109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  2. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  3. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  4. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  5. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  6. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  7. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  8. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  9. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  10. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  11. Акции в честь 8 Марта и непризнание Виктора Лукашенко президентом НОК. Онлайн дня
  12. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  13. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  14. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  15. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  16. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  17. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  18. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  19. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  20. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  21. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  22. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  23. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  24. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  25. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  26. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  27. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  28. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  29. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  30. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников


Fashion-редактор Екатерина Гордеева в своей колонке рассуждает о скачке продаж люкса и будущем модной индустрии после пандемии.

Фото: архив Екатерины Гордеевой
Фото: архив Екатерины Гордеевой

Китай как «испытательный полигон» для премиальных брендов

— Китай постепенно возвращается к нормальной жизни: возобновляют работу галереи, салоны красоты и бутики. Жители Поднебесной осаждают торговые центры и спешат потратить средства, сбереженные во время эпидемии.

Только в день открытия флагманского магазина Hermes в Гуанчжоу, модники накупили товаров по меньшей мере на 2,7 миллиона долларов.

Накануне запуска в бутик поставили уникальные сумки: украшенную бриллиантами Himalaya Birkin в расцветках «гималайский крокодил» и «белый гималайский». Эта модель производится с 1984 года и остается самой дорогой в мире. Кроме роскошных сумок покупатели сметали и другие вещи: обувь, предметы интерьера и украшения.

Чуть позже о заметном взлете китайских продаж отчитался холдинг LVMH, в состав которого входят такие бренды, как Louis Vuitton, Dior и Sephora: «Мы зафиксировали значительную динамику роста, который в некоторых случаях доходил до 50%, что свидетельствует о том, что за несколько месяцев китайцы соскучились по бутикам и вскоре вернутся к своим обычным покупательским привычкам». Так же Жан-Жак Гиони, финансовый директор концерна, выразил надежду, что в мае-июне к покупкам вернется и весь остальной мир.

 
 
 
 
 
 

 

 
 
 

 

 
 
 
 
 
 
 

Публикация от alenakors (@alenakors) 30 Апр 2020 в 7:04 PDT

Спустя пару дней после успеха Hermes портал WWD выпустили заметку, где назвал Китай испытательным полигоном для люксовых брендов: ведь именно на китайских покупателей приходится треть всех модных покупок в сегменте премиум, а значит, на основе их поведения можно строить гипотезы развития рынка.

При этом опасно полагать, что Европа, США и Россия в точности повторят китайский сценарий. Также весьма опрометчиво думать, что рост продаж одежды luxury-сегмента продлится долго.

Шопинг-реванш

В 1980-х благодаря реформам Дэна Сяопина в Китай хлынули европейские вещи. В магазины устремились толпы покупателей, без разбора сметающие ранее дефицитные товары. Люди тратили огромные суммы не из надобности, а потому что хотели воспользоваться новой возможностью — купить заграничное. Покупки, продиктованные посылом «потому что могу» назвали термином Revenge spending или revenge buying, что можно перевести как «возмещающий шопинг, шопинг-реванш». В контексте карантина этот термин был переосмыслен — под ним стали понимать желание китайцев скорее вернуться к привычной жизни: с путешествиями по Европе и покупками в дорогих бутиках. По сути, сегодняшний небывалый взлет продаж есть не что иное, как «шопинг-реванш» китайцев, получивших возможность свободно отовариваться во вновь открывшихся магазинах.

Фото: Reuters.com
Фото: Reuters.com

К сожалению, эффект revenge buying — временный: как только потребитель утолит жажду импульсивных покупок, он вернется к рациональному шопингу. А самым рациональным вариантом сейчас станет отказ от ненужных трат.

Как обстоят дела в модной индустрии

В декабре 2019 года вышел ежегодный отчет The Business of Fashion. Аналитики предвещали падение продаж, череду банкротств и ужесточение правил рынка. Коронавирус внес свои коррективы и ухудшил ситуацию.

Совместно с аналитической компанией McKinsey & Co изданию пришлось пересмотреть сделанные ранее выводы. Вот некоторые цифры, к которым удалось прийти:

С начала года продажи одежды и предметов роскоши упали почти на 40%. Покупки в интернете сократились на 5−20% в Европе, 30−40% — в США и на 15−25% — в Китае.

Резкое падение продаж приведёт к сокращению доходов на 27−30% в сегменте масс-маркета и на 35−39% в сегменте люкс. Многие неокрепшие бренды обанкротятся в течение ближайших 12−18 месяцев.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Уже сейчас Zara, H&M, Mango и ряд других брендов отказываются платить за отшитые партии одежды, тем самым лишая швейные фабрики дохода. Заводы в Бангладеш, Индии, Камбодже, Гондурасе и Эфиопии оказались в тяжелой ситуации и не могут выплатить зарплаты сотрудникам. Неизбежны сокращения. Отсутствие работы повлечет голод и беззащитность перед болезнями. Не только перед COVID- 19.

Каким будет будущее моды?

Пандемия ускорит негативные процессы последних лет и изменит модную индустрию. На первый план выйдет качество, безопасность и имидж бренда.

Больше всего от текущей ситуации пострадают бюджетные бренды масс-маркета, бизнес-модель которых не может удовлетворить эти простые требования.

Усугубляет положение «бонусное мышление» владельцев магазинов. Ритейлеры сбывают товар с необоснованными скидками, часто работая в убыток. Вскоре покупатели привыкнут к постоянным распродажам, и вернуть прежние цены станет практически невозможно.

Вынужденное снижение цены приведет к тому, что многим производителям будет легче уйти с рынка, чем тянуть лямку работы в ноль.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY
Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Бренды, которые сумеют подстроиться под «посткоронавирусный мир» расширят свое присутствие на диджитал-площадках.

Необходимость длительного социального дистанцирования показала важность цифровых каналов. Потребители привыкнут к нюансам онлайн-шопинга и будут искать тех продавцов, которые смогут сделать покупки легкими и интересными.

Со временем физические магазины превратятся из места покупок в место встреч. Уже сейчас становится ясно, что покупатель ищет общения, хочет чувствовать свою нужность и уникальность. Поэтому первоочередная задача продавца — транслировать общие ценности и сократить привычную эмоциональную дистанцию «покупатель — продавец».

Коллекции модных домов станут меньше, но идейный посыл станет отчетливее.
Повлияет на дизайнеров и фактор массовой удаленной работы: линейки домашней одежды расширят и сделают их более презентабельными.

Пандемия заставила задуматься о главном — выживании, но как только неприятные дни останутся позади, нам понадобится мода, чтобы снова жить, а не выживать. Поддержите любимые бренды, ведь если в будущем нас будет ждать что-то красивое, тогда этого будущего захочется ждать.

-5%
-20%
-27%
-80%
-15%
-15%
-10%
-35%