• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Стиль


/

25 октября Минск ожидает модное мероприятие нового и необычного формата – Brands Show. Два успешных дизайнера, Иван Айплатов и Павел Панаскин, решили объединиться и организовать совместное шоу своих известных модных брендов. Общий проект возник неслучайно: дизайнеры уже долгое время работали вместе, у них схожие взгляды и чувство юмора. C промофото к Brands Show на нас смотрят серьезные профессионалы, стремящиеся к совершенству в своем ремесле и любящие свою семью. Мы встретились с дизайнерами в их мастерских, выяснили, что же у них общего, и поговорили о предстоящем показе и отечественной модной индустрии.

На двери мастерской Ивана Айплатова в Национальной школе красоты написано Hockey Gangs, тема предыдущей и очень успешной коллекции. Иван извиняется за творческий беспорядок, ведь он сейчас усердно работает над показом. Глаз выхватывает интересные детали: ножницы всевозможных размеров, пуговицы, старый чугунный утюг, винтажная швейная машинка, фирменные сумки – боксерские перчатки в виде медведя, стена с эскизами будущей коллекции, образцы тканей и кожи (нас ожидает удивительный теплый серый оттенок, а графитовая дубленка обещает стать хитом продаж). Сходство с художественной галереей придают скульптуры животных, выполненные самим дизайнером из проволоки. По углам разбросаны стопки книг по искусству и истории костюма. На самом видном месте лежит увесистая книга, посвященная белорусскому народному костюму. Наверное, это и будет тема следующей коллекции.

– Иван, был ли когда-нибудь момент, когда вы жалели, что занялись дизайном?

– Нет. Хотя мода и дизайн одежды – это сложный бизнес. Многие мои друзья, состоявшиеся бизнесмены, говорят, чтоб я заканчивал играть в это. Но мне нравится заниматься дизайном, решать сложные задачи. Я неслучайно пришел в эту профессию.

– Расскажите о вашей идее создания белорусского бренда масс-маркета Felicity. Что случилось с этим проектом?

– Это уже старая история. Обычная финансовая неурядица в компании не дала бренду Felicity состояться в том виде, в каком мы его видели. Хотя идея хорошая и есть стремление заниматься большими тиражами. Хочется, чтобы дизайн работал не просто как предмет искусства, а чтобы он был полезен людям.

– Почему у нас существует такой огромный разрыв между дизайнерами и легпромом?

– Потому что легпром – это государственная структура, которая не живет по законам индустрии моды. Пока легпром находится далековато от бизнеса моды. Когда он станет ближе, то появится и интерес к дизайнерам. Я не берусь анализировать легпром. Это сложная система, крупный государственный конгломерат, который не изменишь одним частным комментарием. Это серьезный труд огромного количества людей.

– Вы могли бы потакать вкусам потребителей, зная, что это будет продаваться, если это не соответствует вашим вкусам?

– Дело в том, что потакать вкусам потребителя – это одна из задач успешного бизнеса. Если люди хотят у тебя купить две тысячи пальто, надо быть дураком, чтобы не продать их. Задача дизайнера состоит в том, чтобы сделать это пальто "вкусным" и внести в него эстетику. Нужно сделать так, чтобы продать эти две тысячи пальто, а еще лучше – двадцать тысяч.

– Как бы вы охарактеризовали свою эстетику?

– Дизайн должен обладать легкой иронией. Вообще, юмор – это хорошее качество. Самоирония очень полезна в дизайне, это создает положительные эмоции. Многим людям и даже государствам не хватает самоиронии (смеется).

– Кто сегодня задает тренды?

Тренды задаются трендовыми компаниями и большими промышленными конгломератами.

– То есть не бренды?

– Люди думают, что какие-то дизайнеры что-то придумывают и руководят умами. Над дизайнерами всегда стоит огромная структура, тысячи километров производимых тканей, кожи, мехов. Если какой-нибудь дизайнер вдруг неожиданно скажет, что кожа сегодня не модна, то это будет неправда, потому что никто не закроет тысячи заводов по производству кожи. Этого не случится никогда. Сколько бы ни кричали о том, что сегодня модны синтетические ткани или искусственный мех, – это все блеф. Потому что промышленность первична, а дизайн вторичен. Задача глянцевых журналов состоит в том, чтобы объяснять людям, что все наоборот: есть некие дизайнеры, которые всем движут. Всегда грустно думать, что тобой руководит мир бизнеса, а не творческие люди и сумасшедшие дизайнеры, которые питаются энергией солнца (смеется).

