• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Стиль


/

Неделя моды menswear сезона весна-лето – 2014 в Париже выдалась задорная: повсюду пестрели цветочные клумбы, играли адские оркестрики, а Эди Слиман вывел на подиум карманного Мэрилина Мэнсона. Обычный кавардак модной Недели, но где ж еще грести хорошее настроение полными горстями простому парню и подбирать гардеробчик непростому?

Рик- и рок-звезды

Рик Оуэнс обычному показу предпочел полноценное шоу с участием инфернальных эстонцев Winny Puhh, и об этом метал-выступлении говорится гораздо больше, нежели о представленной коллекции. Ничего удивительного: во-первых, Оуэнс показал стабильно устойчивую эстетику темной андрогинности и нервного минимализма, во-вторых, модели носились по подиуму с какой-то спринтерской скоростью, что совершенно не давало никакой возможности рассмотреть выходы. В-третьих, сумасшедшая вращающаяся панель с двумя ударными установками и вокалист в образе японского хтонического старца безоговорочно переключали все внимание на себя – стоит посмотреть видео.

Скорее всего, именно общий эмоциональный настрой показа Rick Owens безоговорочно выдвинул его в топ самых ярких событий Paris Fashion Week Menswear ss 2014. Упрекать Оуэнса в том, что он "исписался", еще рановато, но именно центральное место показа, отданное музыке, а не одежде, заставляет еще раз задуматься о том, что в эпоху стагнации дизайнерских идей все пиар-средства хороши.





Военная хунта Брауна

Том Браун, на первый взгляд, в части мужской одежды в этот раз решил уменьшить удельный вес эпатажа, но в его случае минимум все равно остается максимумом, который способно воспринять усредненное сознание.

Полицейская тематика с легким налетом ролевых игр в прочтении Брауна усложнилась добавлением декоративных медальонов на причинных местах моделей, а общая стилизация и цветовая гамма частенько напоминали оловянных солдатиков, извлеченных из пыльной коробки детских воспоминаний.

Не так давно Том сделал коллекцию женской одежды, в которой читалась история Красной Королевы, – сейчас же на парижском подиуме промаршировала ее армия. Сам дизайнер не спешил объяснять контексты, поэтому толкования лежат как в плоскости гей-армии, так и в области социальной сатиры над современным милитаристским обществом и военными диктатурами. Читайте между швов сами.



Ангелы=демоны

Реи Кавакубо в сезоне весна-лето – 2014 тоже порядком удивила: больше практичности, меньше обычных для нее макабрических клоунов. Нет, назвать нынешний Comme des Garconnes конформным язык не повернется: все типичные признаки CdG сохранены.

Сложная концепция метаморфоз ткани перенесена на метаморфозы личности, и в коллекции это проявляется от темной готики первых выходов к уютной безалаберности и безобидности клетки; и как катарсис – финальный белый.

Жатые фактуры – это маркер номер один, вторым же якорем коллекции стала своеобразная деструкция ткани: сквозь разрезы первого слоя выглядывал следующий слой; разрушение старого необходимо для созидания нового – известная метафора о трансформации и аркане "Смерть" в системе Таро, привычное общее место для Реи Кавакубо.

И этот философский подтекст вкупе с мастерским владением преобразования ткани в настоящую историю пока не приедается: Comme des Garconnes пока не прошли этап развития.

Она просто любит свой сад

Феномен бельгийки Анн Демельмейстер – в умении созидать темную романтику без грана пессимизма. Не устояв перед повальным увлечением цветочками в мужском гардеробе, Анн сделала это по-своему, изысканно, немного грустно и в то же время ловко избежала пошлости, слащавости, излишней женственности, которую флоральная тема неизбежно привносит в мужской образ.

Ее цветы черны – возможно, это пепел? Анн не слишком много рассказала о коллекции, но то, что прозвучало, кажется отличным резюме: "Вы увидели частную жизнь Анн. Я просто очень люблю свой сад".





Дом, в котором течет чердак

Еще один яростный бельгиец – Вальтер ван Берендонк. Сложно сказать, для кого он придумывает одежду, но это кажется не таким уж важным (в конце концов, не слишком ли много брендов чересчур хорошо представляют себе свою целевую аудиторию?).

Кажется, Вальтер оставляет в жизни место чуду: и в его коллекции оно проявляется в трогательных артефактах из детства, вплетенных в канву коллекции. Это тканые коврики, деревянные лошадки и вазы с цветами – патриархальный и уютный мир.

