177 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  2. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отравилась мухоморами
  3. Проект указа: садовые товарищества могут стать населенными пунктами. Но не сразу
  4. Лукашенко подписал законы о недопущении реабилитации нацизма и противодействии экстремизму. Что изменится?
  5. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  6. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  7. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  8. Суд по делу задержанной журналистки TUT.BY Любови Касперович не состоялся. Она остается на Окрестина
  9. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  10. «Все средства будут использованы». Сколько денег белорусы уже собрали на восстановление костела в Будславе
  11. Тысячи человек пришли на первый за 30 лет концерт «Кино» в Москве. Показываем, как это было
  12. По центру Минска ранним утром гулял бобр. Рассказываем, что с ним приключилось
  13. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  14. В Гомеле из-за вылетевшего на тротуар авто погибла девочка. Поговорили с экспертами и ГАИ, как защитить пешеходов в таких ДТП
  15. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  16. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-справочный центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  17. «Молодежи здесь заняться нечем». История о вынужденном переселении в деревню — по распределению
  18. Белорусы «без государства ни черта не сделают»? Собрали примеры, которые доказывают, что это не так
  19. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  20. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  21. ГПК: сбор за выезд за границу на машине надо будет оплачивать с 1 июня
  22. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  23. Ваш народ от рук отбился. Почему у власти уже сбоит система распознавания «свой-чужой». Мнение
  24. Какие цены на рынке «Валерьяново», куда приезжал Лукашенко, и как отличаются от ценников на Комаровке
  25. «Шахтер» добыл волевую победу над «Неманом» и установил новый рекорд чемпионата. БАТЭ сражается с «Рухом»
  26. В обвинении по «делу студентов» прокуроры говорят о санкциях ЕС и США
  27. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  28. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  29. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  30. Какая боль в шее особенно опасна и что при этом делать нельзя


Мода и красота всегда рассматривались практически как синонимы. В каждую эпоху в моде был свой тип красоты, которому женщины пытались соответствовать. Но в этом сезоне дизайнеры решили нарушить стереотипы и отказаться от привычного представления о прекрасном.

Изучая историю костюма, не перестаешь удивляться тому, какие причудливые формы приобретает борьба тела и одежды. В одном веке в моде плоская сдавленная грудь, в другом – пышная и приподнятая. Одно десятилетие дамы утягивают корсетами талию до 40 см, а в другом – выбирают прямоугольные силуэты, которые полностью скрывают талию. Современный модный силуэт определяют деконструкция, асимметрия, oversize – тенденции, которые держатся уже не первый сезон.

В авангарде моды, как всегда, японские дизайнеры, чьи коллекции стоит воспринимать не столько как одежду, сколько как арт-объекты. Это музейные экспонаты, в которых сконцентрировано невероятное количество идей и смыслов и носить которые не сможет никто. Но эта одежда ценна тем, что несет в себе печать сегодняшнего времени. Одежда от Yohji Yamamoto шокирует: она "съедает" женщину, деформирует фигуру, меняя ее до неузнаваемости.

Рэй Кавакубо для Comme des Garçons повергает нас в ужас чудищами. Если бы пугающий детей монстр из шкафа существовал, то выглядел бы он именно так: взбесившаяся одежда, которая набрасывается на женщину, связывает ей руки, обвивает шею рукавами, душит ее и, кажется, вот-вот поглотит.

В коммерческой линейке бренда дизайнер смягчила агрессивность своего стиля, но эти как будто криво скроенные жакеты, рваный подол и прибавляющие пару килограммов брюки все равно отталкивают. Отталкивают и притягивают одновременно. Героиня коллекции не боится показаться некрасивой, подчеркнуть недостаток и даже придумать его, если его нет. Эта женщина не хочет спрятаться в толпе, наоборот, она привлекает внимание. Но это не восхищенное внимание, это удивление, эпатаж и непонимание.

Issey Miyake подошел к женщине трепетнее: его девушка-шар не кажется безобразной, она мила и похожа на гостью из будущего. Необычный крой, дизайн, материал, фирменная плиссировка намекают на то, что она словно прилетела с другой планеты, но это уже не планета монстров, а гораздо более дружелюбный мир.



Европейские и американские дизайнеры переняли у японцев страсть к разрушению классических пропорций. Гипертрофированные рукава у Jacquemus, Marni и The Row зрительно укорачивают верхнюю часть туловища, делая фигуру непропорциональной.

Prada, Jonathan Saunders и Sonia Rykiel ломают силуэт огромными плечами и превращают женщину в приземистый шкаф.

В модном доме Jil Sander чистый минималистский образ расшатывают искусственным изъяном – защипами, которые как бы образовались сами собой от долгого сидения в пальто. Этот прием избавляет одежду от ощущения стерильности, делая ее неидеальной, т.е. обычной и понятной.

Thakoon, Joseph, Rick Owens чувствуют, что от женщины исходит опасность, и хотят облачить ее в подобие смирительной рубашки – в одежду, которая сковывает руки.

Prabal Gurung, Stella McCartney, Undercover перевязывают женщину шарфами и рукавами так, что одно уже невозможно отличить от другого.

На фоне всех этих игр с объемами, пропорциями и желанием подчеркнуть женскую непривлекательность такие приемы, как асимметрия и психоделические принты выглядят совсем безобидными. Платья от Ann Demeulemeester больше не кажутся грубыми: напротив, асимметричные вырезы, мягкие драпировки и складки подчеркивают женственность и придают образу динамичность.

Геометрические узоры, абстрактные мотивы и яркие оттенки у Dries van Noten, Fausto Puglisi и Thomas Tait накладываются на гипертрофированный объем, необычную форму и асимметрию: это кажется смешным и забавным, но не пугает (после монстров Рэй Кавакубо нас уже трудно испугать).

Рассматривая эту одежду, задаешься не вопросом "кто же это будет носить?", а вопросом "почему эта тенденция появилась именно сейчас?". Возможно, дело в том, что мир устал от идеальной отфотошопленной красоты. Потребителям хочется видеть людей, похожих на них самих: с изъянами и недостатками. Естественность и неидеальность – вот два ключевых слова сегодняшнего времени. И неправильность этой одежды очень вписывается в такую картину мира. Одежда усложняется и становится более неоднозначной, чтобы лучше служить человеку в период значительных социальных трансформаций. Такую одежду не носят в спокойные, счастливые времена. В такой одежде заложена тревога и страх неизвестности, свойственные для эпохи перемен. Это одежда-предостережение.

Конечно, такие формы и силуэты вынесет не каждая, но тот факт, что они все чаще и чаще демонстрируются на подиумах, заставляет задуматься. Наверное, в обществе есть потребность в таком стиле и в таком видении красоты. Эти прекрасно-безобразные вещи несут определенный посыл: мы все разные, и красота бывает разной. Она может казаться даже уродливой, но стоит приглядеться повнимательней – и вы увидите, что это может быть красиво. Нужно отказаться от многих стереотипов, чтобы пройти этот своеобразный модный тест на терпимость и толерантность.

-25%
-10%
-10%
-50%
-50%
-50%
-50%
-25%