Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Стиль


/

С 20 по 26 февраля фэшн-редакторов, байеров и прочий бомонд принимал Милан и его – третья по счету "большая" – Неделя моды сезона осень-зима 2013/2014.

Здесь нет того топлива для сумасшедшего движения фантазии, как в Лондоне, зато по миланскому подиуму мы можем с точностью до нитки определить, что в будущем сезоне станет причиной обмороков и предметом вожделения фэшн-жертв. После некоммерческого безумия и брожения дизайнерской мысли Лондона в буржуазном спокойствии и отсутствии сложносочиненных смыслов, скрывающихся за коллекциями, Милан кажется большим респектабельным универмагом одежды – разве что консультанты здесь – Миуччиа Прада и Карл Лагерфельд. Что Лагерфельд делал в Милане? Почему не дошили коллекцию Bottega Veneta? Мы собрали самые интересные подиумные истории и детали и тактично умолчали о вездесущей Prada.

Хит Недели: трусы и духовность

Кажется, в 90-х, когда первые состоятельные русские хлебнули нелегких денег эпохи дикого накопления капитала, Доменико Дольче и Стефано Габбана озарило: жены русских миллионеров станут их самыми преданными клиентками. Так и случилось, русская душа презрела сдержанность, элегантность, аристократизм (по понятным причинам) – и ударилась в корсетно-кружевной разврат бренда Dolce&Gabbana.

Так полюбившийся им образ вдовы в будуаре царил долго, но времена и требования эпохи меняются. Теперь русский олигархоз пытается отстроиться от прежней разлюли-малина-роскоши, демонстрирует манеры, которым учат заезжие этикетные француженки, образование и тонкий художественный вкус. Доменико и Стефано, теряющие миллион за миллионом в судах, не могут остаться без русских. Никак. И они понимают, что кружевной топ на "Винзавод" Даша Ж. не наденет, пора переориентироваться.

Поэтому уж который сезон подряд (что, второй? А кажется, двадцать второй) друзья сердешные выпускают на подиум впечатляющие образы со страниц учебников МХК, причем завораживает дизайнерские сердца именно религиозная живопись.

В русском обществе царит небывалое благорастворение воздухов и слияние государства с церковью, роскошь часиков "Брегет" на клерикальной руке, поэтому "самый русский итальянский бренд" Dolce&Gabbana теперь – это византийская роскошь, мозаичное золото и лики. Иконостас из 75 выходов. Правда, от прошлого так сразу не откажешься, поэтому кое-где в средневековую варварскую роскошь врываются те самые греховные кружевные платья и трусы.

Но это все очень, очень духовно, братья и сестры.

Прокол или прикол?

Bottega в переводе с итальянского обозначает склад, лавку и мастерскую. Великие итальянцы – Гирландайо ли, Микеланджело – всегда старались обзавестись своей bottega, чтобы передать ученикам секреты личного мастерства. Итальянский бренд красиво подтверждал свое право на это название уже многие сезоны подряд, и его очень любили за качество, такое безупречное, такое итальянское.

Очарование нынешней коллекции Bottega Veneta развеялось сразу, как только в глаза стали бросаться необработанные края изделий. Поиск первопричины оказался безрезультатным: сама коллекция, такая изящная, с каким-то нетщательным, приукрашенным, фантазийным духом 40-х, вряд ли предполагала необработанные швы в качестве эмоционального акцента и украшения одежды.

Не успели, наверное, либо в этой Bottega всю работу и вправду отдали ученикам. И это впечатление на контрасте усиливали роскошные сумки, которыми, впрочем, бренд славился всегда.



Меха, ха-ха

Fendi – это лучший мех в мире, а Карл Лагерфельд – это Карл Лагерфельд, и он креативит для Дома Fendi с незапамятных времен. Сумма при сложении этих компонентов всегда задумывается максимальной величиной. Так ли получилось, судить байерам.



Коллекция из роскошного меха в игривом настроении 60-х, меховые ирокезы, сумки с пушистиками, многоцветье крашеных, щипаных, резаных и по-разному истерзанных мехов, пушистые браслеты, очки, туфли, клатчи – вот что получилось на выходе у всегда многообещающего тандема. По сути, еще одна коллекция, где интересно следить за аксессуарами, а не основным гардеробом.



