• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Стиль


В своем авторском блоге на LADY.TUT.BY Саша Варламов берет интервью у молодых дизайнеров. Сегодня мы решили взять интервью у него и поговорить об экспертах и критиках моды. Образование и опыт художественного критика дают Саше полное право вынести "приговор" отечественной модной журналистике.

фото
n1.by

– Не кажется ли вам, что у нас почти все считают себя экспертами и критиками моды и воспринимают эту область как ту, в которой они чувствуют себя специалистами?

– Это не совсем так. Одежда – это то, что каждый из нас покупает, носит и по-своему оценивает. И нельзя сказать, что только эксперты имеют право на оценку одежды. Например, недавно ушла из жизни Джоан Риверс, одна из голливудских актрис, ей было за 80 лет. Она в последнее время занималась на телевидении программой "Полиция моды": критиковала, разбирала, издевалась над той одеждой, которую носят известные люди… Ее смотрели, слушали, соглашались или не соглашались, смеялись ее шуткам, карикатурам…

фото
Джоан Риверс

Говорить о моде, об одежде других, о других, это так же естественно, как, к примеру, жарить яичницу.

Когда мы жарим яичницу, готовим чай, утюжим белье и т. д., то мы вправе иметь собственное мнение на этот счет. Мы не имеем права иметь собственного мнения по поводу того, как делается космическая ракета, к примеру, потому что мы в этом не разбираемся. Не все из нас хирурги, и поэтому глупо оценивать то, как они ведут себя во время операции, но мы все напеваем песни в душе, мы все носим одежду, едим и читаем. Поэтому у нас, естественно, есть свое мнение об этих процессах, и каждый имеет право его высказывать.

Существуют интернет-платформы, где можно просто "выкрикнуть" свое мнение и все на этом. А есть какие-то более серьезные порталы и издания, которым бы хотелось представить профессиональный анализ того, о чем пишут – писать умеют абсолютно все, все обучены грамоте. Но эта писанина не имеет отношения к профессии критика моды, искусствоведа и публициста. К профессиональному мнению следует относить только то, что разбирается в соответствии с определенными законами, условиями, с определенных профессиональных и объективных позиций. Объективность – это, наверное, самое трудное. Когда мы оцениваем, мы должны по возможности исключить свое субъективное отношение к предмету оценки.

– А это возможно?

– Это самое сложное. Потому что мы сами являемся рабами собственных внутренних установок и симпатий. Вот я, к примеру, терпеть не могу внешность Карла Лагерфельда. Он мне несимпатичен, я ведь имею на это право? Поэтому я предвзято отношусь и к тому, что он делает и публикует. Хотя когда я убираю мое личное отношение к Лагерфельду, как человеку и его физическому образу, то мне практически все, что он представляет, начинает нравиться. Но как только я включаю свое отношение лично к нему, то начинаю ворчать и мне все становится неинтересным. Это был только пример. Но так происходит и с дилетантами, и с профессионалами. Правда, у профессионалов их работа уже выработала специальные внутренние механизмы, которые позволяют абстрагироваться от личного. Не у всех, правда.

фото
Карл Лагерфельд

– Каким образом вы выключаете личное? Как можно абстрагироваться от себя?

– Я начинаю смотреть на одежду безотносительно того, кто ее сделал. Первый вопрос, который я себе задаю: является ли это модой или арт-объектом.

– Чем различаются эти понятия?

– Мода – это достаточно прагматичная вещь. В моде есть такое понятие как соответствие модному образу. Даже если используются заимствования из предыдущих эпох, все эти нюансы должны быть переосмыслены и поданы под современным и непременно авторским углом зрения. Потому что попытка простого копирования приводит лишь к повторению чужого открытия или чужого взгляда на предмет. Сегодня мы будем уже по-другому перепевать любимую песню, которую слушали 30 лет назад, потому что мы изменились. Так же и в моде.

Есть еще понятие "арт-объект", когда высокое искусство преобладает над прагматикой. Это случаи, когда представляется предмет прекрасного, возвышенного, психологично-драматического, утонченного, многопланового… В настоящем арт-объекте всегда есть много глубинных смыслов. Глядя на такие вещи, можно читать между строк, додумывать, фантазировать. Но это практически не носимо. Это искусство в чистом виде. И смотреть на это надо с точки зрения искусства.

