• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ /

Из-за темного оттенка кожи эту модель называют «черным лебедем» и пророчат славу новой Наоми Кэмпбелл. Уроженка Сенегала Мариету Диона в свои 20 лет успела не только поработать с именитыми брендами, но и поучаствовать в открытии Парижской недели моды. Кроме того, она активная участница движения борьбы с расизмом в модной индустрии.

В Минск девушка приехала на несколько дней, чтобы провести трехдневный мастер-класс об имидже, стиле и персональном бренде для белорусских коллег, а также представить итальянский бренд высокой моды Jasha, с которым сотрудничает. Редакция LADY.TUT.BY встретилась с моделью, чтобы поговорить о разнообразии на подиуме и нестандартной красоте.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Когда вы решили, что хотите стать моделью?

— Я родилась в Сенегале, где провела детство. Почти все девочки в моей стране хотят стать моделями, но для этого нужно переезжать в Европу: в Сенегале самореализоваться сложно. Идея попробовать себя в модельном бизнесе принадлежала моей сестре. Мы нашли агентство African Fashion Gate (оно работает с 2011 года и фокусируется на поддержке и продвижении моделей из Африки) и перебрались в Италию. С тех пор я живу там.

— Уроженцев из стран Африки на подиуме в Европе и США в разы меньше, чем европеек. Почему?

— На африканском континенте не развита индустрия моды, почти нет маркетинга и представленности крупных брендов. Рынком в индустрии заправляют западные компании, поэтому дизайнеры предпочитают видеть свою одежду на девушках европейского типажа — с ними проще и понятней. Но ситуация начинает улучшаться. Например, во времена начала карьеры Наоми Кэмпбелл часто жаловалась, что стилисты, фотографы и визажисты не умеют работать с ее кожей и волосами. Сейчас же все больше брендов готовы сотрудничать с нами, учитывать особенности внешности, потому что девушки из Африки могут продемонстрировать коллекцию в совершенно другом характере, подать ее ярче и выразительней.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Как вы считаете, интерес к нестандартным моделям, будь то люди с инвалидностью, модели «третьего возраста» или плюс-сайз — это погоня за медийным вниманием или долгосрочный тренд?

— Мода не стоит на месте, она меняется, и меняются требования к моделям. Традиционные модели все так же востребованы, их большинство, но разнообразие типов на подиуме делает моду более либеральной, открытой и здорово помогает продвижению бренда. Ведь потребительницам приятно видеть девушек, которые похожи на них, вот только далеко не каждая модель будет рада такому положению вещей (смеется). Для меня это, конечно, хорошо, я поддерживаю изменения в моде и очень им рада. Например, вместе со стилистом Валентино Гарвани и African Fashion Gate мы сделали показ в Брюсселе при поддержке Европарламента, который назывался «Мода одевает мир», чтобы прилечь внимание к малому проценту моделей африканского происхождения в индустрии.

— Что значит для модели участие в Парижской неделе моды?

— Для меня это честь и большое достижение. Открытие Недели моды происходило в Лувре, и шоу было просто фантастическим. Организаторы собрали на подиуме представителей разных национальностей из Азии, африканских стран, Латинской Америки, Европы. Век модели, как бы грустно  это ни звучало, — короткий. А Парижская неделя моды — это статус, возможность показать себя. Это всегда шаг в будущее, потому что никогда не знаешь, с кем ты встретишься там, кто тебе поможет с работой, когда придет время уйти с подиума.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Мне пришлось проделать долгий путь, чтобы попасть туда. Я все время слышала от кастинговых агентов: «Нет-нет-нет». Это были ступеньки, по которым я буквально шла на эту вершину. Но я не собиралась отказываться от своей мечты стать моделью, даже если я отличаюсь от других. Почему кто-то может, а я нет?

— В странах Африки популярно отбеливание кожи. Как вы относитесь к этому феномену?

— Это очень большая беда в Сенегале и других африканских странах. Очень большое количество девушек покупают эти средства, чтобы сделать тон своей кожи, как им кажется, более красивым и более привлекательным. Наверное, они считают, что светлая кожа как-то поможет им в жизни, сделает ее лучше, приблизит к европейским идеалам красоты. Только употребление этих средств очень неполезно и вскоре может вылиться в проблемы со здоровьем. Я рада, что родилась темнокожей, с тем цветом кожи и с теми волосами, которые у меня есть, и я очень бы хотела донести до девушек, что нужно любить и принимать себя со своими особенностями внешности.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Кто из моделей для вас — идеал?

— Я уже много лет восхищаюсь Иман, знаменитой топ-моделью сомалийского происхождения, вдовой Дэвида Боуи. Она владеет пятью языками, изучала в университете политологию и сотрудничала с мировыми дизайнерами и журналами. Также она много внимания уделяла благотворительности, в частности обеспечению лекарствами детей больных ВИЧ/СПИД в Африке.

— Какое впечатление на вас произвела белорусская красота?

— Девушки, которые пришли в Национальную школу красоты, элегантные, нежные и старательные. Думаю, что уже в силу своих природных данных многие смогли бы составить конкуренцию моделям в Европе. А если говорить про людей, которых я встретила вне стен школы, — белоруски довольно хорошо одеваются, и молодые парни тоже от них не отстают.

-35%
-10%
-20%
-10%
-35%
-25%
-20%
-65%
-20%
0065445