• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Ольга Астапович /Фото: Юлия Кирейчик /

«Несветский гардероб» продолжает показывать образы интересных белорусок, которые уверены: в современном мире нужно одеваться не только красиво, но и экологично, и этично. Сегодня героиней проекта стала Виктория, специалист по коммуникации. Сейчас девушка работает в Дирекции II Европейских игр, которые пройдут в Беларуси в 2019 году.

Виктория рассказывает: всю жизнь любила животных, но жила, «как приучили родители», и носила одежду и обувь из кожи, со вставками меха вплоть до 25 лет. Признается, интуитивно чувствовала: что-то не то, но рационально объяснить эти ощущения получилось только несколько лет назад.

Фото: Юлия Кирейчик, TUT.BY

— Увидела однажды в социальных сетях, что собирают деньги на издание книги «Животные — не одежда» с детскими историями и рисунками. Заинтересовалась, а потом, так получилось, присоединилась к команде активистов Центра этичного отношения к природе, организации, которая популяризирует идеи этичного отношения к животным и природе, учит ответственности перед окружающим миром, — вспоминает Виктория момент, с которого начала углубляться в тему экоэтики. — И тогда для меня открылся новый мир: стало понятно, как работает жуткая индустрия, которая убивает и эксплуатирует животных. И главная проблема такого использования и перепотребления в том, что многие из нас видят только конечный результат и не задумываются, какие процессы за ним стоят.

Новые материалы намного практичнее

Последние три года кожа, мех и шерсть для Виктории — табу. Ничего нового из этих материалов в ее гардеробе не появляется. И не будет.

— Осталось одно пальто, в котором есть немного шерсти. Покупала шесть лет назад, пока от него не отказываюсь. Приобретать что-то новое, когда это в адекватном состоянии, значит, запускать новый цикл потребления. Я этого не хочу, — говорит она. — Кстати, никогда не понимала людей, которые выбирают верхнюю одежду на пуху, с пером. С нашими зимами это не такой уж нужный вариант, к тому же постоянные перья на одежде не придают комфорта и плюсов такой одежде. Привести в порядок пуховик можно только в химчистке. Зачем все эти трудности себе создавать?

Предвосхищая вопросы, девушка добавляет: сегодня производители и дизайнеры предлагают немало достойных альтернатив тем, кто не любит синтепон, сбивающийся в комки.

Фото: Юлия Кирейчик, TUT.BY

— Например, для верхней одежды очень популярен изософт, который выдерживает температуры до минус 30. Похож на синтепон, но более долговечен и удобен. Например, после стирки пальто с таким наполнителем не нужно заморачиваться, как разложить на кровати, чтобы оно сохранило внешний вид. Это ведь гораздо более удобная альтернатива и пуховику, и шубе, согласитесь, — убеждена собеседница.

К тому же самые прогрессивные дизайнеры и модельеры отказываются от меха в своих коллекциях, а производители и продавцы добровольно объединяются в антимеховые союзы. К слову, последняя Неделя моды в Лондоне проходила без меха, в Амстердаме пару лет назад появилась даже целая торговая улица, на которой запрещено продавать меховые изделия.

В шкафу — только любимое и востребованное

После глобальной чистки шкафов вещей у Виктории осталось немного. Расхламлением, признается она, занялась в тот момент, когда увидела, что одежды много, но большая часть просто лежит без дела. Выбрасывать не стала: раздала знакомым, родственникам, что-то передала нуждающимся. Вспоминает, как с подругой однажды продавали что-то на маркете Open Shkaf, что проходит в Минске регулярно. Теперь довольна: ничего просто так не лежит, а каждая из оставшихся вещей имеет свою историю.

— После того как я оставила только те вещи, которыми пользуюсь, стараюсь очень скрупулезно подходить к шопингу. Избегаю импульсивных покупок, которые запускают этот снежный ком накопительства в гардеробе, а глобально — стимулируют бездумное потребление и производство новой одежды, — говорит Виктория. Она готова показать некоторые из своих образов.

Фото: Юлия Кирейчик, TUT.BY

— Это единственное мое теплое платье, как раз для холодной погоды. В составе — хлопок и акрил. Оно не колется, не скатывается — в этом очень повезло. Наткнулась случайно в нашем ГУМе, где много-много всего всегда на вешалках и трудно разобраться. Глаз зацепился за платье случайно, померила и в итоге осталась довольна. Очень рада, что в составе нет шерсти еще и потому, что с детства не могу терпеть шерстяную одежду: она жутко раздражает мою кожу. Мама вязала для нас с сестрой красивые вещи, но мы постоянно протестовали против шерстяной пряжи.

Говорят, кожаная обувь долго носится. В подростковом возрасте носила кожаную 4−5 лет. Однако этим моим некожаным ботильонам уже четыре года. Я боялась распространенных предубеждений: ноги будут болеть, сильно потеть, обувь очень быстро изнашивается… Но кто ищет, тот всегда найдет. Сейчас хорошие производители понимают тренды и готовы предлагать хорошее качество не только из кожи, но и из различных заменителей.

Кстати, мне очень нравится, как продвигает свой этичный бренд Candy Lady белорусская теннисистка Ольга Барабанщикова. Она не только рассказывает, почему не использует материалы животного происхождения, но и предлагает достойные альтернативы.

Фото: Юлия Кирейчик, TUT.BY

В этом и некоторых других образах у меня необычное кольцо. Я его очень люблю, купила в Италии на хендмейд-ярмарке у какой-то очень милой и приветливой мастерицы. Стоило совсем недорого — пару евро. Вообще украшений у меня немного — только любимые, только те, что я постоянно ношу в комплектах. Есть несколько брошей, несколько пар сережек. На мне любимые сережки, подарок дорогого человека, практически всегда в них.

