177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  2. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  3. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  4. «Шахтер» обыграл «Неман» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ добыл волевую победу над «Рухом»
  5. «Скинул 20 кг за 5 месяцев». Белорус рассказывает, как похудел, а потом набрал мышечную массу
  6. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  7. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  8. И снова умерли 10 человек. Минздрав выдал свежую суточную статистику по коронавирусу в Беларуси
  9. С чем полезнее съесть шашлык: с майонезом или кетчупом? Главное о здоровье за неделю
  10. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  11. ГПК: сбор за выезд за границу на машине надо будет оплачивать с 1 июня
  12. Культурная революция в Китае: как школьники вырезали интеллигентов в рамках «классовой борьбы»
  13. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  14. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  15. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  16. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  17. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой»
  18. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  19. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  20. «Среди стран Европы хуже только в Молдове и Албании». Изучили статистику по белорусской науке
  21. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  22. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  23. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя
  24. Посмотрели цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и сравнили с Комаровкой
  25. Йоханнес Бё души не чает в жене и ребенке. Только взгляните на их семейную идиллию
  26. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  27. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  28. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  29. «Здесь очень скучно». История Марии и Максима, которых по распределению отправили в агрогородок
  30. Генпрокурор обвинил сопредельные государства в попытке внедрить в Беларусь «коричневую чуму»


Замечали, что как-то вдруг все разговоры об одежде и образе сделались настолько серьезными, будто речь идет о геополитике, а не о вещах в вашем шкафу? Объективация женщины в связи с высокими каблуками и глубокими декольте, классовые маркеры, выраженные через приверженность к нормкору, феминистическое послание через стиль унисекс и симметричный ответ антифеминисток через возрождение нарочитой женственности в одежде — будто читаешь конспекты политиков-прокламаторов, а не обзор модных тенденций или соответствующую ветку на каком-нибудь форуме. Почему вместо того, чтобы веселиться над тем фактом, что Дольче и Габбана в новой коллекции использовали принт со спагетти (спагетти!) на своих жизнерадостных платьях, все хмурят высокие лбы и что-то там нагромождают про «спекулятивное возвращение нарочито национальных деталей в связи с кризисом эмиграции»? Это всего лишь платья, спагетти и — традиционно — хорошее чувство юмора у Доменико и Стефано.

Tropico Italiano: коллекция Dolce & Gabbana весна-лето 2017
Tropico Italiano: коллекция Dolce & Gabbana весна-лето 2017

Все случилось тогда, когда мода просочилась из глянцевых журналов и отзывов редакторов моды в социальные и феминистические дискурсы, став скорее даже не аргументом, а оружием в спорах. «Стиль унисекс разрушает устои гендерного распределения ролей», «бучи» против любительниц платьев в пол — битва феминисток против «патриархальных куриц», «короткая юбка обесценивает тебя как личность» и все в этом духе. Параллельно модные огрехи внезапно стали клеймиться с намного большим жаром, чем раньше. Леопардовый принт — преступление против стиля, знаменитый яростный спор о телесных и черных колготках, и как апогей — нелепое ранжирование приемлемой длины юбки в зависимости от возраста. Откуда у этого явления ноги растут, понять несложно: в последние десятилетия появилась целая армия индивидуальных стилистов и специалистов по имиджу, которым хочется не только водить клиентов по дорогим магазинам одежды, но и самим туда наведываться за обновками, плюс интернет, блоги и соцсети, в которых так удобно распространять страшилки наподобие: «Люди составляют о вас полное мнение за несколько секунд встречи, поэтому без крутого образа вы социальный труп». Плохая новость для любителей составлять мнение таким образом раз и навсегда: этак немудрено упустить следующего Билла Гейтса, который придет к вам на деловую встречу в черной водолазке и «конверсах», или Лену Данэм в лимонных шортах, которая принесет вам отличный сценарий для будущего кинохита. Да, первое впечатление действительно важно и действительно сильно завязано на визуальном восприятии, но мы все же не какие-то одноклеточные, которые не способны изменить и расширить свое мнение о человеке в следующие минуты-часы-дни общения.

Лена Данэм и Адам Драйвер, съемка для Vogue
Лена Данэм и Адам Драйвер, съемка для Vogue

Вообще, составлять мнение о человеке по его одежде и образу, да еще мимолетно, в наше время — феерически плохая идея. Недавно добрые полчаса ждала подругу в дорогом магазине косметики, невольно наблюдала за посетительницами — и увиденное меня поразило: как раз те женщины, которые выглядели так, словно одеваются исключительно в барахольных секонд-хэндах, тратили астрономические суммы на пафосные кремы и пудры — легко, явно располагая деньгами. История из «Красотки», когда девушку выставляют из бутика на Беверли-хиллз по соображениям дресс-кода, осталась в прошлом: современные торговцы прекрасно знают, что за фасадом из рваных джинсов, малоприличной юбки или растянутой футболки может скрываться миллионер, знаменитость или влиятельный блогер.

«Внешний образ отражает нашу внутреннюю сущность и позволяет выразить себя настоящую». Серьезно? В прошлом году у вас была короткая стрижка, до этого — волосы, а ля Лана дель Рей, еще позавчера вы надевали платье цвета фуксии, а сегодня пошли на работу в кроссовках и внезапно даже для самой себя купили фиолетовый лак для ногтей. Все это — отражение «истинной вас» или отражение постоянно меняющихся вкусов, настроений и предпочтений? Может быть, еще одна, казалось бы, незыблемая «истина» про воплощение личности в образе — просто маркетинговый лозунг, который отлично прижился на вспаханной популярной психологией почве нашего желания выразить себя всеми возможными способами? Круговорот вещей в вашем шкафу свидетельствует об этом: меняетесь вы, меняются ваши вкусы, меняются обстоятельства жизни — и вещи, макияж, любимые оттенки тоже меняются. И это вполне может ничего не значить: никаких глубинных трансформаций личности, социальных посланий или кардинальной смены позиции по гендерному вопросу.

Игги Поп, съемка для Dior
Игги Поп, съемка для Dior

Нам пора последовать примеру… цветов. Когда-то каждый цветок в букете что-то означал (не дай бог было отправить возлюбленной петунии или оранжевые лилии!), был закодированным посланием, но теперь вы можете преспокойно явиться на собственную свадьбу хоть с камышами, обвязанными лентой, в качестве букета — и никто даже ухом не поведет. Хватит наделять одежду, прическу и макияж какими-то дополнительными смыслами, использовать все это в гендерных и социальных спорах, трястись над своим образом, боясь что-то «неисправимо» испортить. Одежда — это просто одежда. Увлекательная игра в смену образов, которая хороша именно тогда, когда нам нечего бояться: сегодня я хочу быть «декоративной» женщиной в нарядном платье и с губами под Марлен Дитрих, завтра я вдохновляюсь какой-нибудь Китнисс Эвердин, завязываю косу и надеваю милитари-жакет, а послезавтра я просто натягиваю то, что подвернулось под руку, и иду гулять в удобной обуви и теплом шарфе. И ни первое, ни второе, ни третье ничего особенного обо мне не говорит, кроме того, что я просто следовала своим мимолетным желаниям. Через неделю или год они тоже изменятся — вместе с моим гардеробом, и если кто-то попытается понять, кто я такая, каковы мои взгляды и обстоятельства, по вот этим, в сущности случайным, вещам, то неизбежно ошибется.

-10%
-10%
-15%
-10%
-25%
-35%
-20%
-20%