• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Стиль


/

Кенигсберг, перекрещенный в благонадежный Калининград, достался тогда еще советской России после Второй мировой войны по решению Потсдамской конференции – со всеми своими старинными кирхами, руинами Королевского замка и могилой Иммануила Канта. Среди уроженцев города с двумя именами вспоминают сначала этого философа, затем – Вагнера и Гофмана, а еще – барона Мюнхгаузена, и в самых редких случаях – девушку с русским именем Верушка.

Русского в ней было ровно столько, сколько в этом городе. Иными словами – ни-че-го.

Она родилась14 мая 1939 года в Кенигсберге, и ее назвали цветисто – Vera Gottliebe Anna von Lehndorff, как и положено настоящей графине.

Вера фон Лендорф, 1943

История детских лишений Одри Хепберн (тоже, кстати, благородных кровей) известна широко, в то время как эта часть биографии Верушки довольно лаконична. По сути, до 1944 года жизнь наследной графини была размеренной и спокойной: родовое поместье Штайнорт (сегодня это польская территория; и некоторые источники утверждают, что Верушка родилась именно там), высокая репутация отца, его положение в нацистских властных структурах – идеальная картинка в духе геббельсовского агитпропа о безупречной и образцовой семье Рейха. Крошку Веру нянчил чуть ли не сам Риббентроп, и говорят, в поместье была сотня комнат. Кстати, первая роль, которую сыграла Верушка, была в агитационном фильме: Иоахим фон Риббентроп гуляет по аллеям парка с девочками фон Лендорф, и эти кадры включены в картину Пола Морриси и Бернда Беема "Верушка. Жизнь перед камерой". В замке фон Лендорфов Риббентроп устраивал важные встречи, занимая половину поместья, а неподалеку, в лесу, находилась сами-знаете-чья ставка "Волчье логово".

Вера фон Лендорф и Иоахим фон Риббентроп

Слишком сюрреалистичная и политически ориентированная декорация для маленькой девочки. Как покажет время, сюрреализм в дальнейшей жизни Верушки станет фундаментом, приняв, к счастью, более радостные и легкие формы.

В 1944-м лояльность семьи фон Лендорф фашистскому режиму оказалась фикцией, мыльным пузырем. Еще в 1941-м Хайнрих фон Лендорф (и прежде не испытывавший горячей симпатии к нацизму), увидев расовую политику фюрера в действии (некоторые источники указывают на то, что это была казнь под Борисовом), принял важное и опасное для себя и семьи решение. Провал так называемого "заговора генералов" (заговора 20 июля) и неудачное покушение на Гитлера изменили благостную пасторальную жизнь фон Лендорфов: отец Веры Хайнрих фон Лендорф как активный участник заговора был казнен. Верушка по какой-то причине считала себя виноватой в смерти отца и долгое время страдала от депрессий на этой почве. Графиню фон Лендорф после казни отца арестовали (к тому времени она была беременна четвертым ребенком), всю семью объявили государственными преступниками, а Верушку и ее сестер отправили в концлагерь, где детям поменяли фамилии.

Вера фон Лендорф и Хайнрих фон Лендорф

Что случилось с Восточной Пруссией после Потсдамской конференции, объяснять не надо. Семье фон Лендорф, конечно, больше ничего не угрожало, но дома они лишились. Вера за время учебы сменила 13 гимназий, и этот период ее жизни освещается крайне мало: общие слова "скитания" и "лишения", и только в одном из интервью Верушка вспоминает, что в это время она часто пряталась от всех в лесу – просто потому, что была все время напугана и ни с кем не хотела говорить. На этом вмешательство безжалостной машины истории в судьбу девушки заканчивается, и начинается новый этап – где творит историю она сама.

Вера фон Лендорф, 1946 год

Вера изучала искусство в Гамбурге и планировала стать художницей – и именно там знакомая дама предложила ей сделать несколько фото для журнала Constanze. Верушка впервые появилась на обложке – первый, но пока еще малозначимый шажок. Затем переехала во Флоренцию – там все и началось. В 1959 году она прямо на улице познакомилась с фотографом Уго Мюласом, и именно он считается тем, кто открыл в ней способности модели и разглядел фантастическое будущее.

А будущее тогда, в начале 60-х, и вправду казалось фантастическим и свободным, полным творчества, которое не приемлет никаких границ.

