BBC News Русская служба


Может ли магазин секонд-хенда быть модным и приятным местом? Наш опыт говорит, что это маловероятно. Однако в пригороде Стокгольма дочь хиппи создала этичный торговый центр, по которому не скажешь, что все товары в нем — из мусорной корзины.

Фото: BBC

Руководитель торгового центра — Анна Бергстрём — с некоторых пор оказалась перед сложной дилеммой: ей нравится блестящий мир высокой моды, но в то же время она понимает, что за этим всем стоит расточительство, которое губит природу.

Вся карьера Анна Бергстрём связана с модными магазинами. У нее за плечами — управление двумя крупными торговыми центрами в Стокгольме.

Но три года назад она начала сомневаться в своем профессиональном выборе и нашла для себя успокоение в том, что возглавила универмаг, где продаются только товары секонд-хенд или товары, сделанные из переработанного сырья.

«Вы чувствуете, как пахнет? Приятный запах, правда?» — спрашивает Анна Бергстрём, показывая свой огромный торговый центр.

Для Анны очень важно, что покупателю приятно здесь находиться. В ее торговом центре 14 специализированных магазинов, в которых продается почти всё — от одежды до инструментов для ремонта.

По словам Анны, ей нравятся винтажные вещи, но только не лавки, торгующие ими.

Для большинства людей зайти на блошиный рынок, секонд-хенд или в магазин благотворительного фонда — целое испытание, потому что это довольное неприятные места со стойким запахом старья. Довольно часто в таких магазинах можно найти что-то очень интересное и нужное за небольшие деньги, однако обстановка в них тоскливая, говорит Анна. Она поставила себе амбициозную задачу: сделать так, чтобы посетители воспринимали ее магазин секонд-хенда как современный молл.

Фото: BBC

Торговый центр Анны очень просторный и приятный, организован по принципу выставки и чем-то напоминает магазины ИКЕА. На входе посетителей встречает художественная инсталляция — искусственное дерево и круглая скамейка. Все это сделано из отслуживших свою службу вещей. Тут есть кофейня и стойка праздничной упаковки товаров.

Над ТЦ вывеска — ReTuna. «Tuna» — это неофициальное название пригорода Стокгольма, где находится торговый центр (полное название городка — Эскильстуна, он находится в часе езды от Стокгольма). Приставка «Re» говорит нам о том, что продающиеся в магазинах центра товары — это секонд-хенд, либо они сделаны из переработанных материалов.

Торговый центр ReTuna открылся в 2015 году и располагается в бывшем гараже для грузовиков одной из логистических компаний.

Фото: BBC

Магазины, арендующие площади здесь, не являются благотворительными — это обычный бизнес, который приносит своим владельцам доход.

У Анны Бергстрём есть бизнес-мантра, которой она делится с каждым своим арендатором: «Делайте так, как если бы вы были руководителем Hugo Boss». Она хочет, чтобы ее торговый центр был таким же блестящим, как дорогие модные бутики.

В торговом центре ReTuna есть спортивный магазин, в котором можно купить лыжи и сани (немного потертые, правда), есть детский магазин, заваленный игрушками (некоторые из них немного поблекшие), книжный магазин, магазин инструментов и даже магазин аксессуаров.

Наряду с товарами, которые идут на перепродажу, есть товары, сделанные из старых вещей или переработанного материала. В руки сотрудников торгового центра попадают в том числе такие вещи, которые очень сложно продаются, зато могут послужить сырьем для чего-то интересного, что будет пользоваться спросом.

Один из самых интересных отделов торгового центра — магазин домашнего декора ручной работы.

Хозяйка магазина Мария Ларссон с гордостью показывает мне один из самых популярных товаров — контейнер, по внешнему виду напоминающий сосновую шишку. Такие контейнеры изготавливаются из старых кожаных курток, которые уже не годятся для «комиссионки».

Однако Мария признается, что немного переживает, так как спрос на такие контейнеры обгоняет предложение. Она уже не может найти столько кожаных курток.

Торговый центр ReTuna находится рядом с муниципальным центром по переработке мусора, куда жители постоянно привозят массу ненужных и вышедших из употребления вещей.

И многие машины проезжают мимо металлических контейнеров центра по утилизации мусора и направляются к контейнерам торгового центра.

Здесь местные жители оставляют ненужные вещи, которые, с их точки зрения, можно перепродать или использовать для изготовления новых вещей.

Фото: BBC

На территории около торгового центра трудится целая маленькая армия рабочих в светящихся жилетах. Они разбирают вещи, привезенные жителями, и распределяют их по разным контейнерам в зависимости от назначения и состояния вещи.

