Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Стиль


/

Юбер де Живанши работал в студии в белом халате, и это такой же неоспоримый факт, как и то, что его дизайн эквивалентен тысячам слов и сказок. Он рассказывает истории о той ушедшей эпохе, которая сегодня кажется практически нереальной. Ее и не было будто – но хроника, к счастью, утверждает обратное.

Революционные изменения силуэтов, фундаментальные дизайнерские находки, меняющие образ целых десятилетий (вдумайтесь: эти искания совсем не похожи на нынешнее мельтешение сезонных трендов), обожествление haute couture: к этому времени принадлежит Юбер Живанши.



Полное имя гения, навсегда вплетенное в канву истории моды и истории XX века, – Юбер Джеймс Марсель Таффен де Живанши. Затейливое имя – признак аристократического происхождения по отцовской линии: его отец был маркизом, чьи предки получили титул в 1713 году. Так что аристократизм был в крови графа Юбера точно так же, как и тяга к прекрасному: один из предков Юбера создавал декорации для Парижской оперы, его прадедушкой по материнской линии был Пьер-Адольф Баден, художник и мастер гобеленового производства. Два фамильных качества – аристократизм и тяга к прекрасному – семейства де Живанши в их максимальном проявлении стали подарком сказочных фей, которые они преподнесли маленькому Юберу 21 февраля 1927 года.

В интервью газете Independent он говорил: "Быть дизайнером одежды всегда было моей мечтой, и моя мать приняла это. Ты – как бабочка, в каждый момент должен воспринимать, в каждую секунду должен быть внимательным и подмечать мелочи, чтобы творить. Это чудесное занятие – оживлять ткань, заставлять ее красиво двигаться и создавать гармонию цвета". Оживлять ткань – не случайная метафора. Юбер говорил, что ткань – экстраординарная вещь, в ней есть жизнь, ее нужно уважать. Только ребенок – или тот, кто сохранил в себе внутреннего ребенка – может разглядеть и раскрыть жизненный потенциал в неодушевленной вещи. Юбер это умел.

Уже в 9-летнем возрасте Юбер придумал, как должна выглядеть коробка для платья из большого и важного Дома мод. В доме, где он жил, был буфет, в котором бабушка хранила образцы текстиля, Юбер любил рассматривать их.

Скорее всего, желание творить моду возникло еще в детстве. Уверился в своем решении Юбер в 1937-м, после грандиозной выставки Exposition Internationale des Arts et Techniques dans la Vie Moderne. Поучившись в школе изящных искусств École des Beaux-Arts, Живанши в возрасте 17 лет переехал в только-только освобожденный от оккупации Париж. Началась пора ученичества: у Жака Фата, Робера Пиге, Люсьена Лелонга, Эльзы Скиапарелли… Живанши, кажется, путешествовал по эстетикам признанных мастеров Парижа, чтобы научиться у них высоким стандартам того, что называют высокой модой. Все его учителя были разными, кто-то более революционным, кто-то – отдавал предпочтение суровой классике. Юберу было интересно все.

Свой Дом на Plaine Monceau он открыл в 1952 г., когда ему было 25 лет, и он был самым юным и амбициозным кутюрье Парижа в то время. Уже в феврале этого года он представил свою первую коллекцию, и в ней было полно сепаратов: это было ново и удобно, ансамбли можно было менять как угодно. Ключевым моментом в коллекции стала блузка Беттины, Bettina blouse – драматичная и контрастная вещица с воланами по рукавам, напоминающая вихрь наряда танцовщицы фламенко.

Юбер де Живанши в 1950-х гг.
Подготовка первой коллекции; Беттина Грациани в блузке "Беттина"






Знакомство Юбера с его музой и, как он ее потом называл, сестрой Одри Хепберн началось с небольшого недоразумения: модельеру позвонили и сказали, что к нему придет мисс Хепберн с предложением создать костюмы для фильма "Сабрина". Живанши подумал тогда о другой звезде кинематографа – Кэтрин Хепберн: кто такая актриса Одри Хепберн и в каких фильмах она снималась, он не имел ни малейшего представления. Но в первую же встречу он был очарован задором и изяществом Одри: в ней не было ничего наносного и фальшивого, она была такой настоящей в простом свитере, балетках и шляпе гондольера с надписью Venice.




