильные. Еще хорошо бывает, когда после конкурса во время шоу показывают коллекции старых лауреатов.

 Коллекция Анны Тараровой
Коллекция Анны Тараровой

А когда шоу делается до итогов конкурса и готовится заранее, независимо от итога, усиливается момент непонимания: как эти туда попали? Почему они туда попали? У них же коллекция хуже, чем у того, кто первое место занял! Честно занял, а в шоу не попал. А там уже все заранее подготовили. И, в общем, эти шоу последующие с пением, акробатикой всякой и с КВНами и так далее… Они мне уж очень не нравятся.

Получается, что организаторы обижают участников конкурсов, потому что никому не придет в голову на конкурсе скрипачей или оперных певцов вставлять смешные номера с кавээнщиками.

 Коллекция Анны Тараровой
Коллекция Анны Тараровой

– Может быть, это связано с тем, что наши конкурсы дизайнеров часто делают по меркам конкурсов, которые называются "конкурсами красоты"? Это там, между выходами в купальниках и в вечерних платьях, вставляют всякие несерьезные номера, которые призваны публику веселить. Нужно же чем-то публику развлекать там, где, в конечном счете, не решается ничья судьба: ни художника, ни дизайнера, ни артиста, ни музыканта.

– Да, организаторы этого не понимают. Они же не художники, им не понять ни студентов наших, ни тебя, ни меня. Они выполняют свою задачу – веселят публику. А для нас это слишком серьезно, ведь мы понимаем, что решается на этих конкурсах.

Помню, на одном конкурсе стоял мой студент перед выходом, белый, как мел. А перед ним на сцене скакали кавээнщики с очень дешевыми какими-то шуточками. А у человека в этот момент судьба решается. Он стоит и говорит: "На меня после них просто не будут смотреть". Вот как этого избежать?

 Коллекция Арутюна Карапетяна
Коллекция Арутюна Карапетяна

– Значит, можно сказать так, что когда человек выбирает конкурс для участия в нем, то он должен поинтересоваться, с какой целью устраивают этот конкурс: повеселить публику или, в конечном счете, представить автора?

Ну, и еще вот такой вопрос: кто обязательно должен присутствовать в зале кроме публики? Должны ли непременно приглашаться специалисты, которых называют стилистами (в европейском значении этого слова), байеры, специально пишущие на эту тему журналисты и редакторы? Или же это "непременный набор" только Недель моды? И могут ли Недели моды являться информационно-развлекательными мероприятиями? Не теряют ли они тогда свою основную функцию – продавать моду, если в зале не покупатели, не продавцы, не журналисты, опять же, а соседи, друзья, одноклассники и клиенты дизайнера?

– Да, тогда это просто тусовка.

– И какой здесь выход?

– Ну, рынок – он ведь всегда сам себя формирует во всех смыслах. И это любой рынок. И ничего тут сделать как-то и нельзя. Уж коли так пошел процесс, значит, он так пошел. И если раньше на Неделе моды действительно только мастера участвовали, то сейчас, в связи с этой коммерциализацией, – участвуй кто хочешь. Кто заплатит, тот и будет участвовать.

 Коллекция Арутюна Карапетяна
Коллекция Арутюна Карапетяна

– Да, это у нас так, на постсоветском пространстве. А чем отличаются Недели моды у нас от стран, где мода и создается, и потребляется?

– Там, раз она создается, то она там и потребляется. Поэтому там в зале и байеры, и журналисты. И журналисты эти очень серьезно от наших отличаются. Там же у них правило – не дай Бог хоть одного журналиста заметили с участником Недели моды – все, он больше не будет писать о моде. Если он дискредитировал себя, то все! А у нас всем можно, и всё можно. Потому что мы не производим моду на самом деле.

– И не потребляем.

– И не потребляем. Поэтому у нас всё и можно. А чего, пусть потусуются, пусть выпьют, пусть друг друга порадуют, как кукушка с петухом или петух с кукушкой разговором каким-то.

– Какой смысл проводить Неделю моды в стране, где мода как таковая не создается и не покупается?

– Это такая же игра, как конкурс. Кто-то увидит, кто-то напишет. У нас же нет профессионального журнала или журналиста, который если уж дал оценку, то всё – это приговор.

-15%
-35%
-20%
-10%
-10%
-12%
-23%
-50%
-40%
-40%
-10%
0073062