Владельцы магазинов ReTuna почти каждый день приходят посмотреть на новые поставки «мусора». Эти вещи они в шутку называют «сокровищами».

Некоторые владельцы магазинов иногда подолгу задерживаются у контейнеров. Анна называет их «выглядывателями» и делает им замечания, потому что есть установленное время, когда они могут спуститься и изучить новые поставки «мусора».

Фото: BBC

Вещи, которые не пригодились никому, отправляются соседям — в центр по утилизации, откуда они пойдут на переработку.

«Вот поэтому я иногда в шутку говорю, что у меня мусорно-модный магазин», — говорит Анна Бергстрём.

Анна полагает, что ее интерес к концепции этичного потребления связан с тем воспитанием, которое ей дали ее родители-хиппи.

Она родилась в городе, но когда ей было три года, семья переехала в деревню, чтобы вести «простую жизнь».

Ее родители очень плохо относились к обществу потребления и старались привить Анне другие ценности.

Анна вспоминает, что ей никогда не дарили на Рождество кукол Барби и вообще у нее было мало игрушек.

Но когда она выросла, то запротестовала против родительских установок.

«У каждого должна быть своя панк-революция», — говорит она загадочно.

Фото: BBC

В итоге Анна пошла в торговлю и начала строить карьеру в «храмах современного потребления». Она открыла розничные магазины, затем руководила работой двух крупных торговых центров в Стокгольме.

Сомневаться в своем выборе она начала, только когда уже воспитывала четырех дочерей. После рождения каждого ребенка она на год уходила в декретный отпуск и за это время успела переосмыслить свою работу. Возможно, дали о себе знать те ценности, которые ей пытались привить родители.

По мере того, как росли дочки, росли и ее сомнения. Она думала о том, в каком мире предстоит жить ее детям. Ей не хотелось, чтобы они жили в мире, где царит потребительское отношение ко всему.

Она понимала, что жизнью ее дочерей-подростков через социальные сети управляют крупные бренды.

Для ее детей было очень важно, какую фотографию Кардашьян опубликовала в инстаграме и что происходит в очередном реалити-шоу. Обо всем этом Анна говорит с тревогой.

В отчаянии она даже попыталась пойти на крайнюю меру: уменьшить количество карманных денег, чтобы дочери не могли покупать модные шмотки. Для экономии она предложила им покупать необходимое в секонд-хендах, но идея не была встречена с энтузиазмом.

Анна поняла, что ей нужно сделать что-то большее.

Фото: BBC

«Я поняла, что я должна стать примером для подражания для своих собственных детей, и мне нужно было сделать что-то хорошее для нашей планеты», — говорит Анна.

Она называет торговый центр своим ребенком, и ей очень хочется, чтобы дети гордились тем центром, который она возглавляет.

Анна также надеется, что ее работа окажется полезной для всего шведского общества.

Шведы очень любят идею бережливости и экологичности, но есть большая пропасть между идеей и реальными действиями, говорит она.

Анна надеется, что ее торговый центр станет своеобразным мостом над этой пропастью.

Возможно, так оно и будет: доходы торгового центра растут год от года. С момента открытия торговый центр продал товаров приблизительно на 3,68 млн долларов. Сейчас его посещают около 700 покупателей ежедневно.

Если у вас есть возможность быть бережливым и в то же время модным, то почему не воспользоваться ею, говорит Анна Бергстрём.

Что в России?

За последнее время в России идеи безотходной жизнедеятельности — ZeroWaste — пользуются всё большей популярностью.

То же касается и секонд-хендов.

BBC News решила узнать у активистов, какими они видят перспективы этичного консьюмеризма.

Фото: BBC

Карина Ивченко, координатор проектов «Мусора.Больше.Нет»:

В последние годы я редко покупаю новые вещи, большинство покупаю с рук, беру то, что отдают знакомые, на фримаркетах.

Также в Петербурге есть благотворительные магазины «Спасибо!» — для меня это совершенно новый формат секонд-хендов.

Раньше я обходила секонды стороной из-за запаха, атмосферы бедности и серости, бардака: все вещи навалены в кучу.

В «Спасибо!» все выглядит, как в обычном магазине: чистые вещи висят на вешалках, красивый интерьер, приветливые продавцы, позитивная атмосфера.

Думаю, именно у таких форматов секонд-хендов есть будущее и они могут завлечь молодёжь и молодых женщин.

Я за развитие таких проектов, потому что это поддерживает принцип осознанного потребления — повторного использования вещей.

Чем дольше живёт вещь, тем больше людей её используют — тем лучше: значит, мы не производим лишний мусор, покупая новые вещи или выбрасывая хорошие.