 – Это применимо и к вашему бренду?

– Это применимо ко всем. Возможно, это не касается людей, которые не связаны с индустрией моды: молодых дизайнеров, которые еще не вышли на промышленный уровень. Как только ты начинаешь работать и мыслить тиражами, то ты начинаешь играть в настоящую игру, которая называется "мода".

– Чего нам ждать от новой коллекции?

– Вдохновением для новой коллекции стала славянская эстетика и белорусские мотивы. Я давно живу в этой теме, у меня уже была древесная коллекция, посвященная славянскому деревянному зодчеству. Это не дань моде на вышиванки или нынешней активной пропаганде. Просто мне интересна эта тема, я считаю, что нам надо использовать то, что у нас есть, а не искать вдохновение где-то далеко. Например, именно этим может гордиться японский дизайн одежды. Я думаю, что это правильный путь и нам есть, что сказать. Конечно, в новой коллекции не будет никаких прямых цитат из истории костюма, это будет переосмысление символов. Может, кто-то даже и не найдет того, чего обычно ожидают от белорусской темы. Это будет мое видение белорусских символов, знаков, элементов в одежде.

– Ваш показ – это альтернатива показу на Неделе моды?

– Нет. Неделя моды и мы делаем одно дело. Все недели моды показывают коллекции за полгода до сезона. А мы решили, что нам больше подходит другая форма: показывать сезонные коллекции. В этом смысле, мы не укладываемся в концепцию недели моды. Поэтому мы решили сделать отдельную площадку.

– Каковы достоинства и недостатки нашей Недели моды?

– Я бы не сказал, что есть недостатки Недели моды. Я бы сказал, что есть недостаток индустрии моды. Отсюда все недостатки дизайнеров и Недели моды. Индустрии моды у нас нет, есть какие-то попытки. Соответственно, все остальное можно назвать этим же словом "попытки".

– Как вы думаете, какие проблемы приходится решать молодым дизайнерам?

– Я считаю, у них не должно быть проблем, потому что у них нет ответственности за большой бизнес. Если они считают, что у них есть проблемы, то они глубоко заблуждаются, потому что они еще не представляют, что такое настоящие проблемы.

– Многие дизайнеры на вопрос, могут ли они предоставить байеру партию одежды полного размерного ряда, отвечают, что не могут, но хотят найти спонсора.

– Это и есть недостаток индустрии моды, отсутствие образования в области бизнеса моды. Многие люди живут еще в мире "кухонного шитья". В этом нет их вины. Это начало пути: каждый дизайнер должен пройти через это, как в армии. Есть какая-то цепочка событий, которая должна предшествовать большому делу, большому бизнесу, карьерному росту. Ошибки должны быть. Конечно, все мечтают о людях, которые инвестируют в них деньги. Но надо сначала спросить, а кто-нибудь что-нибудь для этого сделал?

– А что для этого нужно сделать?

– Нужно много работать, практически круглосуточно. Только когда бизнесмен, готовый вкладывать средства в модный бизнес, увидит, что на дизайнере можно заработать, тогда может что-то получиться. Если дизайнер не интересен как объект бизнеса, то, значит, в него пока еще рано инвестировать. Мода – это долгие деньги. У нас нет ни одного примера дизайнера, который бы вышел на промышленные тиражи и стал бы частью модной индустрии. Все без исключения дизайнеры, и я тоже, находятся вне рамок модного бизнеса. А в России есть такие примеры: Терехов, Ахмадуллина, Симачев. Рынок СНГ – огромный и абсолютно пустой. Думаю, скоро мы получим и другие примеры.

Адрес мастерской Павла Панаскина модницы передают друг другу из уст в уста. Ателье расположилось на тихой улочке, которая, кажется, находится не в Минске. Вы словно попадаете в какой-то маленький городок, где живут люди, ценящие традиции, историю, ручной ремесленный труд. Павел готовится к показу и не прекращает работать во время интервью. Он отвечает вдумчиво, дипломатично и неторопливо. Он скромен, погружен в работу и совершенно не задумывается о том, чтобы выглядеть лучше, чем он есть. Павел сосредоточен на сумках, что-то замеряет, чертит, прикладывает лекала, вырезает, сгибает, складывает.

Взгляд падает на новые модели саквояжей из необычных материалов. Повертев сумочки в руках, уже сложно поставить их на место, хочется унести все с собой. Рулоны кожи и мотки ниток глубоких классических цветов создают яркие акцентные пятна, а запах кожи не отталкивает, а, наоборот, задает нужную атмосферу.

