Алена Щербинская / Фото: архив героя статьи /

«В Корее за один рабочий день платили 500 долларов, а в Беларуси недавно предложили поработать за 20 рублей!» — Александр Можейко из Мозыря в модельном бизнесе третий год, но уже имеет четкое представление о его состоянии в Беларуси. Он уверенно заявляет, что ловить здесь нечего. Все только зарождается, потолок карьеры очень быстро бьет по голове — приходится выживать. Редакция LADY.TUT.BY узнала, каково это — пережить травму и из профессионального спортсмена переквалифицироваться в модели.

Фото: архив героя статьи

Для Александра моделинг не был детской мечтой, парни-модели казались странными, а сама профессия непонятной: ни денег заработать, ни мужиком себя почувствовать. Десять лет Александр профессионально занимался греблей на байдарках, стал мастером спорта, поступил в физкультурный вуз и все жизненные планы связывал только со спортом.

— Но весь жизненный сценарий рухнул из-за проблем со здоровьем. Последние два года в спорте я работал на износ, терпел постоянные боли. Когда понял, что больше не могу терпеть, обратился к врачам, их диагноз стал финальной точкой моей спортивной карьеры. Проблемы со здоровьем были настолько серьезными, что меня не взяли даже в армию, и в тот момент я не знал, чем заниматься и как быть. Но уж точно не думал о модельной карьере.

«В Беларуси не раз слышал, что девушки-модели — проститутки, а парни — пид*сы».

Александра в только что открывшееся в Мозыре агентство отправила его сестра, а через полтора месяца ему перезвонили и предложили стать главным лицом агентства. Так создался новый жизненный сценарий.

— За три года в моделинге я снимался не только в Беларуси, а еще в Китае, Корее и Индии, где прожил полгода. Не такой огромный опыт, но определенный вывод о развитии в рамках Беларуси я сделал. Никакого развития! У нас модельный бизнес только появляется, по сравнению с другими (например, европейскими) странами мы в самом начале пути. Даже Индия, Китай и Корея впереди.

Фото: архив героя статьи

В Китае модель европейской внешности может быть звездой, отношение к профессии уважительное, точно не будут высмеивать и говорить гадости. В Беларуси я не раз слышал, что девушки-модели — проститутки, а парни — пид*сы. Это говорили мне лично, спрашивают, когда я перестану страдать ерундой и займусь «настоящим мужским делом». Часто выясняют, какая у меня сексуальная ориентация. В общем, стереотипов очень много, и это одна из причин застоя белорусского рынка.

«В Беларуси нет такого количества работы, чтобы быть уверенным, что завтра тебя отберут»

Неразвитый рынок, маленькие зарплаты, ярлыки, которыми добротно осыплет тебя общество, — основные факторы, не позволяющие белорусским моделям встретиться с высокими и стабильными доходами. Если ты модель в Беларуси — ты обязательно где-то подрабатываешь: по-другому просто не выжить.

— Разница в заработках по сравнению со странами, где я работал, — серьезная. Например, в Индии за каталожную съемку могут платить в день от 75 долларов до 150, за видео — от 200 долларов и выше. В Корее платили за рабочий день от 500 долларов, но нужно понимать, что кастинг пройти тяжело, из заработка агентство высчитывает процент за проживание, питание, билеты на самолет, свой коэффициент, а оставшееся уже идет в твой гонорар.

Фото: архив героя статьи

Съемки в Беларуси оцениваются разными суммами, недавно было предложение сняться за 20 рублей (улыбается). Видеосъемка на полный день стоит от 200 рублей, это зависит от проекта и договора, в котором могут быть прописаны обязательства не сниматься определенное время у конкурентов или не брать работу в портфолио. А еще есть ребята, готовые сниматься бесплатно ради фото. Они демпингуют цены и рушат рынок.

В Беларуси нет такого количества работы, чтобы быть уверенным, что завтра тебя отберут, в Китае и Индии тысячи фабрик, а у нас их несколько штук, нечего рекламировать. Чтобы быть на плаву, нужно много работать, в том числе для сохранения внешности и фигуры. В неделю у меня пять спортивных тренировок, две — кардио. Я слежу за кожей, потому что она должна быть здоровой и красивой, в Корее с запасом накупил качественных масок — регулярно пользуюсь. Главное не перестараться, все чаще встречаю метросексуалов, уделяющих внешности слишком много внимания. Я не из таких. Считаю, мужчина должен быть похож на мужчину.

«Есть риски, что тебе не оплатят работу и не купят обратный билет»

Несмотря на стереотипное отношение к моделингу, белорусы, особенно молодежь, проявляют интерес к профессии. После первых успехов к Александру начали обращаться с просьбами помочь войти в модельный бизнес, поделиться контактами и секретами.

— Но попасть в моделинг не очень сложно, если есть задатки: внешность, стрессоустойчивость, упорство. Можно начать с рассылки качественных фото в международные агентства.

Фото: архив героя статьи

Прогореть тоже легко, особенно если не работаешь над собственными навыками и умениями, такого «товара» на рынке полно, конкуренция высокая — оплаты низкие.

Среди агентств встречаются мошенники, поэтому важно оценить рейтинги, сколько моделей вышли на мировой рынок, на обложках каких журналов появлялись, контракты с какими странами заключали. Есть риски, что тебе не оплатят полностью работу, не купят обратный билет, а твои фото будут на ближайшем билборде, а не в модном каталоге. И ты ничего не докажешь.

«Из 10 предложений 7 будет для женщин»

Пробивается тот, кто готов пахать, учиться и развиваться, уверен Александр. Но сложнее всего парням: платят меньше, работу получить сложнее.

— Это не дискриминация, а правда жизни: женской работы намного больше. По моим наблюдениям, из 10 предложений 7 будет для женщин. Дело в том, что женщины склонны больше покупать, соответственно, и рекламировать эти товары нужно чаще.

Нечего делать в моделинге и тем, у кого рост ниже 175 сантиметров, в азиатских странах планка немного ниже: могут взять девушек от 172 сантиметров. Начинать тоже стоит пораньше, идеально в 14−17 лет, к 25 годам — уже закат карьеры. Понятно, что из всех этих правил есть исключения, но их слишком мало.

Сейчас популярность набирает бодипозитив, я этому рад. Даже среди моделей мало тех, у кого идеальные 90−60−90, что уж говорить о простых людях с разными фигурами. Модели плюс-сайз в этом плане классное явление — каждый может увидеть свой типаж на модных подиумах и не сидеть на диете ради мифической красоты. Я вообще за то, чтобы девушка не была худой (смеется). Понятно, что у каждого свои представления о красивой внешности.

Фото: архив героя статьи

Раньше я не замечал, обращают ли на меня внимание девушки: когда с тренировки на тренировку и домой — не до этого. А сейчас внимания стало значительно больше, но все равно не думаю, что это связано только с моей внешностью, важна цельная картинка: успешность, харизма, чувство юмора, ответственность. Конечно, это мне льстит. Сама профессия приносит удовольствие не только из-за путешествий, развития, знакомств, но и из-за красивых, ярких фото, на которых я вижу эффектный результат. Да, я нарцисс (смеется).

Я ни о чем не сожалею, только травм в спорте хотелось бы избежать. В планах стать лицом знаменитых брендов и пройти по модным подиумам Милана. А еще надеюсь, что в Беларуси появятся возможности для запуска крутых модельных проектов или хотя бы получится вернуть забытый конкурс «мистер Беларусь».

-50%
-15%
-10%
-50%
-20%
-10%
-10%
-30%