Тем не менее сделать костюмы для фильма он поначалу отказался: у него было только 8 портных, и создать 20 выходов для кино у Живанши просто не было ресурса. В ответ Одри Хепберн попросила показать готовящуюся коллекцию и нашла среди еще разобранных и неоконченных платьев то, что впоследствии увидели миллионы людей в "Сабрине".

Одри Хепберн на съемках "Сабрины"




Платье Юбера де Живанши для фильма "Сабрина"

Их дружба была простой, чистой и благородной: иначе у этих двух людей с врожденным аристократизмом духа и характерной, несколько старомодной эстетикой жизни и взаимоотношений быть не могло. Одри говорила: "Его вещи – единственные, в которых я чувствую себя собой. Он гораздо больше, чем кутюрье, он – творец личности". Рассказать о Живанши, не вплетая в историю Одри (равно как и наоборот), невозможно: их судьбы тесно переплелись, Живанши создал Хепберн, Хепберн создала Живанши. Это был беспрерывный закольцованный поток огненной и чистой творческой энергии: она вдохновляла, он создавал, она становилась краше и снова вдохновляла…

В 1957 году Живанши представил свои первые духи – для Музы. Назвал просто, но емко: L'interdit – "запрет". Их можно было носить только ей, Одри – так гласит самая распространенная этимологическая версия. Вторая, менее известная, скрывает в себе трогательное отношение Юбера к Одри как к младшей сестрице, ведь известно: хочешь соблазнить ребенка на действие – запрети ему. И назвать духи "Запрещено" – значит, заинтересовать Одри. Разумеется, именно она стала лицом аромата.

Звездных клиенток у Живанши вскоре стало хоть отбавляй: герцогиня Виндзорская, Грейс Келли, Джеки Кеннеди и ее сестра Ли Радивилл, Ингрид Бергман, Грета Гарбо, Мария Каллас, Диана Вриланд и так далее, так далее, так далее… В 1961 генерал де Голль пригласил Жаклин Кеннеди в Париж, и первая леди выбрала платье от Живанши. В благодарственной открытке она написала: "Дорогой мистер де Живанши. Генерал де Голль сделал мне комплимент: он сказал, что я будто сошла с картины Ватто". Грета Гарбо, оттенок помады которой сводил с ума весь мир и который она смешивала сама, никому не открывая тайну, поделилась им только с Живанши. Нет, она не рассказала ему "рецепт": просто приложила носовой платочек к губам и подарила этот отпечаток дизайнеру. Живанши сумел воспроизвести секретный оттенок.



Одри Хепберн в платье от Юбера де Живанши на вручении премии "Оскар", 1954 год; свадебное платье для фильма “Забавная мордашка” авторства Юбера де Живанши

Но самым главным для него оставалась крепнущая дружба с Одри и знакомство в 1953 с кумиром – Кристобалем Баленсиагой. Впоследствии в разных интервью он называл его "своей религией", "великим архитектором": действительно, Юбер просто боготворил ясные, четкие и сильные пропорции узнаваемого стиля Balenciaga. Они не просто познакомились – подружились, и Живанши всегда горячо поддерживал Кристобаля в любом его решении: даже когда последний решил не приглашать прессу на очередной свой показ, поклонник и коллега решил поступить точно так же. Юбер де Живанши отдавал свою жизнь без остатка двум вещам – моде и дружбе. Влияние Кристобаля на стиль молодого дизайнера проявилось в упрощении линий, Юбер стал стремиться к чистоте и звучности силуэта. Когда в 1955-м ателье Живанши переехало на авеню Георга V, они с Баленсиагой стали соседями – через дорогу.