Другими словами, модная вещь должна соответствовать сегодняшним тенденциям развития образа. Необязательно, чтобы все были в сиреневеньких цветочках, завтра – в зелененьких кружочках, а послезавтра – в кубиках. Нет, не это главное. Главное – это соответствие модному образу. А какими средствами и способами мы этот образ решаем, это уже совершенно индивидуально. Я могу пойти на рынок и посмотреть, как решают этот образ производители одежды для масс-маркета и сделать для себя вывод, что в этом сезоне будет мода à la школьница, к примеру. Но это совсем не значит, что это соответствует модному образу. Покупая такую одежду, вы просто соглашаетесь приобретать вещи, сознательно произведенные для стран третьего мира: по расцветке, крою, сложности деталей и отделок. Это неприхотливая одежда для людей с мировоззрением "ложкомойки".

– "Ложкомойки"?

– "Ложкомойка" – это не тот человек, который моет посуду. Мы все моем посуду за собой или за другими, периодически или постоянно. "Ложкомойка" – это тип мышления "тетки в фартуке", которая смотрит на мир с точки зрения хозяйки кухни на полевом стане и для которой главным является, чтобы все были сыты (и даже чересчур), тут не до эстетики. Так вот, все, что мы видим вокруг себя и на себе, в том числе это продукция, предназначенная и произведенная для стран с развивающимся рынком – "стран третьего мира". Мне приходилось присутствовать при разговоре, когда нас называли людьми в обносках. Жестоко, невоспитанно, непрофессионально, но правда. Горькая правда. Нужно иметь мужество, чтобы это признать. Никто не будет стремиться привезти сюда что-то очень новое, потому что это стоит в десятки раз дороже, и вряд ли у нас найдутся люди, которые смогут это купить. Да и носить это у нас практически негде.

Среди дизайнеров принципиально ставится вопрос: делать моду или то, что продается. Либо шить то, что купят, потому что потом, после принятия этого решения, нужно купить ткань, раскроить, сшить, продать, получить прибавочную стоимость, за счет которой можно будет жить. Либо делать высокое искусство, а это уже блажь художественная, доступная лишь тем, кто не думает о хлебе насущном. К примеру, мне очень редко удавалось продать самые красивые костюмы из своих коллекций. Ведь чтобы носить произведение искусства, человек должен уметь вынести этот костюм психологически. Такие вещи долго шьются, дорого стоят и редко носятся. Есть "Лявониха", а есть балет "Шопениана" для сравнения. В каком случае это искусство, а в каком – расхожий фольклорный мотив, который напевается под жареную картошку?  

– На что еще нужно обращать внимание модному критику?

– Должен быть "насмотрен глаз". Когда выходит платье, я понимаю уже через 20 секунд, хорошо оно или плохо.

– Вы делаете это интуитивно или вам помогает накопленный опыт?

– Это похоже на интуицию. У меня глаз уже так стал устроен, что когда я вижу, то ловлю себя даже на своих физических ощущениях. Если они у меня появляются, значит, все хорошо. И тогда я уже начинаю искать и вдумываться, почему именно это хорошо.

– Должен ли профессиональный критик говорить: "Это мне нравится/это мне не нравится"?

– Нет, он не имеет права так говорить. Если он говорит такие вещи, его нужно выгнать. Сидеть и примерять все на себя с мыслью, что мне пойдет, а что нет –  это "теткина философия", а не профессиональная художественная критика. Должны быть объективные основания: цвет, отделка, крой, соответствует ли это настроению, характеру персонажа, будет ли это продаваться, как формируется одежда вокруг человека. Ведь одежда – это формирование пространства. Критик должен видеть, где оно формируется: в области груди, бедер, коленей. За последние 100 лет модный образ претерпел значительные изменения. Если в начале прошлого века силуэт напоминал оплывшую свечу, то сегодня – перевернутую каплю, когда весь объем формируется вверху и соприкасается с землей только "иголочкой" капельки. Но ведь может быть абсолютно противоположное гениальное решение. А это уже зависит от гениальности автора. При этом стоит обращать внимание и на то, есть ли новации в коллекции или это всем известные перепевы. Никогда еще американские майки, шорты и бейсболки с кроссовками, к примеру, не были модой. Это одежда, а не мода.