Однажды Верушка познакомилась с Эйлин Форд, влиятельнейшей персоной в мире моды. Она возглавляла Ford Modeling Agency, и уже в 1961 Верушка приехала в Нью-Йорк. Из заокеанского визита ничего не вышло: Эйлин не помнила девушку, так что пришлось возвращаться в Европу. Потерянный дом не находился нигде, ни в одной стране мира. Именно тогда Вера фон Лендорф стала Верушкой: в мире моды это звучало более выразительно и сочно, запоминалось. Жизнь Веры фон Лендорф нельзя было назвать счастливой – к чему держаться за это имя? Чистая магия плюс немного полуправды: "Я из России". Верушка стала своеобразной маской для девушки. Вскоре все изменилось: эта маска имела успех.

Верушка опять навестила США, и все пошло куда как лучше. Диана Вриланд, пожалуй, один из лучших редакторов в истории Vogue, видела в ней не только потрясающую стать и внешность, но и огромное желание играть в искусство. Это полностью совпадало с воззрениями Вриланд: она считала моду неотъемлемой частью современного арт-процесса. Именно поэтому с Верушкой стали работать лучшие звездные фотографы: Ирвинг Пенн, Стивен Майзел, Ричард Аведон… Вриланд давала карт-бланш этой уникальной модели абсолютно на любую идею.

Самое захватывающее в карьере Верушки фон Лендорф, без сомнения, – не работа с модельными агентствами и модными журналами, а ее пересечения с Сальвадором Дали или Микеланджело Антониони. Демонстрировать только одежду и аксессуары – слишком скучно; а интегрировать свою потрясающую фотогеничность, пластичность и стать в современное прогрессивное искусство – это, несомненно, шаг в вечность. И очень веселая игра.

С Дали она познакомилась в начале 60-х, и их перфоманс с пеной для бритья сделал из красивой женщины некое фантастическое существо, человеческую модификацию. Верушка вспоминает, что именно после этого она задумалась, каким еще образом можно использовать собственное тело – практически неиссякаемый ресурс – в искусстве. Так она стала пламенным популяризатором и адептом боди-арта.

В 1966 году Верушка позировала для своего первого снимка, где на ее теле не было ничего, кроме… краски. Это было в Кении, и она разрисовывала себя черным кремом для обуви, а потом отмывала его неделями. Но для удачных снимков, особенно если работаешь в свободном творческом графике, не жалко. Вся ее дальнейшая жизнь была так или иначе проиллюстрирована потрясающими снимками самых разных фотографов, где модель-хамелеон демонстрировала чудеса мимикрии в пространстве.



Фильм "Фотоувеличение" Антониони, вышедший в 1966 году, занял свое место в золотом фонде кинематографа – в том числе и благодаря эпизодическому, но яркому участию Верушки, которая играет саму себя. (Это вообще ей свойственно – во всех декорациях быть собой.) 5 минут на экране, кажется, не бог весть что, но пресса по какой-то причине назвала эту сцену невероятно сексуальной. Сама новоиспеченная звезда экрана так и не поняла, почему она стала известной после выхода "Фотоувеличения". На самом деле в этом несколько переоцененном и затянутом фильме единственный эпизод, который кажется живым, это галлюцинирующая Верушка ("Я думал, ты в Париже". "А я и есть в Париже").



Кадры из фильма "Фотоувеличение"

Ульрика Оттингер пригласила Верушку в фильм "Портрет Дориана Грея глазами желтой прессы". На главную роль. Немного странно видеть это перевоплощение в мужчину, но для фотографий Верушка превращалась в кого угодно, и в дальнейшем у нее были целые серии, основанные на таких гендерных играх. Однажды ей даже довелось играть в пьесе по сценарию Элфриды Елинек роль итальянского поэта Габриэля д’Аннунцио. Наверное, гендерные метаморфозы – не такая уж сложная задача для той, кто мог перевоплотиться в лист дерева или в пантеру. Смена имени и постоянная смена образов – словно желание спрятаться. Многие видели в этом некое чувство вины, но, возможно, все проще? Так все еще маленькая и беззащитная девочка пряталась от того ужасного мира, который допустил жестокую несправедливость по отношению к ней.



