Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Карьера
Вдохновение
Звезды
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
СуперМама
Мех дня
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Стиль


Замечали, что как-то вдруг все разговоры об одежде и образе сделались настолько серьезными, будто речь идет о геополитике, а не о вещах в вашем шкафу? Объективация женщины в связи с высокими каблуками и глубокими декольте, классовые маркеры, выраженные через приверженность к нормкору, феминистическое послание через стиль унисекс и симметричный ответ антифеминисток через возрождение нарочитой женственности в одежде — будто читаешь конспекты политиков-прокламаторов, а не обзор модных тенденций или соответствующую ветку на каком-нибудь форуме. Почему вместо того, чтобы веселиться над тем фактом, что Дольче и Габбана в новой коллекции использовали принт со спагетти (спагетти!) на своих жизнерадостных платьях, все хмурят высокие лбы и что-то там нагромождают про «спекулятивное возвращение нарочито национальных деталей в связи с кризисом эмиграции»? Это всего лишь платья, спагетти и — традиционно — хорошее чувство юмора у Доменико и Стефано.

Tropico Italiano: коллекция Dolce & Gabbana весна-лето 2017
Tropico Italiano: коллекция Dolce & Gabbana весна-лето 2017

Все случилось тогда, когда мода просочилась из глянцевых журналов и отзывов редакторов моды в социальные и феминистические дискурсы, став скорее даже не аргументом, а оружием в спорах. «Стиль унисекс разрушает устои гендерного распределения ролей», «бучи» против любительниц платьев в пол — битва феминисток против «патриархальных куриц», «короткая юбка обесценивает тебя как личность» и все в этом духе. Параллельно модные огрехи внезапно стали клеймиться с намного большим жаром, чем раньше. Леопардовый принт — преступление против стиля, знаменитый яростный спор о телесных и черных колготках, и как апогей — нелепое ранжирование приемлемой длины юбки в зависимости от возраста. Откуда у этого явления ноги растут, понять несложно: в последние десятилетия появилась целая армия индивидуальных стилистов и специалистов по имиджу, которым хочется не только водить клиентов по дорогим магазинам одежды, но и самим туда наведываться за обновками, плюс интернет, блоги и соцсети, в которых так удобно распространять страшилки наподобие: «Люди составляют о вас полное мнение за несколько секунд встречи, поэтому без крутого образа вы социальный труп». Плохая новость для любителей составлять мнение таким образом раз и навсегда: этак немудрено упустить следующего Билла Гейтса, который придет к вам на деловую встречу в черной водолазке и «конверсах», или Лену Данэм в лимонных шортах, которая принесет вам отличный сценарий для будущего кинохита. Да, первое впечатление действительно важно и действительно сильно завязано на визуальном восприятии, но мы все же не какие-то одноклеточные, которые не способны изменить и расширить свое мнение о человеке в следующие минуты-часы-дни общения.

Лена Данэм и Адам Драйвер, съемка для Vogue
Лена Данэм и Адам Драйвер, съемка для Vogue

Вообще, составлять мнение о человеке по его одежде и образу, да еще мимолетно, в наше время — феерически плохая идея. Недавно добрые полчаса ждала подругу в дорогом магазине косметики, невольно наблюдала за посетительницами — и увиденное меня поразило: как раз те женщины, которые выглядели так, словно одеваются исключительно в барахольных секонд-хэндах, тратили астрономические суммы на пафосные кремы и пудры — легко, явно располагая деньгами. История из «Красотки», когда девушку выставляют из бутика на Беверли-хиллз по соображениям дресс-кода, осталась в прошлом: современные торговцы прекрасно знают, что за фасадом из рваных джинсов, малоприличной юбки или растянутой футболки может скрываться миллионер, знаменитость или влиятельный блогер.

«Внешний образ отражает нашу внутреннюю сущность и позволяет выразить себя настоящую». Серьезно? В прошлом году у вас была короткая стрижка, до этого — волосы, а ля Лана дель Рей, еще позавчера вы надевали платье цвета фуксии, а сегодня пошли на работу в кроссовках и внезапно даже для самой себя купили фиолетовый лак для ногтей. Все это — отражение «истинной вас» или отражение постоянно меняющихся вкусов, настроений и предпочтений? Может быть, еще одна, казалось бы, незыблемая «истина» про воплощение личности в образе — просто маркетинговый лозунг, который отлично прижился на вспаханной популярной психологией почве нашего желания выразить себя всеми возможными способами? Круговорот вещей в вашем шкафу свидетельствует об этом: меняетесь вы, меняются ваши вкусы, меняются обстоятельства жизни — и вещи, макияж, любимые оттенки тоже меняются. И это вполне может ничего не значить: никаких глубинных трансформаций личности, социальных посланий или кардинальной смены позиции по гендерному вопросу.

Игги Поп, съемка для Dior
Игги Поп, съемка для Dior

Нам пора последовать примеру… цветов. Когда-то каждый цветок в букете что-то означал (не дай бог было отправить возлюбленной петунии или оранжевые лилии!), был закодированным посланием, но теперь вы можете преспокойно явиться на собственную свадьбу хоть с камышами, обвязанными лентой, в качестве букета — и никто даже ухом не поведет. Хватит наделять одежду, прическу и макияж какими-то дополнительными смыслами, использовать все это в гендерных и социальных спорах, трястись над своим образом, боясь что-то «неисправимо» испортить. Одежда — это просто одежда. Увлекательная игра в смену образов, которая хороша именно тогда, когда нам нечего бояться: сегодня я хочу быть «декоративной» женщиной в нарядном платье и с губами под Марлен Дитрих, завтра я вдохновляюсь какой-нибудь Китнисс Эвердин, завязываю косу и надеваю милитари-жакет, а послезавтра я просто натягиваю то, что подвернулось под руку, и иду гулять в удобной обуви и теплом шарфе. И ни первое, ни второе, ни третье ничего особенного обо мне не говорит, кроме того, что я просто следовала своим мимолетным желаниям. Через неделю или год они тоже изменятся — вместе с моим гардеробом, и если кто-то попытается понять, кто я такая, каковы мои взгляды и обстоятельства, по вот этим, в сущности случайным, вещам, то неизбежно ошибется.