– Вы критичны...

– А почему я должен относиться к другим некритично, если я критично отношусь к себе? Моя профессия – художественная критика. При этом я не выпячиваю себя, я разбираю и свою, и чужую работу. Я должен быть занудой по определению. Нужно помнить, что критика – это не приговор. Часто бывает, что искусствоведческие "приговоры" терпели фиаско, потому что какой-то раскритикованный стиль, вопреки мнению искусствоведа, становился очень популярным и расхожим. Например, феномен Versace. У него очень специфический стиль, но это не значит, что модный образ должен развиваться в этом направлении и только. Когда Версаче диктовал моду, его стиль был популярен. Когда он перестал диктовать моду, его стиль остался, но я бы не назвал его модным сейчас.

фото

– Какими специальными знаниями должен обладать модный критик?

– В первую очередь, он должен понимать, сшито это криво или ровно. Он должен понимать и какие-то технологические моменты, потому что мода – это прикладное искусство. Он должен видеть, где и почему располагаются строчки, случайно это или нет.

– Считаете ли вы необходимым развитие у нас направления критики и аналитики моды?

– Да, это необходимо, потому что критика дает холодный и объективный разбор, где получилось и где нет. На показы приходит до 70% знакомых и друзей дизайнера, которые только ходят и вздыхают, а там на самом деле, может, и смотреть не на что. Кроме того, именно благодаря художественной критике и авторитету публициста, можно вытянуть зарождающийся талант, не дать его заклевать. Профессиональная критика – это крепостная стена, за которой можно укрыться, переждать, набраться сил и пойти в атаку.

– То есть критик полезен, в первую очередь, для самого дизайнера?

– Да, если дизайнер неглуп. Всегда лучше услышать правду. Критик нужен не для публики, он нужен для дизайнера. Если дизайнера в конце показа завалят цветами, то настоящий серьезный профессионал скажет ему, где он недоработал. Критик сделает анализ и покажет дизайнеру профессиональное мнение. Дизайнер дизайнеру никогда не скажет, что другой – бездарность. Они будут только петь друг другу дифирамбы. А критик не боится поставить под сомнение чужой незаслуженный апломб.

– Как высказаться критику, чтобы не ранить дизайнера?

– Не нужно зависеть от дизайнеров. Отношения между критиком и дизайнером не должны быть дружескими. Если вы дружите с дизайнером, вы уже не имеете права его критиковать. Потому что вы или потеряете друга, или будете писать неправду.

– Для дизайнера важнее быть модельером или конструктором?

– Важнее быть конструктором, знать крой. И только потом, после освоения конструкции, если Бог даст – ты начнешь мыслить пространственно и станешь модельером. А если ты модельер, но не конструктор, то ты и не модельер. Наши учебные заведения учат конструкции совсем чуть-чуть, не учат технологии вообще – некому учить, не хватает знающих профессионалов и практиков. Ну кто из профессионалов пойдет работать за такую мизерную зарплату. Сейчас еще есть несколько преподающих профессионалов, которые занимаются этим просто из любви к своему делу. Прожить за такие деньги невозможно.

– В вашем блоге вы берете интервью у молодых дизайнеров. Вы можете обобщить их мнение о модных критиках?

– Они не знают, что это такое. Их собственные клиенты говорят им, что они гениальны. Поэтому они не знают правды о самих себе. Так удобнее, комфортнее.

– Есть ли у нас авторитетные модные критики?

– Нет, и в России тоже нет. Мы не формируем ни моду, ни стили, ни мнение, мы подражаем. И только. Искусство и мода формируется не у нас, а там, где это потребляется и носится, где все это востребовано и где за это платят. Это закономерно.

– Имеет ли значение внешний вид модного критика? Должен ли он быть одет по последней моде?

– Ни в коем случае. Если он следует моде, он уже жертва моды. Критик должен быть вне моды. Посмотрите, как одеваются дизайнеры. Они выше этого вещизма, чванства и мещанства. По большому счету, концерт Чайковского можно слушать и в джинсах. Мне очень близки слова Маяковского: "Слава, Слава, Слава героям! Впрочем, им довольно воздали дани. Теперь поговорим о дряни". И дальше: "Без серпа и молота не покажешься в свете! В чем сегодня буду фигурять я на балу в Реввоенсовете?!". Это про красное платье.