В 1975 году Верушка, одна из самых популярных и высокооплачиваемых моделей мира, ушла из бизнеса. Причиной послужили разногласия с новой редактрисой Vogue Грейс Мирабелла. "Она хотела, чтобы я была буржуазной – а я нет!" – такова была причина расставания. Новая эстетика Vogue после увольнения Дианы Вриланд была безопасной, пресной, бежевой – и это никак не соотносилось с видением Верушки себя моде. Вриланд серьезно воспринимала все идеи Верушки – и они находили свое отражение на страницах Vogue. Виданное ли дело – инициативы от модели?

Позже Верушка рассказывала в интервью, что Грейс Мирабелла попросила ее остричь волосы, чтобы как можно больше читательниц могли примерять глянцевый образ прусской дивы на себя. После этого Верушка не участвовала в модных съемках несколько лет. Все усугублялось депрессией; тяжелая работа с психоаналитиком, погружение в прошлое, для того чтобы навсегда расквитаться с детскими травмами… В тот период она читала вслух последнее письмо своего отца, фотографировала, разрисовывала тело – своеобразная арт-терапия и обретение умения радоваться жизни. Возможно, впервые за всю биографию.

Однако нельзя сказать, что Верушка, хлопнув дверью, навсегда вычеркнула свое имя из мира моды и искусства. Взамен моды она выдумала нечто более захватывающее и вечное. Да, ей было неинтересно быть ожившим манекеном – скорее, она оживляла одежду или пейзаж вокруг себя. Или воспринимала себя хамелеоном, готовая слиться с окружающей средой; или райской птицей; или чистым холстом; тело как арт-объект, мода как часть искусства, искусство как единое пространство, в котором можно творить без каких-либо условностей и ограничений.



Одна из самых удивительных фотографических серий – Верушка, сливающаяся с природой. Сложно выделить какой-то один снимок-головоломку, но фото с камнями заслуживает особого внимания. Поначалу даже неясно, где именно на этом фото Верушка: настолько органично она вплетена в каменное безмолвие. Ребенком Вера фон Лендорф с отцом ходила гулять к реке, где они часами любовались на прибрежные камни. Со временем этот образ прочно соединился с воспоминаниями об отце, Верушка часто рисовала камни, и этот снимок кажется самой выразительной, самой искренней открыткой, которую можно было бы отправить погибшему отцу куда-то в Вечность.

Нонконформистка из консервативной прусской дворянской семьи фашистов, оказавшихся антифашистами, холст для Сальвадора Дали, голос, спевший с Бликсой Баргельдом, девушка-калейдоскоп… О ее жизни сложно рассказывать плавно и последовательно, и дело даже не в том, что в ее истории много пробелов. Просто в ней – слишком много ярких вспышек и пересечений с самыми талантливыми людьми эпохи, с которыми Верушка фон Лендорф говорила на одном языке и взаимодействовала на равных.

Вера Лендорф, 2008 год

Парадокс Верушки – пожалуй, самый любопытный и сложнорешаемый в истории моды. Она никогда не скрывала, что относится к индустрии моды с прохладцей, ей не нравилась гиперженственная эстетика популярных дизайнеров. Все это было для нее пресным и чужим. И тем не менее она стала одним из самых заметных лиц этой индустрии. И даже сегодня она интересна – несмотря на то, что к современной моде она относится с еще большим презрением, чем к той индустрии, которую она так украсила в период активной модельной карьеры.



Верушке сегодня 74 года, и она до сих пор не нашла свой дом. У нее нет детей, и она никогда не была замужем. Она была самой высокооплачиваемой моделью, зарабатывая по 10 000 долларов в день в 60-х, но она не делала никаких накоплений. Берлин и Нью-Йорк – две географические точки, в которых она живет, но до сих пор считает себя странником.

Она говорит, что слово "Родина" не вызывает в ней никакого отклика. Вероятно, потому что родина таких людей – весь мир, каждый цветок, камень или блик солнца на воде. Родина Верушки – фотопленка; зыбкая, неясно где расположенная terra incognita красоты и искусства, которые однажды, по какой-то причудливой прихоти судьбы, пересеклись двумя лучами в этой странной жизни маленькой девочки. Так родился миф о прекрасной Верушке, который сегодня кажется всего лишь иллюзорной сказкой, записанной современными двойниками братьев Гримм…

Вера Лендорф, 2011 год
Нужные услуги в нужный момент
-12%
-10%
-15%
-20%
-10%
-30%
-10%
-35%
-10%
0057345