Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Карьера
Звезды
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Стиль


Женщина, с которой соперничала Шанель, сотрудничал Дали и у которой практиковался Живанши. Женщина, подарившая модницам шляпки-таблетки, цвет фуксии и желание быть неповторимой. Эльза Скьяпарелли – женщина, которая встала у истоков высокой моды, хотя вообще не думала этого делать.

Летающая

Эльза не собиралась становиться кутюрье. Так получилось. Выросло из желания в любой мелочи противопоставлять себя напыщенному буржуазному обществу, в котором она родилась и имела несчастье вращаться.

фото

"Естественно, я протестовала, – "естественно", потому что возражать сделалось частью моего естества: рефлекс срабатывал прежде, чем я отдавала себе в этом отчет".

Протесты начались с семьи. Папа и мама, обедневшая римская аристократия, не сошлись с дочкой характерами. По всему было видно, девочка пошла в двоюродного деда, эксцентричного астронома Джованни Скьяпарелли, знаменитого благодаря открытию "марсианских каналов".

Эльза обнаружила наследственную тягу к небу и выпадала из окон, чтобы вкусить полета, а потрясенные родители пытались ей вдолбить, что жизнь и фантазии – разные вещи.

"Ах разные? Ну погодите", – решила Эльза и с тех пор только и занималась тем, что воплощала свои выдумки в реальность.

Путешествующая

Отбыв положенный для ученицы срок в швейцарском католическом колледже для девочек, Эльза ненадолго вернулась в Рим, поцапалась с семьей и отправилась в путешествие по Европе – выпустить пар.

фото

Будучи проездом в Париже, она успела совершить две важных вещи: влюбиться в город и впервые блеснуть на балу в платье собственного сочинения. Денег на дорогой наряд не хватило, и Эльза попросту купила несколько метров темно-синей ткани, обмотала вокруг себя, прихотливо подколов изделие булавками, и в таком виде вышла в свет. Успех был потрясающим! Правда, с бала в какой-то момент пришлось сбежать – булавки начали расползаться во все стороны. Но начало было положено.

В Лондоне во время насыщенной культурной программы, которую Скьяпарелли, воспитанная в духе просвещенной интеллигенции, составляла себе в каждом городе, она посетила лекцию, где ораторствовал импозантный граф Уильям де Вендт де Керлор, оккультист и теософ.

Эльза провела с ним ночь, решила, что это наверняка любовь, и на следующий день после знакомства сообщила родителям, что выходит за оккультиста замуж. Семья Скьяпарелли взбудоражилась не на шутку, но это только ускорило свадьбу. Наездившись с мужем-лектором по Европе и Америке, родив дочь, больную церебральным параличом, и натерпевшись мужниных увлечений смазливыми студентками, Эльза Скьяпарелли, в конце концов, добилась развода и осталась в неприветливом Нью-Йорке почти без средств и с парой едва завязавшихся знакомств.

Протестующая

фото

Впрочем, ей и этого хватило. Она начала сотрудничать с Габриэль Пикабиа, бывшей женой художника-авангардиста Пикабиа, державшей в Нью-Йорке магазин модной одежды. Скьяпарелли должна была работать на подхвате: там подрисовать эскиз, здесь оценить наряд, тут мило пообщаться с клиентками. Вскоре дамы расширили дело и перебрались в Париж. Эльза, не прекращая сотрудничества с Габриэль, устроилась на подработку в антикварную лавку. И принялась наблюдать за чудовищными аппетитами богачей, скучающих в парижских галереях, но как саранча налетающих на модные бутики и сметающих с прилавков все, что подороже.

фото
adorn-london.com

Именно тогда Скьяпарелли, пораженной этой жаждой потребительства, отрицающей всякий вкус, захотелось создать безумную, кошмарную одежду, которую никто бы не решился купить и которая, тем не менее, была бы произведением искусства.

Для своего замысла Эльза привлекла тяжелую авангардную артиллерию. Она посовещалась с Сальвадором Дали и Жаном Кокто, с которыми в то время уже находилась в добром приятельстве, и закипела работа над феерией.

Творящая

Залп вышел замечательный: в 30-е годы XX века модный Париж тряхнуло. Темпераментная итальянка, отринув все приличия, представила публике свою коллекцию: здесь были и узоры, изображающие омаров, и ожерелья из жуков, сумочки в виде телефонов и шляпки в образе котлет, накладные квадратные плечи и шокирующий розовый цвет, платья с выдранными клочьями и пуговицы в виде скульптур, монет и башен.

фото
asos-media.com

Париж замер, глубоко вдохнул… и смел всю коллекцию! Скьяпарелли изумилась. Но было поздно. Ее уже нарекли "новым словом моды", "оригинальным кутюрье" и прочими клише успеха. В 1928 году открылся модный дом Schiapparelli.

фото
threadforthought.net
фото

Фантазии, которым так противились ее родители, стали визитной карточкой Эльзы. Она воплощала в своих творениях тайные страхи, мании и галлюцинации, обращалась к миру иллюзий и миражей, посвящала целые показы астрологии или же цирку. Кстати, именно Скьяпарелли придумала давать названия не одной знаковой вещи, а коллекции в целом.

фото

Многие ее находки, казавшиеся шокирующими, со временем превратились в поистине культовые. Шляпка-таблетка, столь полюбившаяся Жаклин Кеннеди, флакон духов Shoking в виде обнаженной женской фигуры, "шокирующий розовый", он же цвет фуксии, черный свитер с воротником в виде белого банта… Хулиганка Скиап, сама того не ожидая, стала классикой и эталоном, на который до сих пор равняются мировые кутюрье.

фото
vogue.ru

Молчащая

фото

Об их модной войне с Шанель ходят легенды: то мадемуазель, приверженка простоты и стиля, не упускала случая вставить шпильку в адрес "просто итальянской художницы, начавшей шить", то "просто художница", апологет буйства бьющей в глаза оригинальности, не раз высмеивала Коко, рисуя на платьях узнаваемые карикатуры. И будто бы, увы и ах, Шанель пережила войну, обвинения в связи с нацистами, нью-лук Диора и собственный творческий застой, сумев триумфально вернуться после 15-летнего молчания, а вот у Скьяпарелли не получилось…

Эльза действительно оставила мир haute couture в 1939 году и двадцать лет, до самой своей смерти, была верна решению не возвращаться. Но, может быть, дело здесь вовсе не в проигранной конкурентной борьбе. Возможно, Скиап просто надоело фантазировать на потребу публике и толстосумам, готовых купить даже безумие, если оно дорого стоит.