Пандемия коронавируса внесла свои коррективы в привычный уклад вещей. Если раньше было модно козырять новыми покупками, сейчас все чаще можно услышать о необходимости переосмыслить свой подход к одежде. В моду возвращается винтаж и осознанное потребление. Но приживется ли эта тенденция в Беларуси? Своими размышлениями делится персональный консультант по имиджу и стилю Лана Акулич, которая много лет работает во Франции.

Разберемся в терминах

Давайте для начала разъясним, что же такое винтаж, бывшие в употреблении вещи, секонд-хенд и о чем весь сыр-бор.

Винтаж

Термин «винтаж» скрывает в себе новый способ потребления и более осмысленное приобретение товаров, отказ от расточительства, желание участвовать в защите окружающей среды. Становится новым стилем жизни придавать значение ценности вещи, труду, качеству и материалам, затраченным на ее производство. Появляются новые ценности в обществе: дать вторую жизнь, используя вещь, которую мы в прошлом игнорировали, храня ее где-нибудь в кладовке, на балконе, на даче, либо просто выбрасывали, покупая такую же, но новую. Этот феномен касается не только моды, но и всех предметов потребления. Это может быть посуда, мебель, техника, предметы домашнего обихода.

Винтаж как термин появился в 90-х годах и обычно подразумевает оригинальную вещь предыдущего поколения, то есть не моложе 20 лет, в которой четко просматривается писк моды и стиля времен ее создания. Во многом увлечению винтажной одеждой поспособствовали топ-модели и знаменитости, такие как Джулия Робертс, Хлоя Савиньи, Кейт Мосс, Дита фон Тиз и многие другие.

Вещи старше 50 лет считаются уже ретро или антиквариатом и особенно ценятся знатоками и буржуазными семьями Европы и Америки.

Фото: блог demmuel.diary.ru / Винтажная брошь, 19 век.

Секонд-хенд

Секонд-хенд — термин, обозначающий «бывшее в потреблении, подержанное». В эту категорию может попасть надоевшая, ненужная одежда, обувь не старше 20 лет.

Развитию секонд-хенда поспособствовало экономическое благополучие Европы в 80−90-е, которое позволяло не просто покупать одежду, а менять гардероб каждый сезон, при этом одежда не успевала износиться, поэтому ей давали вторую жизнь. На вещи высокого качества всегда был существенный спрос среди людей, не готовых платить большие деньги за покупку в фирменных магазинах. Часто отличительная черта товара секонд-хенд — отсутствие фирменной бирки и упаковки. Отличительные знаки срезаются, чтобы не вредить репутации бренда.

Фото: tokyotelephone.com

Секонд-хенд магазины покупают мешками (стоимость определяется не за одну вещь, а за килограмм) и продают по самой низкой цене. А еще в Европе и Америке растет популярность онлайн-секонд-хенда, создаются специальные приложения для телефона, где люди могут продавать и покупать свои бывшие в употреблении вещи напрямую, если нет желания сдавать их в комиссионные магазины. Некоторые из таких сайтов уже продают более 10 млн экземпляров одежды ежегодно — и за этим будущее.

С развитием концепции разумного потребления все больше людей предпочитают качество количеству, стараются рационально подходить к вопросам потребления в одежде и покупать осознанно, а не совершать импульсивные и эмоциональные покупки.

Блошиный рынок

Можно предположить, что когда карантин и самоизоляция закончатся, станет популярен и блошиный рынок. Это место, где люди продают и покупают старые, бывшие в употреблении или просто не пригодившиеся вещи.

Также на блошином рынке продают антиквариат, вещи для декора, предметы для коллекционирования и прочие специфические товары. Они, как правило, достаточно недорогие, а качество зависит от нескольких факторов, например от места и способа изготовления.

Фото: pinterest.com / Блошиный рынок Парижа

В топ-10 лучших блошиных рынков мира, по мнению журнала Forbеs, входят барахолки в Амстердаме, Лондоне, Вене, Одессе, Нью-Йорке, Яффо (Израиль), Берлине и Санкт-Петербурге. По их ассортименту можно узнать многое о быте и привычках жителей страны, поэтому многие туристы включают их в свой маршрут.