Юстиния Хохлова, главный редактор блога и телеграм-канала «ЭкоВолк»:

Надо понимать, что из-за одних страшилок о том, какой вред отрасль пошива одежды наносит экологии и в каких ужасных условиях вынуждены работать отшивающие ее люди, народ в секонд-хенд не повалит.

В городах походы по магазинам — это вид досуга.

Поэтому атмосфера секонд-хенда должна быть максимально приближена к тому, что больше всего радует покупателя в обычном магазине: предвкушение покупки, радость от обновки, её хорошее качество, разумная цена, чистота, музыкальный фон, хорошее освещение, ненавязчивые, но появляющиеся в нужный момент консультанты, удобные примерочные.

Секонды могут приблизиться к мейнстриму только тогда, когда впечатления от их посещения будут близки и даже лучше впечатлений от похода в Zara.

В моем представлении это означает, что одежда должна продаваться не на кило веса [вразвес], а поштучно, пахнуть она должна не затхлостью, а фирменной отдушкой или хотя бы просто лавандой.

Мне повезло, на меня нормально садится любая сносно сшитая одежда, но по подругам с менее стандартной фигурой я знаю, что они не суются в секонды. Дело в том, что они подозревают, что потратят там время зря. Поэтому, на мой взгляд, таким магазинам крайне важно иметь широкую размерную линейку.

Кроме того, любому магазину бывшей в употреблении одежды очень важно определиться со стилем. В этой сфере действительно клиентов хватит на всех, поэтому не нужно пытаться угодить всем сразу.

Администрация магазина должна либо сама, либо с помощью специалиста отбирать вещи одного стиля и подходить к этому строго.

Для любого любителя одеться со вкусом это мечта — найти магазин, где у закупщиков вкус совпадает с твоим и где представлен твой размер.

Тогда вместо того чтобы бродить по километрам ширпотребных магазинов, ты фактически окажешься на приёме у личного консультанта.

Фото: BBC

Важно также четко обозначить специализацию. У меня гораздо больше доверия к магазинам, где продаются только бывшие в употреблении вечерние наряды или только спортивная одежда, чем к тем, которые пытаются продавать все понемногу, теряя свою идентичность.

Я очень уважаю комиссионные магазины, где действуют строгие ограничения на приём вещей. Это гарантия того, что в апреле на полках не будут пылиться меховые сапоги, а в декабре — сандалии.

Ещё мне импонируют магазины, где принято срезать бирки с одежды и куда не принимают изделия с символикой брендов.

Мало с чем можно сравнить чувство, которое возникает при покупке вещи не за бренд, а за качество. Это такая лёгкость, которой люди, выросшие в обществе, где стало нормой меряться марками, не знают. Это позволяет тебе оценить вещь по достоинству.

Очень здорово, когда у магазина есть возможность вести онлайн-каталог вещей, но я понимаю, что это имеет смысл, только когда речь идет о более дорогих и эксклюзивных вещах, о менее ходовом товаре. В любом случае живой аккаунт в инстаграме с новинками и фотографиями довольных покупателей точно не помешает.

Популярные секонды могут также вводить что-то вроде коллекций — как сезонных, так и тематических. Таким образом они будут поддерживать постоянный интерес клиентов.

Фото: BBC

Что касается бывших в употреблении предметов, на мой взгляд, если у них есть история, то её нужно рассказывать. Во многих европейских городах принято раз в год устраивать уличную распродажу: жители выходят на улицу и продают собственные вещи. Покупки на таких рынках мне всегда очень запоминаются, потому что ты узнаешь историю предмета, откуда он взялся и кем использовался.

Однако, безусловно, в конечном счете все упирается в качество товара и то, как за ним ухаживали прежние хозяева. Поэтому, возвращаясь к теме магазинов, лучше, чтобы отбором конкретной категории товаров занимался специалист.

Думаю, что магазинам с разной стилистикой и специализацией нужно держаться друг друга, как это делают обычные магазины с похожей целевой аудиторией.

Наталия Осикова, основатель экобренда Jeans Revision и первого в России интернет-магазина вещей из переработанной джинсы jeansrevision.ru, автор телеграм-канала об устойчивой моде «Нечего надеть?»:

Секонд-хенды можно и нужно популяризировать — например, через позитивные отзывы инфлюенсеров и стилистов, медийных личностей, дизайнеров и других людей с большим количеством подписчиков, причём не только из фэшн-индустрии. Переработка и вторичное использование одежды — это важная тема для всех, кто собирается жить в этом мире.

Сейчас сделать из секонда мейнстрим довольно сложно — для начала нужно снять с него стигму. Шопинг в секондах — это не грязно и не стыдно. Это способ найти эксклюзивные винтажные изделия. Это возможность недорого купить качественные, долговечные вещи и попутно сделать свой вклад в сохранение ресурсов и экологии планеты.

