• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Стиль


Ирина Жукова, /

Берти.

Да, тётя Агата.

Молодые люди, подобные тебе, которые призваны собой олицетворять будущее нации, приводят меня в отчаяние.

Да, действительно…

Эти огромные деньги как бич. Ты ничего не делаешь, тратишь время на пустые развлечения. Ты – антиобщественное существо… Ты трутень, Берти… Тебя нужно женить.

"Дживс и Вустер"

Итак, принц Генри, или попросту Гарри, женится на звезде сериала "Форс-мажоры", и, кажется, это главная новость недели. Меган Маркл наверняка подозревает, что волны публикаций в СМИ, с которыми они столкнулись, объявив сначала о своих отношениях, а затем и о помолвке, — всего лишь вишенка на вершине пудинга. Увеличительное стекло, фиксирующее малейшие ее промахи, станет еще более безжалостным, но мы почему-то уверены, что история Меган Маркл, новой принцессы, явно не будет похожей на изрядно выцветшую и недолгую сказку Кейт Миддлтон.

Шальной принц Гарри

Меган не Кейт, а Гарри уж точно не Уильям. Принц Гарри, по всему видно, неплохой малый: британские таблоиды называли его "шальным ребенком", а это, согласитесь, вызывает какую-никакую симпатию. Архетип бунтующего против церемониала принца — образ вечный и англичанам в чем-то даже близкий. В его биографии неплохо уживаются драки с папарацци, эпизоды с марихуаной и маскарадным костюмом со свастикой, благотворительная деятельность в Африке и военная служба в Афганистане — все поживее, чем у вполне предсказуемого старшего брата.

Важное в истории этой помолвки то, что принц Гарри Уэльский — младший сын Чарльза и Дианы, а его право на престол — под номером пять, что как бы означает негласный карт-бланш: королевская семья не будет чинить ему препятствий в браке, который в ином случае посчитали бы мезальянсом.

Кто такая Меган Маркл

И здесь на передний план выступает личность самой Меган: она становится освежающей картинкой для нафталинового парадного портрета, который не смогла вытянуть Миддлтон.

Меган признается, что, поскольку росла в США, никогда не испытывала пиетета по отношению к самой сути монаршей семьи в целом и к Виндзорам в частности: у любого не-англичанина это отношение и понимание априори не будет таким, как у англичанина. В общем, Меган Маркл — это нечто немыслимое, неконвенциональное для церемониальной незыблемости монархии. Точнее, была бы таковой еще десять лет назад.

Разумеется, Меган все же придется пойти на некоторые уступки традициям: она объявила, что заканчивает актерскую карьеру, но можно спрогнозировать, что ее кипучая натура развернет более чем бурную и эффективную благотворительную деятельность, что будет и благопристойно, и не позволит упрекать ее в том, что из дельной и деятельной девушки она превратилась в декоративное приложение Короны.

Но дело в том, что, в отличие от той же Кейт, «декоративным видом» Меган не была никогда, и ее конструктивный активизм не станет повинностью и данью имиджу королевской семьи. Маркл молода, обаятельна и словно предлагает готовый рецепт того, как вызвать симпатию у абсолютно всех: мулатка, феминистка, актриса и активистка, которая ездит в гуманитарные миссии. Она сотрудничает с подразделением ООН UN Women, и ее речи о гендерном равенстве аплодировал Пан Ги Мун. Многие проблемы волнуют ее с давних пор: чего только стоит ее письмо Хиллари Клинтон. Меган было 11 лет, и ее возмутила реклама очередного чистящего средства, которая слишком категорично отводила женщине роль домохозяйки — Меган написала об этом Хиллари, и в результате кампанию скорректировали до более приемлемых формулировок. Была вовлечена в кампанию «Чистая вода» в Руанде, представляла благотворительную организацию World Vision Canada и вела свой лайфстайл-блог (сейчас закрыт), где писала о том, что не мыслит себя в роли пустой светской дамы и хочет быть женщиной, которая работает. В общем, эта девушка — про equality и diversity, а это два самых горячих слова на повестке дня.

И даже то, что Меган разведена и старше жениха на три года, не играет никакой роли: дух времен со временем добирается даже до самых отдаленных уголков Букингемского дворца.

Что в шкафу у Меган?

Помимо биографии Золушки XXI века, прессу интересует и ее гардероб. Меган и здесь кажется вполне свободной от каких-либо жестких условностей: в Сети полно ее фотографий в драных джинсах, парках, шапках-бини — это такое общее место жительницы большого города, которая ценит мобильность и комфорт и вряд ли станет надевать каблуки, чтобы ее ноги выглядели длиннее («А вдруг я пойду выбрасывать мусор, а там папарации?» — это не про нее).

Хотя каблуки-стилетто Меган обожает, это факт, и это видно по всем ее парадным образам. А еще во время ее торжественных выходов в глаза бросается тотальное отсутствие каких-либо украшений, что ювелирных, что бижутерии.

Не замечена она и в выборе каких-то сложноскроенных вещей, нагромождении фактур и принтов: ее гардероб всегда достаточно лаконичен, и это совершенно точно не гардероб модницы, иконы стиля или звезды Инстаграма. Меган, скорее, делает ставку на природную харизму и обаяние, нежели на какие-то сложносочиненные стилистические решения.

Как показывает практика многих и многих фотоотчетов, это мудрое решение: на фотографиях наряды не затмевают актрису. Возьмем один из самых ярких ее выходов — красное платье силуэта родом из 1950-х: оно сексуальное, но не вульгарное, и в этом случае фирменный отказ от украшений играет только на руку. Достаточно классических нюдовых лодочек — готовый взвешенный образ, вполне классический, но не без перчинки.

Упрекнуть ее в излишней сексуальности, дурновкусии или вульгарности не удастся: да, порой случаются промахи в сочетаемости сумок/туфель/нарядов, но это не те фатальные ошибки, за которые потом придется краснеть перед бабушкой Елизаветой. Все пристойно.

Своим источником гардеробного вдохновения она называет Эммануэль Альт (экс-редактор французского Vogue): «Мне нравится французский стиль, когда весь твой аутфит хорошо сочетается, но что-то из него немного выбивается — мейк или прическа». Тоже степень свободы — пока что. Разумеется, никакой «взъерошенности» ей в дальнейшем не позволят: все-таки есть протокол, и его придется соблюдать.

Ну а пока свобода Меган — в ее тотальном пренебрежении модными трендами: ничего хайпового, ультрамодного, однодневного. Простота, монохром, комфорт, понимание своего тела и его достоинств. Стилистам не придется переучивать ее долго. И, видимо, такой подход подкупает многих и многих, желающих прикоснуться к сказке 2017 года.

После первых официальных «постпомолвочных» фото пары, где Меган была одета в белоснежное пальто не очень известной канадской марки, онлайн-магазин бренда обвалили желающие купить точно такое же. Магия Меган, не иначе.

Нужные услуги в нужный момент
-31%
-40%
-20%
-50%
-30%
-20%
-20%
0059086