 – Павел, ваш предыдущий опыт работы дизайнером никак не был связан с сумками. Где вы научились их делать?

– Нигде. Я учился на собственном опыте. Никаких специальных знаний о сумках у меня не было. Благодаря этому в моих изделиях есть самобытность, то, чем сумки выделяются. Я никогда не распарывал сумку, чтобы посмотреть, что внутри. Конечно, я замечаю какие-то технологические моменты в конструкции других сумок, но при этом никогда их не копирую. Стараюсь дойти головой до всего сам. В этом есть и сложность, потому что изготовление каких-то моделей я не смогу передать на другие производства. Все производства выстроены по-другому, и может возникнуть проблема: либо надо будет менять модель, либо подстраивать ее под стандарты. Моя работа не выстроена по каким-то классическим схемам, как это сделано на фабриках. Я использую в сумках нестандартные материалы и специальные технологии.

 – Есть ли у вас запатентованные техники? Ноу-хау?

– Сейчас патентуем некоторые элементы. Есть какие-то внутренние небольшие, но приятные для меня изобретения, но не такие, которые бы перевернули весь мир сумок (смеется).

 – Как вы сами считаете, что вам надо усовершенствовать?

– Меня самого надо совершенствовать (смеется). Сейчас я работаю на пределе, никогда не упускаю возможность что-то улучшить, упростить в пользу дизайна и качества, никогда не останавливаюсь на достигнутом.

– Кто вас поддерживает?

– Жена.

– У нее есть сумки от Панаскина?

– Конечно. У нее большая коллекция. Самые лучшие экземпляры. Или наоборот: весь брак собирается у нее.

– Когда-то Патрицио Бертелли увидел сумку Миуччи Прада. Он влюбился в обеих, и началось их долгое сотрудничество в браке и бизнесе. Похожа ли эта ситуация на вашу, только наоборот?

– Точно. Моя супруга дополняет все мои слабые стороны, она взяла на себя многие менеджерские обязанности. И главное – ей очень нравится то, чем она сейчас занимается. Для меня это тоже много значит. Когда люди друг друга дополняют и полностью друг другу доверяют, это очень здорово.

– Какие у вас планы по развитию бренда?

– Сейчас мне хотелось бы дистанцироваться от некоторых рабочих моментов: делегировать другим полномочия по работе с клиентами, не продумывать менеджмент, маркетинг. Мне хочется сосредоточиться на чистом дизайне, не заниматься всем, расстаться с какими-то обязанностями и принимать только важные, ответственные решения. Все больше я понимаю, что нужно рисковать, не бояться того, что кто-то что-то сделает не так.

– Вы готовы потакать вкусам потребителей, если они не совпадают с вашими, но вы знаете, что это будет продаваться?

– Нужно искать баланс и гармонию. Пока я с таким не сталкивался: при индивидуальных заказах я позволяю только выбрать цвет и фактуру кожи. Конечно, чтобы продавать большими партиями, легче идти на поводу рынка. Сейчас для меня интереснее, честнее и правильнее делать то, что мне нравится. Все зависит от приоритетов. Деньги для меня важны, но они стоят не на первом месте. Я выбираю пока делать свое дело.

– Чем отличается ваша клиентка от той, что покупает сумки крупных белорусских производителей?

– Я думаю, что сумку отечественных производителей покупают для того, чтобы переносить вещи, а эстетика отходит на второй план. Я надеюсь, что мои сумки покупают ради дизайна, а утилитарность вторична. Хотя я большое значение уделяю практичности и стараюсь делать сумки максимально удобными.

– Президент высказал недовольство кожевенной отраслью, и ее ждет реорганизация. А вы что скажете?

– Правильно. У нас нет культуры и традиции работы с кожей. Тут надо решать кадровый вопрос: даже если производство будет современным, люди останутся теми же. Изменить все и сразу не получится. Самой лучшей команде нужно будет совершить еще столько ошибок, чтобы к чему-то прийти. Но если ничего не начинать, то ничего и не будет.

– Почему у нас существует такой огромный разрыв между дизайнерами и легпромом?