Ни один Чебурашка не пострадал

А вот Bally – спокойная и уравновешенная коллекция по сезону, из чебурашкиного плюша. Местами уютно, местами изысканно, ровная и воспитанная коммерция. Это – одна из тех потеряшек, о которых журналисты забывают написать после Недели моды. Именно поэтому она – в нашем обзоре. А еще потому, что после мехов Fendi – отдохновение для интеллигентного глаза.





Жил-был питон…

Сумрачная коллекция Фриды Джаннини для Gucci – вся о крашеном каракуле, лаке и коже питона, а кожаные водолазки под пиджаками делают манекенщиц целлулоидными манекенами.



Агрессивная сексуальность, сочетание яркой фуксии и голубого с черным – получилось устойчиво коммерчески хорошо и ориентировано на высокие продажи (всем понятно, в какой стране хитом продаж станут сапожки из кожи питона); но однозначно это не лучшее, что создавала Фрида. Дизайнер ждет первенца: вероятно, сложно одновременно вынашивать и ребенка, и коллекцию.



Дин и Дэн ограбили эшелон с золотом

Дин и Дэн Кейтены решили, что их имена звучат вполне себе названием джаз-бэнда 1920-х, и поэтому бренд Dsquared2 представил фантазии на тему эпохи. Все у них было слишком импровизацией: слишком большие шляпы, слишком длинные платья, слишком низкие вырезы, слишком пушистые облака перьев.

Чалма, популярная в 20-х, у Кейтенов обзаводится современным козырьком и совершенно теряет принадлежность к какому-либо времени и пространству. Парный мужской выход перебросил из послевоенных 1920-х в военные 1940-е, и это было тоже вольной импровизацией на тему эпохи. Примечательно, что именно 40-е стали отправной точной путешествий многих дизайнеров Миланской недели, и братья Кейтены оказались не исключением.



Главными же героями показа стали не брюки или платья: первую скрипку в коллекции отдали громоздким аксессуарам, среди которых, пожалуй, особое внимание стоит обратить на причудливые мундштуки. Если брошь из фальшивого золота на четверть корпуса может быть спорной, вызывая ассоциации с наградными медалями лошадок, то мундштуки – это вполне себе свежо, особенно на фоне общего "курить немодно".

Не убоялся Вирджинии Вулф

К сожалению, на сайте, который любезно делится с нами фотографиями, нет детализированной съемки коллекции Antonio Marras, а подробности живописных полотен на ткани хотелось бы рассмотреть поближе.

Источником вдохновения дизайнера в этом сезоне стал кружок Блумсберри, в который входила Вирджиния Вульф и который противостоял жесткой этике Викторианской Англии. Свободомыслие, которое декларировали в Блумсберри-груп, у Марраса срифмовалось с коллажированными принтами, а восточная роскошь золота отсылает знатоков истории к знаменитой мистификации на "Дредноуте", когда Горацио де Вир Коул разыграл Королевский флот, устроив визит фальшивой абиссинской королевской фамилии на флагманский корабль.

Впрочем, какие бы концепции и аллюзии ни вплетал Маррас в коллекцию, она получилась. По-хорошему яркой, по-хорошему винтажной. И в розы. Это всегда важно, если об Англии.

Игры в девочки-мальчики

Только мэтр Армани может показать триста вариаций одного и того же жакета и не убаюкать публику. Дело, к счастью, не в том, что имя уже давно работает на дизайнера: Джорджио все еще работает, и работает на совесть.

Для коллекции Giorgio Armani сезона осень-зима 2013/2014 он взял всегда выигрышный и не теряющий свежести образ garçonne (коллекцию, не мудрствуя лукаво, так и назвал) и несколько модернизировал его: обычный его лоск обогатился едва заметным спортом и даже авангардом.

Да, задорно, да, мальчишески, да, совсем не похоже на того привычного Армани, который одевает оскароносиц. Но это все тот же устойчивый в своей эстетике и чувстве прекрасного Джорджио Армани. В мире все же есть стабильность, ура!



Мики Бродмен из Paper Magazine определял модную географию так: "Тех, кто интересуется мастерством ручной работы, влечет Милан, те, кто хочет делать бизнес, едут в Нью-Йорк, а дизайнеров, считающих себя художниками, привлекает Париж". Поэтому совсем скоро мы окажемся на Парижской неделе моды: моду-искусство сложно продавать, но оценивать гораздо интереснее, чем моду-бизнес, хотя сегодня настоящий дизайнер умеет совмещать оба принципа. Итак, сезон еще не завершен, до встречи в Париже!