Журналистка Оливия Муэнтер из издания Bustle задалась вопросом, почему образы с красных ковровых дорожек, которые создаются специально для звезд размера «плюс-сайз», не появляются потом в коллекциях дизайнеров. И можно ли говорить в таком случае о прогрессе в мире высокой моды?

Красные дорожки на различных церемониях награждения всегда были для меня чем-то особенным, — пишет Оливия Муэнтер, — сродни волшебству, которое вдруг случается обычным воскресным вечером. Я до сих пор не могу забыть платье Мишель Уильямс на вручении премии «Оскар» в 2006 году. Мне было 13 лет, и казалось, что я впервые полностью поняла значение слова «желтый».

Фото: telegraph.co.uk

Ближе к своим 20 годам я стала замечать, что на этих мероприятиях крайне редко можно увидеть кого-то с телом, хотя бы отдаленно напоминающим мое, не говоря уже о том, что все эти прекрасные женщины, казалось, имеют примерно один и тот же размер одежды. За эти годы я увидела огромное количество звезд, каждая из которых была размером со свое дизайнерское платье, а не наоборот. В то же время у звезд размер «плюс» было крайне немного вариантов. Так что когда в 2020 г. певица Лиззо появилась на церемонии вручения «Грэмми» в белом платье Versace, это было похоже на долгожданную победу.

Фото: tatler.ru

То же чувство у меня возникло, когда я увидела Бини Фельдштейн на церемонии вручения «Золотого глобуса» в Oscar de la Renta и в Miu Miu на «Оскаре». Я, наконец, увидела тела других размеров в роскошных платьях от дизайнеров высочайшего класса. Cама я вряд ли когда-то попаду на красную дорожку, но мысль о том, что на такие тела, как мое, наконец-то обратили внимание, была очень приятной.

Фото: dailymail.co.uk
Фото: dailymail.co.uk

Большинство людей, которые когда-либо носили размер «плюс-сайз», подтвердят, что общество диктует следующее правило: если вы больше общепринятых стандартов, каждую минуту вашей жизни вы как будто должны быть сосредоточены на том, чтобы похудеть. Как же в таком случае вы можете инвестировать в предмет роскоши для вашего большого тела, если вам стоит сосредоточиться на его изменении? Возможно, именно так и размышляли дизайнеры, когда отказывались одевать звезд плюс-сайз-размера в прошлом. Возможно, они считали, что потребителей товаров из сегмента luxury размера «плюс» просто не существует. И, возможно, именно поэтому даже сейчас, одевая таких звезд, как Лиззо и Фельдштейн на церемонии, дизайнеры не предлагают ничего для своих клиентов больше стандартных размеров. И возникает вопрос: действительно ли эти дизайнеры такие прогрессивные и поддерживают актуальную повестку или они просто создают такую ситуацию, при которой только настоящие звезды могут быть достойны дизайнерской одежды больших размеров?

Хантер МакГреди — плюс-сайз-супермодель, снималась для обложек журнала Sports Illustrated, у нее около 750 000 подписчиков в Instagram. Но даже она признается, что одеться для красной дорожки для нее до сих пор проблема.

Фото: si.com

Вот почему она чаще всего обращается к уже проверенным дизайнерам, которые смогут ей что-то предложить (Christian Siriano, Prabal Gurung). Тем не менее этот процесс все еще настоящий стресс для нее. «Всякий раз в преддверии красной дорожки я переживаю, хотя вообще-то подготовка к таким мероприятиям должна быть легкой и веселой. Если я не могу найти подходящего платья, я обращаюсь к не очень известным дизайнерам с вопросом, готовы ли они поработать со мной и создать образ специально под меня. Это моя реальность, и такое случается часто».

