103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  2. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  3. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  4. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  5. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  6. Минское «Динамо» сражается со СКА в Кубке Гагарина. Онлайн
  7. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  8. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  9. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  10. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  11. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года врачу с отсрочкой
  12. Прививать всех желающих от COVID-19 начнут в апреле. Вакцина будет от белорусского предприятия
  13. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  14. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  15. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже
  16. Получающих зарплату «в конвертах» планируют привлекать по «административке»
  17. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  18. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходит 2 марта
  19. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  20. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  21. Что известно о «собственной ракете для „Полонеза“», которую создали в Беларуси
  22. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  23. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  24. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  25. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  26. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  27. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  28. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  29. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  30. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
BBC News Русская служба


Когда в Нью-Йорке, Лондоне, Милане или Париже начинается Неделя моды, сотни моделей устремляются в эти модные столицы мира в поисках работы.

Фото: unsplash.com
Фото: unsplash.com

Многие из них возвращаются домой, не заработав ни гроша.

Анна (имя изменено) работает моделью с 17 лет. На мировых подиумах она представляла одежду от Prada, Mulberry, Comme des Garcons и многих других известных брендов.

Она работает три года, но по-прежнему не может отдать долг в десять тысяч евро нанимавшим ее агентствам.

«Долги начались одновременно с моей модельной карьерой», — признается она.

Первое агентство, с которым Анна подписала контракт, выделило ей 350 фунтов на пробную фотосессию. Этот долг был записан на личный счет Анны.

Потом Анну отвезли в Лондон на кастинг. Стоимость перелета и проживания тоже записали на ее счет. Долги начали расти.

«Меня спросили, нужен ли мне водитель, но не объяснили, что это очень дорого, а платить придется мне», — рассказывает модель.

Проблема в том, что модельные агентства обычно оплачивают клиенткам перелет и проживание, но в этой сфере принято, что эти деньги нужно вернуть.

Таким образом, если модель полетит на Лондонскую неделю моды, которая начнется в эту пятницу, и не найдет работы, она (или он) должна будет вернуть агентству стоимость перелета и прочие издержки.

Анна впервые столкнулась с этой проблемой в 18 лет, когда поехала в США на кастинги в рамках Нью-Йоркской недели моды. Прилетев, она заболела и не смогла пойти ни на один из них.

После этого, рассказывает Анна, ей почти не платили за работу. Агентства в Париже, Лондоне и Нью-Йорке забирали все ее гонорары в счет долгов.

Россиянка Екатерина Ожиганова уверена, что проблему скрытых долгов, которые набирают модели в попытке сделать карьеру в одной из самых рискованных профессий в мире, необходимо решать.

Фото: AURÉLIEN NOBÉCOURT-ARRAS
Модели не любят обсуждать друг с другом свои гонорары, говорит Екатерина Ожиганова / Фото: AURÉLIEN NOBÉCOURT-ARRAS

Ожиганова — российская модель, работающая в Париже. Она основала ассоциацию Model Law, ставшую первой во Франции некоммерческой организацией, занявшейся защитой прав моделей.

«Раньше сексуальное насилие было запретной темой, — говорит она. — Сегодня на каждом углу кричат про сексуальную эксплуатацию. Но о деньгах никто говорить не хочет. Все об этом просто молчат».

Успех в модельном бизнесе измеряется заработком, поэтому девушки нечасто обсуждают между собой денежные вопросы.

Model Law помогает им разобраться в своих финансах.

«Главная проблема — это нехватка информации, — говорит Екатерина. — Модели не знают, сколько денег им должны платить».

В особенности это касается девушек, приехавших из небогатых стран. Они наиболее уязвимы, хотя проблемы с долгом могут возникнуть и у граждан западноевропейских стран или США.

«Здесь то же самое, что происходит с любым работником, приезжающим в более богатую страну», — утверждает Екатерина Ожиганова.

«Существует языковой барьер. Они не могут прочесть документы, не понимают, что написано в контракте. Они прыгают в бездну», — говорит она о начинающих моделях.

Усугубляет положение то, что начинающих моделей сегодня пруд пруди. Работы на всех не хватает, поэтому гонорары могут быть очень низкими.

Некоторые фотосессии в журналах не оплачиваются вовсе. Разброс гонораров за участие в фэшн-шоу — от 50 фунтов в день до 1000 фунтов. Гонорар за участие в кампании бренда достигает десятков тысяч.

Однако долг модели — это не совсем долг в обычном понимании этого слова, утверждает директор британской ассоциации фотомоделей Джон Хорнер.

Фото: AARON J HURLEY
Директор британской ассоциации фотомоделей Джон Хорнер утверждает, что долги многих моделей в конечном итоге списываются / Фото: AARON J HURLEY

Если начинающая модель решает уйти из бизнеса, агентства обычно не прилагают усилий, чтобы получить долг, утверждает Хорнер. Вместо этого агентства моды просто списывают свои затраты.

«Агентства не выбивают деньги у моделей, как это в других сферах делают коллекторы, — говорит он. — Долг остается за нами».

На балансе лондонского агентства Хорнера Models 1 около шестидесяти тысяч фунтов таких долгов. Возможно, что они никогда не будут оплачены, если его модели не станут сверхуспешными.

Агентства обязаны ежемесячно присылать моделям подробные счета с перечнем затрат, но, возможно, эти документы не всегда читают.

Большинство ставших известными моделей довольно быстро окупают первые инвестиции и начинают зарабатывать сами, говорит Хорнер.

Эстер Киннир-Дерангс — соосновательница небольшого лондонского агентства Linden Staub. Оно открылось три года назад и в своей работе старается относиться к моделям лучше.

Эстер считает, что выдача авансов начинающим моделям с последующим возмещением затрат естественны для этого бизнеса.

Фото: JAKUB KOZIEL
Эстер Киннир-Дерангс (справа) считает, что агентства должны брать на себя больше ответственности за моделей / Фото: JAKUB KOZIEL

Проблема, считает она, в том, что многие агентства считают девушек расходным материалом.

Агентства, по ее словам, «бросают на подиум сотни девушек и смотрят, какая из них к нему прилипнет».

Зачастую в самом уязвимом положении оказываются девушки из Восточной Европы.

Родители с радостью отправляют их за границу, уверенные, что это их шанс, и задают слишком мало вопросов. Сами девушки часто еще не умеют распоряжаться деньгами и строить карьеру.

«Я считаю, что обучение модели — это наша обязанность, независимо от того, где мы ее наняли — в Сибири, в Африке или в Лондоне», — говорит Киннир-Дерангс.

Кэндис (имя изменено) — французская модель восточноафриканского происхождения. Она говорит, что в начале своей карьеры даже не представляла, что с нее могут потребовать деньги за перелеты или проживание.

«Только когда получаешь первый контракт, понимаешь, что все это было не бесплатно», — говорит она.

«Ты спрашиваешь, где зарплата, а тебе говорят: „Зарплаты нет, потому что ты в долгах“. Вот тогда ты все и понимаешь», — рассказывает она.

Кэндис признает, что финансовое бремя действительно в итоге ложится на агентства, но моделям из-за долгов приходится испытывать серьезный стресс.

«Поездка на Неделю моды — это всегда риск того, что домой ты вернешься с новыми долгами, — говорит она. — Наверное, 40% (возможно, и больше) возвращаются домой ни с чем. Отсюда такой стресс».

-15%
-30%
-15%
-30%
-10%
-50%
-15%
-20%
-20%
-50%
-15%
-10%