Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Стиль


/

Второй сезон MSK Fashion Week получился не хуже и не лучше стартового, однако очевидно: Кирилл Позняков и агентство Fashion Models в деле освоения формата Недели моды сдаваться пока не собираются. На пресс-конференции Кирилл обезоруживающе попросил журналистов отбросить политкорректное "свои люди – сочтемся" и критиковать, критиковать, критиковать…

Карт-бланш всегда приятен, да и покритиковать, откровенно говоря, было за что – но не в ужасающих масштабах. Мелочи наподобие часовой задержки первого показа (к чести организаторов, это был единичный случай), как ни крути, складываются мозаикой в общую картину, несмотря на то, что в мире моды это не такая уж редкость. С одной стороны, форс-мажоры традиционно вызывают сочувствие и понимание ("Да вы пылесосьте, пылесосьте, а мы постоим еще!"), с другой – время профессионалов от мира моды и прессы, для которых мероприятие организаторами и задумывалось, чего-то да стоит, и морозиться в ожидании – поди не в СПА нежиться.

MSK Fashion Week в сезоне весна-лето – 2014 переместились в Дом Москвы. Точнее, во двор Дома Москвы, где организаторы возвели черный-черный павильон (или "палатку", как оговорился один из фотографов на пресс-конференции). И пока гости вели светские беседы в перерывах между приобщением к прекрасному и не очень, подготовка моделей шла в самом здании. И если допустить возможность сверхъестественного видения сквозь стену, то наверняка было бы занятно наблюдать за тем, как модели вереницей прекрасных нимф совершают марш-бросок от гримерки до павильона, а дизайнеры, возведя очи горе, заклинают непредсказуемое осеннее небо. Благо с погодой повезло, и ни одно платье не пострадало – да и модели не выглядели подмороженными селедками. Вознесем хвалу небесной канцелярии, ведь могло и не подфартить.

Если абстрагироваться от нюансов организации и заняться разбором непосредственно коллекций, то вырисовывается картинка пока еще не радужная. Именитые дизайнеры опасаются принимать участие в мероприятии с еще несформированной репутацией, несмотря на вполне божеские условия, которыми демпингует MSK: всего-то и нужно, что оплатить работу моделей, остальные расходы лежат на оргкомитете. Но досье MSK обогатилось именами Людмилы Таракановой, Наташи Цуран, Анастасии Миранович, Валентины Неборской, Ольги Новик – и для второго сезона это не так уж мало. Но тем более уныло смотрелись на фоне их коллекций работы отдельно взятых квазидизайнеров (спасибо второму сезону за обогащение авторского лексикона!), просочившихся в пул MSK…

В досье Валентины Неборской (Valentina Nebarsky) пока нет громких показов и фотографий местных селебрити в одежде ее авторства. Второе вообще, думается, произойдет не скоро: она – дизайнер не для всех. Коллекция, которая была представлена Неборской для сезона весна-лето – 2014, была фирменно-хаотичной и складывалась по сложной формуле "гранж/белорусский народный костюм/деструкция/меланхолия/а еще я крючком вяжу". Как дизайнер Валентина, очевидно, далека от корректных вещей на каждый день, универсальности или, упаси боже, демонстративной роскоши. Зато в ней каким-то чуднЫм образом уживается трепетное отношение к белорусскому орнаменту и традиционным техникам (вышивки, вязание крючком, тканые пояса) и сложнообъяснимая японская концептуальность. Если бы Хелену Бонэм Картер приговорили к пожизненному проживанию в Синеокой, она, несомненно, скупала бы коллекции Неборской на корню. Таких, как Неборская, стоит ценить, даже если все, что она делает, кажется не совсем привычным: в ней есть нерв и какое-то задорное ожидание прорыва.

Алена Левонюк начинала с дизайна аксессуаров и делала хорошие трендовые клатчи из прозрачного пластика, за что ее пламенно благодарили те жертвы моды, у кого не хватало средств на пластик от Chanel. Но со временем ей захотелось расширить творческое пространство, и, раз уж в прошлом сезоне не задалось с человеческой одеждой, Алена занялась одеждой собачьей, не забывая, впрочем, о корнях. В итоге по подиуму прошагала история о девушке, с утра натянувшей рубашку любимого, но не забывшей украсить себя мелкой собачкой в вязаном комбинезончике и колье, вывязанном крючком и почему-то в стразах да с цепями. Жаль, фото не передают масштаба бедствия. Очевидно, что творческие блуждания могут завести в ту еще чащу, но закончим бодрым и пафосным напутствием: в борьбе обретешь ты право свое.

О Людмиле Таракановой с каждым сезоном говорить все труднее и труднее: мы продолжаем перемалывать штампы об интеллигентном вдумчивом крое и конструкторском гении, подкрепленном концептуальным видением, восхищаемся кастингом показа (уже знакомые все лица), упоминаем о ирреально теплой атмосфере, которая бывает только на шоу Людмилы. И витебский дизайнер взяла паузу, показав нам ретроспективу своих коллекций, начиная с 2008 года, экстракт лучшего, что только может придумать современный дизайнер мужской одежды. В очередной раз доказав собственную значимость для дизайна не только Беларуси, а пожалуй, и всей Европы, Тараканова подкрепила ее неоспоримым фактом комбинаторности своих коллекций. И в очередной раз мы услышали, как девочки стонут и шепчут: "А вот мне бы такое пальто!" Большинство же белорусских мальчиков, как обычно, не готово.

Если вам нужен хороший трикотаж, езжайте в Минск и спросите Ольгу Новик. Она расскажет вам, что такое хороший трикотаж, и что его скатываемость не зависит от типа волокна, и что кашемир бывает вполне носким… Трикотаж Новик понимает и любит, и это очевидно в ее коллекции, где нет каких-то глубокомысленных философских или эстетических фундаментов. Она вполне обошлась без них, просто показывая, на что способна пряжа, и возможностей у нее, как оказалось, – миллион. Вязаные шортики? Пожалуйста. Вечернее платье? Будьте любезны примерить. Очень приятная на ощупь одежда и силуэты, которые пригодятся как поклонникам гардеробного минимализма и сдержанности, так и тем, кто на основе такой выразительной фактурной базы сможет создать любой образ.

Наташа Цуран, напротив, ищет источники вдохновения в историях любви – и в ее случае, поверьте, это не сиропные лав-стори. В этот раз она пыталась рассмотреть сквозь призму своего дизайнерского видения взаимоотношения между Творцом и его Музой, и ее подиумное переосмысление касалось двух ярчайших селебрити XX века – Пабло Пикассо и Владимира Маяковского. И, разумеется, их взаимоотношений с женщинами. Сложно было увидеть в этой почти нью-йоркской сдержанной коллекции те раскаленные добела страсти; на Пикассо указывал активный голубой цвет, на Маяковского – очень модная, слегка футуристичная геометрия платьев. Хотя какое, на самом-то деле, имеет значение то, что здесь не до конца очевиден некий смысловой фундамент? Если рассматривать платья и костюмы в отрыве от наших ожиданий по отношению к Цуран, то мы увидим красивую летнюю коллекцию, которая только украсит улицы Минска в май Великого Хоккейного События, и понаехавшие поймут сразу: здесь у нас талантов в независимом дизайне уж всяк больше, чем золотовалютного запасу. Тем и живы.