В России принято считать, что люди одеваются в секонде «не от хорошей жизни», это не статусно и не модно, хотя на Западе эта тема очень популярна. Такая негативная установка может долго жить в голове покупателей, не соответствуя действительности. А тем временем многие модники и модницы охотятся за вещами именно в комиссионках — там приятно проводить время и совершать покупки.

Вдобавок секонды бывают разные: существуют люксовые комиссионки, которые продают только брендовые вещи — там пахнет дорогим парфюмом, а сервис — как в бутике. Есть сетевые секонды, где продаётся базовая одежда в хорошем состоянии и бренды масс-маркета, причём цены намного ниже, чем у ритейлеров. А есть барахолки и блошиные рынки, которые стихийно появляются и исчезают согласно народным «приметам» — там можно найти уникальные винтажные вещи и утварь, пообщаться с продавцами-горожанами и просто интересно провести время.

Торговый центр ReTuna в Швеции — хороший пример успешного плейсмента винтажных товаров. Современный, красивый шопинг-молл, продающий исключительно винтаж, секонд и переделанные вещи (апсайклинг) — это мода будущего. У нас в России давно есть комиссионки, но лишь недавно стали появляться компании, которые занимаются полноценной переработкой одежды, и Jeans Revision — одна из них. Мы используем качественный винтажный деним для создания новых джинсовых вещей и аксессуаров.

В последние годы с помощью медиа нам навязывают стандарты потребления: покупай больше, покупай чаще, будь в тренде. Поэтому мы давно привыкли к одноразовым вещам и ошибочно считаем их нормой, но многие уже устали от масс-маркета. Так почему бы с помощью медиа не показать людям обратную сторону медали? Чем больше мы будем говорить о переработке одежды, тем меньше вещей окажется на городских свалках, отравляя нам жизнь.

Фото: Олег Киндер, TUT.BY / Изображение носит иллюстративный характер

Ольга Киб, соосновательница ланчерии «Лафлафель»:

Я думаю, что секондам надо делать упор на то, что их клиенты поддерживают движение ZeroWaste, и на то, что они более осознанные.

По сути, они продают такие же вещи, как и в магазинах, но дают им вторую жизнь. Так мы можем не тратить ресурсы.

Владельцы производств — несознательные товарищи и производят больше, чем мы все можем потребить.

Только в наших силах менять производство, своими действиями мы можем показать, что нам важно, из чего сделаны вещи, кто трудится на производстве, хорошо ли оплачивается этот труд и какие ресурсы задействованы.

Гламуризировать, конечно же, надо. Мне кажется, питерским секондам немного легче, чем московским: во-первых, там дешёвая аренда и есть доступ к европейским секондам, во-вторых, мне кажется, петербуржцы больше открыты к таким инициативам. У Москвы все впереди!

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Фото: Олег Киндар, TUT.BY / Изображение носит иллюстративный характер

Яна Потрекий, экоблогер и экокоуч — о том, как сделать секонд-хенд привлекательным:

  • Вопрос подачи. Экономия невозобновляемых ресурсов, устойчивое развитие, осознанное потребление — то, что найдёт отклик и поменяет восприятие с «а-ля «совок» на «бережное отношение к ресурсам».
  • Концепт продающего пространства. Должно быть чисто, аккуратно и красиво. Б/у чаще всего ассоциируется с небрежностью, поломкой и в целом сниженным качеством. А ведь наоборот: если вещь долго использовали, а она осталась добротной — значит, качественная.
  • Качество. Бывшие в употреблении вещи должны быть качественными, иначе лично я не вижу смысла в повторном использовании вместо новой вещи, если это касается одежды и техники. Покупать ширпотреб смысла нет, потому что быстро сломается.
  • Идея экономить деньги, при этом не экономить на качестве. Те же секонды, где можно найти вещи европейского пошива за смешные деньги. Как это происходит: после привоза в течение недели нет скидок. Потом каждые 2−3 дня цена снижается на 10% или фиксированная цена по неделям «всё по 300 (200,100) рублей». Идея в том, что пока цена «высокая», больше шансов найти вещь, которая тебе подойдёт. Чем ниже цены, тем меньше остаётся хорошего, но не факт. Часто можно отхватить что-то, что не заметили другие.
  • Есть идея с сервисами починки, куда люди приходят ремонтировать технику, например. Если человек не хочет платить за ремонт и ему проще выкинуть вещь, он может просто отдать ее. Мастера пробуют ее починить, и если получается, выставляют на продажу. И те, кто хочет сберечь ресурсы и свои деньги, могут прийти и это купить.
-45%
-20%
-50%
-30%