– Потому что руководство фабрик не интересуется продуктом. Их больше волнуют социальные сферы. Это похоже на поточное производство пластиковых окон: важен не продукт, а экономическая составляющая. Некоторые забывают, что в моде имеет огромное значение, что ты производишь. Дизайнер не должен быть по уровню ниже завскладом. Руководители думают, что у них плохо по многим причинам, но только не из-за того, что они делают невостребованные изделия. Им кажется, что дизайн ничего не изменит. Пока они не начнут понимать, что к дизайнерам надо прислушиваться по части их работы, ничего не изменится. Зато на таком фоне у дизайнеров есть огромный шанс развить свои производства.

– Как бы вы охарактеризовали ваш фирменный стиль?

– Наверное, когда я начинал, это было бунтарство. Сейчас я бы назвал это словами "лаконичность" и "жизнь". В дизайне должна быть видна жизнь. Самый простой способ вдохнуть жизнь в сумку – взять какую-нибудь экзотическую кожу, например, крокодила. Или как здесь (показывает кусок кожи с естественными заломами). Это намного сложнее сделать, не прибегая к использованию фактуры кожи. Тогда на первое место выходит дизайн. Пожалуй, я описал бы свой стиль так: качество, лаконичность, жизнь и дизайн.

– Чего нам ждать от вашей новой коллекции?

– Я хочу вернуться к моим фирменным узелкам. Еще будет одно новшество: бренд начинает раздваиваться на две линии: массивные и сложные в работе сумки (фирменный знак – велосипед) и более демократичные модели.

– Сейчас ваш показ будет вне рамок Недели моды. Почему?

– Наше мероприятие будет отличаться высокой персонализацией. Мы собрали именно ту публику, которую мы хотели видеть. В отличие от недели моды мы будем одни, без соседства с другими именами. К тому же в информационном плане у нас будет акцент на наши бренды. И главное – на Неделе моды представляются коллекции на следующий сезон, а мы будем показывать сезонную коллекцию. Это не мифическая, далекая от потребителя мода. Это практичный дизайн, который можно купить и носить.

И, напоследок, давайте проверим, как сработался тандем Ивана Айплатова и Павла Панаскина. Мы задали дизайнерам несколько вопросов из знаменитого опросника Пруста, а наши читатели могут сравнить ответы.

Какие добродетели Вы цените больше всего?

Иван Айплатов: Честность.

Павел Панаскин: Честность.

Что вы можете легче всего простить?

Иван Айплатов: Я все могу простить, даже предательство. Человек должен уметь прощать.

Павел Панаскин: Могу простить все.

Качества, которые Вы больше всего цените в мужчине?

Иван Айплатов: Щедрость, великодушие.

Павел Панаскин: Ответственность.

Качества, которые Вы больше всего цените в женщине?

Иван Айплатов: Сексуальность.

Павел Панаскин: Нежность.

Что вы больше всего цените в Ваших друзьях?

Иван Айплатов: Мне нравятся, что они просто есть. Когда друзья находятся рядом, но соблюдают мое личное пространство.

Павел Панаскин: Честность.

Ваша главная черта?

Иван Айплатов: Я – трудоголик.

Павел Панаскин: Ответственность.

Что является Вашим главным недостатком?

Иван Айплатов: Я всегда опаздываю.

Павел Панаскин: Стеснительность.

Способность, которой вам хотелось бы обладать?

Иван Айплатов: Хотелось бы обладать большой силой воли.

Павел Панаскин: Перемещать предметы в пространстве.

Если не собой, то кем Вам хотелось бы быть?

Иван Айплатов: Микки Маусом.

Павел Панаскин: Дельфином.

Ваш любимый писатель?

Иван Айплатов: Павел ответил – "Достоевский"? Для меня – тот человек, который написал Библию.

Павел Панаскин: Бальзак.

Ваш любимый художник?

Иван Айплатов: Один из любимых – Билибин.

Павел Панаскин: Нет.

К чему Вы испытываете отвращение?

Иван Айплатов: Когда люди много едят.

Павел Панаскин: Ничего не приходит на ум.

Исторические персонажи, которых Вы презираете?

Иван Айплатов: Есть литературный персонаж, который я презираю. Это Швондер.

Павел Панаскин: Я никого не презираю.

Ваш девиз?

Иван Айплатов: Все, что нас не убивает, делает нас инвалидами. Шучу.

Павел Панаскин: Не сдаваться.

Смотрите прямую трансляцию Brands Show на нашем портале! Старт: 25 октября, 19 30

Генеральный партнер:

Генеральный информационный партнер:

фото

 

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-15%
-30%
-23%
-22%
-10%
-50%
-10%
-30%
-10%
0058953