Только почему бабушкину вазу украшает злобное лицо игрушечного уродца? Кто эти яростные женщины в красном мареве, словно списанном с "Крика"?

Костюмы, которые создал ван Берендонк для сезона весна-лето – 2014, так и просятся на сравнение со старым домом: ностальгия ли, неприятные воспоминания и отрицание прошлого – но в старые комнаты иногда захаживать полезно.

Перевести стрелки

Йоджи Ямамото в части созидающей деструкции вторит Реи Кавакубо: поглощающие друг друга противоположности – неотъемлемая часть восточного сознания. В остальном Ямамото все так же красив и концептуален: ахроматическая многослойность разбавляется оттенками желтого и фиолетового; цветовое построение коллекции (от черного через цвет – к белому) словно поддерживает коллекцию Кавакубо. Но Ямамото красноречиво (циферблат на рубашке) напоминает, что на все эти метаморфозы нужно время, и его нам отмерили не так много.





Мой идеальный морячок

Balmain пытается рассказать историю о мальчишках из приморского города, но даже вариации на тему рабочих комбинезонов у гранд-Дома выходят буржуазными.

Неудивительно, особенно если они разбавлены пиджачками, из каждого шва которых нам машет мадемуазель Коко: да, она тоже очень любила море, что с того. Скорее всего, именно такие лихо скроенные белоснежные кители снятся ребятам, мечтающим о кругосветках, так что будем считать, что Balmain озвучили романтические детские представления о путешествиях.



Если бы существовала разновидность пин-ап рисунков с мужчинами в главных ролях, то модели Balmain стали бы лучшей фактурой для изображения: уж больно карамельны и лучезарны.

"Я люблю тебя, Африка". Своевременные признания

Странная история, рассказанная дизайнером Givenchy Рикардо Тиши, включает в себя африканские лики в ритуальной раскраске и кассетные магнитофоны. Возможно, разгадка ребуса лежит в антропологическом казусе о неожиданной общности настоящей архаики (африканские верования) и архаики техногенной (все ведь основательно подзабыли, что такое магнитофонная пленка).

Возможно, сложными метафорами Тиши пытается говорить о понимании: мир, в котором сталкиваются два полюса развития, и есть тот топос, где абсолютно разные люди оказываются вовлеченными в удивительный процесс эволюции. Впрочем, за этим можно понаблюдать и во французских новостных лентах, но там будет гораздо меньше любви, которую декларирует дизайнер.

Истории историями, но мельтешение принтов еще ни одну коллекцию не украшало: стоило тщательнее продумывать показ, чтобы избежать эпилептических припадков.

В рамках приличий

Lanvin показали расслабленную и неброскую городскую коллекцию вполне самодостаточных вещей, многие из которых претендуют на попадание в базовый гардероб.

Никаких двойных смыслов – все предельно элегантно и в то же время остро, и главным героем здесь были не цветы, которые с упорством сорной травы заполонили подиумы сезона весна-лето – 2014, а крой и легкая игра (не война!) фактур. Как и полагается приличному Дому.



Уроки рисования

Issey Miyake, напротив, не остались в стороне от принтования ткани как ключевого момента построения образа, рисуя то летнюю легкость в Гоа, то нервный темп мегаполиса.



Причем рисунки на ткани создавались с использованием сложных традиционных технологий окрашивания и выбеливания, и это повышает ценность представленного по сравнению с обычным фабричным принтом, которые, по прогнозам многих аналитиков, и есть провозвестник умирания моды.

Обозначим паховую область…

Без упоминания Saint Laurent не обходится ни один разговор о Неделях моды: с тех пор как Эди Слиман занялся ребрендингом и перепрошивкой стилеобразующих кодов Дома, остается только наблюдать, как в коллекции бренда вползает махровая коммерция, которую многие по неясной причине называют "вторым дыханием", "обновлением" и т.д.

И если гранж женской коллекции был оплеван критиками, но раскуплен клиентами, то с мужской коллекцией все вряд ли будет обстоять так же: информационная новизна слегка потускнела, а плохо сидящий гомоэротизм лаковых брюк – штука спорная, как ни крути.

Карманного Мэрилина Мэнсона ищем на фото самостоятельно.

В деталях

Псилоцибин без вариантов иных прочтений у Paul Smith, идеальный пиджак для парня филологической девы у Viktor&Rolf и безудержное диско Acne Studios. Танцуй, читай, не ешь грибы!






 

Нужные услуги в нужный момент
0056673