– Можете ли вы назвать зарубежных критиков, к чьему мнению вы прислушиваетесь?

– Я безоговорочно прислушиваюсь к Гальяно. Даже если я его не понимаю, это значит, что мне надо еще в чем-то разобраться. Мне очень нравится Вивьен Вествуд. И если я чего-то не понимаю, я думаю: "В чем же я такой кретин, что ее не понимаю?". Не она плоха, а я недостоин. Мне всегда нравился Армани.

– А Йоджи Ямамото?

– Хорошая одежда, но она довлеет над человеком и "насилует" его психику, его ментальность.

– Но те, кого вы перечислили, это творцы, не критики.

– Да, но они вышли на уровень""иконы". В XX веке у нас были Марлен Дитрих, Грета Гарбо, Софи Лорен, Джина Лоллобриджида…

фото
kirovchanka.ru

Тогда у нас, их ровесников и поклонников, были кумиры высокого вкуса и стиля, глядя на которых все остальные умолкали и только восхищались. Сейчас людей с таким высочайшим уровнем стиля нет. Подражают тем, на кого сами похожи. Теперь вкус и стиль диктует улица, а на улицу до сих пор, случается, помои выливают…

– Может, их пока нет?

– Нет, их не будет больше. Ушло это время. Если в XX веке мы восхищались кем-то, то в XXI веке мы восхищаемся собой.

– Чего не хватает нашим критикам?

– Им не хватает профессии.

– Где им этому поучиться?

– Надо общаться с мастерами, читать, смотреть, но не восхищаться, а анализировать. Все глянцевые журналы носят рекламный характер. Печататься в глянцевом журнале для критика – это провал. Учиться нужно у профессионалов и специалистов. Надо идти к Гальяно и Вествуд, слушать что они говорят, какой у них взгляд на мир. Нужно полностью убрать свое мнение и сформировать взгляд на мир с точки зрения дизайнера. Критик – это чаще всего человек, который очень хорошо разбирается, но сам сделать ничего не может. Но он специалист, который знает, что такое стиль, а не просто называет модные слова.

– Обязательно ли критику иметь художественное или журналистское образование?

– Нет, можно набраться знаний, общаясь в среде, слушая, что говорят, оценивая. Случайное образование отличается от профессионального тем, что оно просто затягивается на большее время. Если я общаюсь в какой-то среде, я могу там получить больше знаний, чем от преподавателей, которые ходят на работу и выдают мне информацию по графику.

– Как отличить профессионального критика от любителя?

– Когда я читаю текст, я вижу, о чем пишет автор. По-сумасшедшему хвалить или ругать – это необъективно. Я физиологически чувствую, когда вещь, текст, музыка сделаны хорошо: у меня проходит головная боль, когда я вижу качественную работу. Ведь я получил образование искусствоведа, театрального критика в ГИТИСе в Москве. Разбор спектакля, образа, роли, сквозная тема, все это работает и в моде, и в музыке, и в кино, и театре. При этом нельзя четко идти за схемой и применять шаблон с закрытыми глазами, чтобы не превратиться в школьного учителя или чиновника. 

Вообще, мы сами несовершенны, субъективны к себе и другим, поэтому мы не имеем права судить и оценивать, требовать от других следовать нашим правилам. Проще всего сказать гадость, а ты попробуй сделать лучше. 

– Как вы относитесь к модным блогерам?

– Я их не читаю, потому что они скучны. Они становятся блогерами исключительно для саморекламы. Они думают, что если они называются модными блогерами, это значит, что они имеют отношение к моде. Это смешно.

фото
beautyinsider.ru

– Что вы можете пожелать всем тем, кто работает в модной сфере в нашей стране?

– Больше слушайте, меньше говорите. Потому что право говорить надо заслужить, заработать. Оно просто так с неба не падает. Это выстраданное право.

 

Нужные услуги в нужный момент
-35%
-20%
-40%
-33%
-30%
-20%
-15%
20170619