1954 год становится важным для модельера: он запускает коллекцию pret-a-porte (невиданное новшество!). В те годы он говорил, что мало думает об удобстве вещи, им созданной, – его занимает красота: "Я не думаю о том, достаточно ли широка юбка, чтобы в ней идти, или как женщина в моем платье выглядит, выбираясь из такси".



Но в 1957-м Живанши совместно с Баленсиагой представляет знаменитое платье-мешок, одновременно и элегантное, и удобное; в 1959 появляется знаковый силуэт принцессы. В октябре 1961 года на экраны выходит "Завтрак у Тиффани", и платья Холли Голайтли, дамы полусвета, в исполнении Хепберн становятся чуть ли не главными героями ленты. Чтобы представить себе магию и энергетику этих костюмов, достаточно вспомнить, что и сейчас половина Pinterest и Tumblr аккаунтов забита фотографиями Холли. Впоследствии дом Givenchy отдал за коктейльное платье из "Завтрака" 812 тысяч долларов на аукционе Christie’s.

Платье Юбера де Живанши для фильма "Завтрак у Тиффани"
Платье Юбера де Живанши для фильма "Забавная мордашка"


Образы Одри Хепберн для фильма "Шарада" от Юбера де Живанши



Образы Одри Хепберн для фильма "Как украсть миллион" от Юбера де Живанши

Шляпа от Юбера де Живанши для фильма "Моя прекрасная леди"
Vogue, около 1970 г.; показ коллекции Юбера де Живанши, 1970 г.






Есть вечная классика, для него и его видения она никогда не была утомительной и не покрывалась плесенью. Возможно, в своем нежелании мириться с чудачествами времени дизайнер кажется кому-то ретроградом. Кто-то, напротив, похвалит его за кристально ясное видение собственного стиля и преданность ему. Это всего лишь точки зрения, которые исчезают. А платья Юбера де Живанши в музее Виктории и Альберта остаются такими же юными, как в день творения.



В 1983 году Юбер де Живанши становится кавалером Ордена Почетного Легиона. Его прадед, художник Пьер-Адольф Баден, удостоенный креста Почетного Легиона в 1856 году, гордился бы им.

Кутюрное шоу 1992 года
Одри Хепберн в платье Юбера де Живанши на вручении ему премии Lifetime Award For The Arts, 1988 год

Сейчас маэстро живет в загородном поместье Le Jonchet, построенном в XVII веке, занимается предметами старины (у него обширная коллекция работ Франсуа Жирардона, придворного скульптора Луи XIV) и иногда комментирует стратегически важные светские события, дает редкие интервью. Судьба его Дома решилась в 1988, когда он продал его концерну LVMH – типичная судьба великого дела моды угаснувшего XX века; новый век – новые правила больших корпораций. В 1995 году он показал свою последнюю кутюрную коллекцию и ушел из мира моды. По очереди креативное руководство Givenchy брали на себя Джон Гальяно, Александр Маккуин, Джилиан Макдональд, Освальд Боатенг и с 2005 года – Рикардо Тиши.

Что думает о современных коллекциях бренда мэтр Живанши? Характеризуя работу Гальяно и Маккуина для Дома Givenchy как "изувеченный парижский шик", он вряд ли очарован современной модой. Его эпоха, к сожалению, ушла. Нет Кристобаля, нет светлого ангела Одри, нет моды-искусства – остались только аналитические выкладки и финансовые обороты, ковровая бомбардировка пиара и мода-бизнес, которая уже который год ополоумевшей собакой бессознательно гоняется за своим хвостом. Все это слишком абсурдно, чтобы казаться правдой, когда разглядываешь фотографии старых коллекций Юбера де Живанши. А значит, ничего этого нет. Есть только строгая, но в то же время игривая красота, самодостаточная элегантность, огонь созидания. По крайней мере сегодня, 21 февраля, когда мэтр Юбер празднует свой день рождения.

Фотограф: Kai Junemann