Хантер МакГреди не понаслышке знает, что создание одежды больших размеров означает для дизайнеров дополнительные производственные затраты. Да, вы тратите больше, но вы можете и поставить на эту одежду более высокую цену, разве нет? По крайней мере, создавая свою собственную линию одежды, МакГреди так и сделала. «У нас много клиентов, готовых тратить деньги, и эта линия приносит мне доход». Размерная линейка в ее марке QVC доходит до 36 (74 российского) размера.

С учетом того, что средний размер одежды в США — 16 (54 российский) и около 68% американок обладают размерами плюс, потребность в рынке одежды больших размеров кажется очевидной. Он оценивается в 9,8 миллиарда долларов. И да, потребности этой целевой аудитории включают в себя сегмент luxury. «Женщины с размером больше 12 (50-го российского) достойны дорогой дизайнерской одежды, они ничем не хуже женщин с другими параметрами фигуры», — говорит Лорейн Чан, создательница бренда Henning — дизайнерской женской одежды с размерной линейкой от 12 и выше.

Фото: cbc.ca

«Я создала этот бренд с единственной миссией — показать женщинам больше 12 (50 российского) размера, что они достойны того, чтобы их обслуживал рынок предметов роскоши. Сначала мы не были уверены, что в этом сегменте у нас будет достаточно клиентов, однако по прошествии трех сезонов я с уверенностью могу сказать: их достаточное количество». «Когда мы получаем отзывы вроде „вы изменили мой взгляд на саму себя“ или „каждый, с кем я общаюсь, отмечают, как круто я выгляжу — и это делает меня гораздо увереннее в себе“, мы понимаем, что мы на верном пути».

Также Лорейн Чан считает, что критиковать знаменитых дизайнеров за то, что они создают единичные образцы одежды для знаменитостей, но не запускают их в производство, — бесполезно. «Когда вы видите знаменитость в платье от именитого дизайнера, вы должны понимать, что в это платье или образ вложено очень много, в том числе — и для того, чтобы бренд ассоциировался с этой знаменитостью. Но в случае если после выхода на дорожку или другое мероприятие образ получает негативные отзывы, дизайнерам не рекомендуется больше сотрудничать с такими звездами».

Меган ОКоннор, стилистка, работающая с такими знаменитостями, как Тесс Холидей и Наташа Ротвелл, соглашается, что эффективнее не ругать бренды и дизайнеров, которые отказываются расширять свои размерные линейки, а хвалить и поддерживать тех, которые соглашаются и меняют свою политику в сторону большего разнообразия.

 
 
 
 
 
 

 

 
 
 

 

 
 
 
 
 
 
 

A post shared by Meaghan O’Connor (@meaghanpoconnor) on Mar 29, 2020 at 7:27pm PDT

«Как женщина размера „плюс“ и потребительница я согласна с тем, что такое пренебрежение к нам от брендов высокой моды может восприниматься как что-то очень личное, но как стилистка, работающая в этой индустрии, я знаю и понимаю нюансы бизнеса». Она признает, что всегда найдутся бренды, говорящие «нет» идее одеть знаменитость большого размера.

В феврале этого года актриса Нина Паркер поделилась своим трудным опытом поиска платья для «Оскара». Некоторые дизайнеры сначала откликнулись, но затем отказали ей. Остальные же просто проигнорировали.

Фото: peopletalk.ru

О’Коннор постоянно имеет дело с этой дискриминационной практикой, сосредотачиваясь на работе лишь с теми дизайнерами, которые отдают предпочтение инклюзивности и разнообразию. «Тот факт, что модные дома, которые исторически придерживались очень узкого понимания моды и красоты, движутся в сторону большей инклюзивности, уже имеет большое значение», — говорит О’Коннор.

Действительно, видеть на красных дорожках тела больших размеров, одетые в платья от домов высокой моды, — прогресс, особенно по сравнению с прошлыми годами, когда дизайнеры в принципе отказывались работать со звездами размера «плюс». Остается надеяться, что это начало больших перемен в индустрии.

-21%
-10%
-23%
-5%
-50%
-20%
-43%