Рюкзак с вышивкой из искусственной кожи, а значит, тоже этичный. Набрела на него как-то в аэропорту, когда рейс задержали. Стоил около 15 евро. Появился случайно, живет у меня второй год и очень любим.

Есть и любимая текстильная сумка для повседневного шопинга. Это бренд Bago от белорусского мастера. Удобная, надежная, вместительная. Такие помогают не брать одноразовые полиэтиленовые пакеты в магазинах, а значит, я снижаю количество мусора, что попадет на свалку.

Фото: Юлия Кирейчик, TUT.BY

Фото: Юлия Кирейчик, TUT.BY

— Эти брюки купила в каком-то секонд-хенде. Они были о-о-огромного размера! В этот же вечер мы с мамой перешили их под меня, получилось очень круто: действительно, часто слышу комплименты, когда я в них. Красненькую кофточку я купила в Дании прошлой зимой. Я прилетела в Копенгаген налегке, а там — жуткие скандинавские ветры. Прикупила ее в аэропорту, чтобы не замерзнуть. Вернулась домой и ношу постоянно. Тут тоже только хлопок и акрил.

Фото: Юлия Кирейчик, TUT.BY

Фото: Юлия Кирейчик, TUT.BY

Брошь — то ли божья коровка, то ли какой-то жук — из Литвы. Когда смотрю на нее, вспоминаю все, что связывает меня с Вильнюсом. На самом деле я не люблю шопинг и не понимаю, как можно проводить все выходные в торговых центрах. У меня много вещей из поездок, потому что только там я иногда заскакиваю в магазины, если есть время. Люблю барахолки, там можно найти интересные аксессуары и бижутерию.

— Платье с птичками мне подарила моя хорошая подруга. Говорит, увидела на манекене — сразу поняла, что оно для меня. Эта вещь ассоциируется с теплым отношением близких, приятно, что обо мне вспоминают и думают.

Фото: Юлия Кирейчик, TUT.BY

Перебрала косметичку

На одежде и обуви у Виктории все не заканчивается. В ее косметичке — тоже только этичная косметика. Такая не тестируется на животных. Активисты выступают против тестирования, так как эксперименты недостаточно точны, чтобы ориентироваться на их результаты (все-таки организмы животных и человека отличаются). И в то же время — негуманны. Например, один из самых «зверских» (но далеко не единственный) экспериментов — тест Драйза. Это тест на токсичность косметики. Концентрат косметического средства наносят на глаз кролику и не смывают минимум сутки, а для проведения полного теста — в течение 14 дней. Все это время голова кролика зафиксирована, он не может потереть лапой глаз, который разъедает косметика. Часто эксперимент заканчивается тем, что роговица мутнеет, глаз кролика гибнет.

Именно поэтому на упаковках косметики, которая не тестируется на животных, чаще всего можно увидеть маркировку в виде кролика. И это самый простой способ распознать этичную косметику. Еще вариант — найти информацию в интернете, есть целые «черные» и «белые» списки производителей. Если производитель мелкий, можно написать напрямую, как это делает Виктория при возникновении вопросов.

Про этическое отношение к животным

Исследуя тему по фильмам, много читая и разговаривая с активистами из разных стран, Виктория поняла: нет звероферм, на которых животным хорошо. Везде хотят заработать больше, а потратить меньше. Экономят в основном за счет условий содержания животных и на способах получения материалов животного происхождения.

— Многие думают, что стрижка овечек — благое дело, которое облегчает животным жизнь. «Безобидная» шерсть, для добычи которой не нужно убивать животное, в промышленных масштабах не так уж легко достается, — рассказывает собеседница. — На интенсивных фермах стригут быстро, никто в этот момент не думает об аккуратности и безопасности. Видела ролик с австралийской фермы, где овец стригли на скорость — так вот шерсть там состригали с кусками кожи и плоти…

О меховых воротниках и шубах точно так же часто думают довольно «поверхностно». Например, в пересчете на количество зверьков, убитых для производства одного изделия.

Фото: Юлия Кирейчик, TUT.BY

— И совсем немногие задумываются о том, что для производства изделий из натурального меха используются очень сильные химикаты, чтобы протравить живой организм, предотвратить процессы, связанные с возможным гниением натурального материала, — рассказывает Виктория. — Одно из масштабных китайских исследований показало, что одежда для маленьких детей с меховыми воротничками может вызывать ослабление иммунитета и снижение устойчивости детского организма к различным заболеваниям, вплоть до онкологии. Жесткие химикаты в совокупности с органическими отходами со звероферм отравляют почву и воду в радиусе нескольких километров.

У антимеховых активистов по всей Европе достаточно аргументов, чтобы закрывать зверофермы. И это в последнее время происходит все чаще. Однако это значит, что такие производства перемещаются с Запада в страны с менее жесткими экологическими стандартами.

А еще существует такое понятие, как спесишизм – когда одних животных любят, уважают и берегут больше, чем других. Например, у нас едят телят, свиней, используют их кожу. Норок и песцов считают привычными животными для производства одежды, а вот кошек, собак и хомячков любят и на убой ради меха не отправляют. При этом наши домашние любимцы в Китае входят в «меховой» топ. Активистами доказано, что на наш рынок попадают стриженные крашеные кошки в виде воротников, и их выдают за норок, – говорит Виктория. – Или вот еще пример. Я была в шоке, когда однажды увидела интервью известной белорусской медиаперсоны. Она рассказывала про то, как в детстве любила животных, часто домой приносила котов и буквально спала с собаками. А чуть ниже она говорит, что «выросла и открыла меховой салон», рассказывает, какое наслаждение доставляет ей мех…

-25%
-50%
-10%
-20%
-99%
-50%
-20%
0065445