Но самый знаменитый и самый большой блошиный рынок мира Сент-Уан, который посещают около 11 млн покупателей в год, находится в Париже. В 19-м веке здесь торговали старьем, и вскоре к рынку приклеилось определение «блошиный», так как одежда и мебель зачастую кишели блохами. Сегодня найти блох на рынке вряд ли удастся. Здесь уютно разместились сотни прилавков с разными старинными товарами. Кстати, часто на Сент-Уан можно встретить мировых знаменитостей.

Часто жители Парижа устраивают импровизированные блошиные рынки сами: по воскресеньям, собираясь вместе, просто выносят на улицу в своем квартале вещи, которые они больше не используют.

Фото: блог happytravelling.org

На таких мини-рынках можно найти все, что можно только вообразить: начиная от пустого флакона духов и заканчивая русским противогазом. Иногда, если повезет, можно найти очень интересные вещи: красивые старинные тарелки 19 века либо брошку Шанель.

Здорово, если такая традиция появится и в Минске. Ведь помимо продажи ненужных детских игрушек или лишних кастрюль, на блошином рынке можно пообщаться с интересными людьми, посмеяться, узнать новое о культуре своей страны.

Разница в менталитете

После 12 лет работы в Париже и шести — в Милане чувствую себя в Минске гостем и все чаще ощущаю разницу менталитета и восприятия окружающего мира. Хочу поделиться своими наблюдениями с вами.

В очередной приезд в Минск, сидя в модном ресторане с подругами, я с любопытством разглядывала посетителей — современный белорусский бомонд.

Меня удивил внешний вид клиентов: какая-то натянутость, неестественность в манере держаться, чрезмерный лоск и пафос. Я люблю комфорт, эпоху ретро и винтажа и выглядела по сравнению с ними достаточно неуместно. На мне были надеты винтажные джинсы-варенки из 90-х, немецкие грубые ботинки тоже из 90-х, мамин ремень из 80-х и клетчатая рубашка Mango из старой коллекции.

Я рассказывала подружкам, как мне все это удалось отыскать, как я рада дать вторую жизнь залежавшимся и никому не нужным вещам, как же это интересно сочетать вещи из разных эпох. Но мой энтузиазм никто не поддержал. Оказалось, что у моих подруг вещи, бывшие в употреблении, вызывают брезгливость, ассоциируются с бедностью, несостоятельностью и магазинами секонд-хенда из 90-х. Оказалось, это ниже их достоинства — носить использованные ранее кем-то вещи, они видели в этом некую социальную второсортность. Про перенасыщение рынка, перепроизводство и экологию я даже не стала говорить. Но это была интересная пища для размышлений.

Второй забавный случай, связанный с модой и стилем, произошел в этот же приезд в Минск, когда моя подруга предложила встретиться в хорошем ресторане около 17 вечера. Для меня, уже не местной, это было загадочное время — не обед, не ужин. «Будем, скорее всего, пить чай с тортом», — обрадовалась я и побежала на встречу в таком виде, в каком провела весь день.

Я была без макияжа, в брендовой маечке винтажного стиля, в штанах с лампасами. У меня было хорошее настроение, порадовала смешная корова на входе в заведение, но реакция на меня этой самой подруги просто шокировала.

В течение часа я слушала, как неуместно выгляжу в таком элитном ресторане. Самое грустное, что после 20 лет дружбы я видела, как поверхностно она меня воспринимает и как ей было за меня стыдно и неловко перед людьми вокруг. А самое смешное, что, несмотря на это, я чувствовала себя очень даже естественно и комфортно, зная, что зарабатываю на жизнь именно благодаря своему вкусу и чувству стиля.

И последний пример. Я дала интервью крупному онлайн-изданию. В статье была указана моя профессия — «консультант по имиджу, стилист», были приложены многочисленные фотографии, на которых — мой типично парижский образ.

Статья собрала около 200 тысяч просмотров и огромное количество комментариев по поводу моих джинсов-варенок с высокой талией и неидеально уложенных волос. Из-за этого внешнего вида мало кто верил в то, что я действительно стилист. И снова мне было смешно, и снова ситуация казалась нелепой, так как люди из разных стран мира воспринимают один и тот же образ по-разному, и то, что в Париже считается стильным, в Минске не впечатляет, а то и вызывает негатив.

Все это навело меня на мысли, что людям в Беларуси свойственно отрицать все то, к чему они не готовы, что отличается от них и от того, к чему они привыкли. В частности, они не готовы уважать свободу выбора, индивидуальный подход и самовыражение. А без этого практически невозможно найти гармонию и чувствовать себя уверенно, не оглядываясь на других.

Постоянно работая с состоятельными и успешными людьми из разных стран, много путешествуя и наблюдая за жизнью в различных точках мира, я пришла к выводу, что по-настоящему успешные, самодостаточные люди не хотят никому ничего доказывать.

В Беларуси же все, как клоны, должны купить одинаковые часы, браслеты, сумки, иначе тебя не зачислят в элиту. По-вашему, это правильно или это рабство?

В Париже считается признаком дурного тона быть наряженными, ярко накрашенными, идеально причесанными, с дорогими сумками и украшениями без особого на это повода. Выглядеть «дорого» — это равносильно быть снобом и кричать на всеуслышание, что ты — нувориш или неуверенный в себе человек.

Поэтому каждый раз, когда я выбираю аксессуары для парижанки либо подбираю для нее одежду, я бесконечно слышу ее пожелание быть «discrète» — сдержанной и скромной, ведь, как говорят «less is more», лучше меньше, да лучше. Полная противоположность тому, что я ощущаю в Беларуси каждый раз, когда вхожу в «правильный» ресторан или кафе.

Возможно, и в этом есть какой-то особый парижский снобизм: даже в красивые и стильные места люди ходят, особо не напрягаясь, что о них подумают. С небрежным пучком волос, в винтажном мужском пиджаке на три размера больше, с видавшей виды обувью, с потертой, старенькой и такой любимой кожаной сумкой хорошей марки. Но с улыбкой и в хорошем настроении! Самые модные и стильные добавят яркую красную помаду и красный лак на ногтях. Именно это и считается настоящим люксом — прийти в дорогое модное заведение и чувствовать себя самодостаточной.

Это и объясняет модный бум в Европе на винтаж. Тенденция — выбирать не моду, а свой стиль, индивидуальность и креатив. Поиск вещей с историей — настоящее приключение! Здорово ходить с подружками на блошиные рынки, места для индивидуальных распродаж и в винтажные магазины, выискивая очередное «сокровище».

Подумайте: мы производим каждый день все больше и больше, накапливаем огромное количество вещей, которые очень быстро выходят из моды, будучи еще в хорошем состоянии, так как тенденции меняются со скоростью света и нужно за ними поспевать! И снова производим, и снова покупаем, накапливаем, и так без конца.

Я отработала много сезонов, гоняясь за вещами, без которых клиенты просто не могли себе представить жизнь. Я отработала много сезонов, составляя капсульные гардеробы из вещей-тенденций. Дошло до того, что некоторые клиенты уже не помнят, что у них есть в гардеробе.

Кому это выгодно: постоянно стимулировать тенденции и желание за ними угнаться? Производителю — да! Природе и нашему кошельку — нет. Вопрос: так зачем же тогда тратить огромные деньги и производить заново то, что было уже сделано несколько десятилетий назад и все еще лежит в наших шкафах или в шкафах других людей? Не можете сами — прибегните к услугам и помощи специально обученных специалистов.

Все, что я написала, ни в коем случае не критика, а просто мои наблюдения и размышления, ведь настоящая роскошь — говорить то, что думаешь. Закончить я хотела бы словами великого Армани:

«Не стоит слишком усердствовать, выбирая одежду: самые стильные люди выглядят так, будто не прилагают никаких усилий к собственному внешнему виду. В конечном счете стиль сводится к самовыражению, и я не думаю, что хоть что-то может выглядеть действительно ужасно на человеке, который искренен сам с собой».

-20%
-20%
-8%
-10%
-20%
-45%
-12%
-50%
-35%
-10%
-20%