Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Стиль


Удивительна модная тусовка Беларуси! Те, кто преданно ходит на все показы и ревностно отслеживает свежие лукбуки, делятся на два лагеря: патриоты-оптимисты и пессимисты с налетом увядающего космополитизма. Последние любят говаривать, что сфера моды в Беларуси чересчур локализована и напоминает эфемерный дружеский междусобойчик. Это самый жирный козырь в споре "а у нас моды нет!" К счастью, у оппонентов находятся и свои – веские – доводы.

Фото: Алексей Исаченко

Немаловажную роль в пересечении модных географических границ сыграла дизайнер Юлия Гилевич со своим брендом FUR GARDEN: помимо обязательного, уже хрестоматийного для местных создателей красоты участия в Белорусской неделе моды, Юлия считает необходимым показывать свои коллекции на профильных мероприятиях Украины и России. Она не первый "экспортный" дизайнер Беларуси – но именно коллекцию FUR GARDEN в прошлом сезоне Mercedes-Benz Russian Fashion Week отметили обозреватели британского Vogue. Теперь Юлии не нужно доказывать не-иллюзорность такого явления, как перспективный модный бренд с белорусской пропиской. LADY.TUT.BY напросились в гости в мастерскую Юлии, где она рассказала нам о том, что такое, на ее взгляд, работа дизайнера и что после похвалы в Vogue ничего кардинально не меняется.

Фото: Константин Сухоцкий

О главном преподавателе дизайнера

У меня нет специального образования. Я посещала общие курсы, где давали какую-то первичную информацию о дизайне интерьеров, ландшафтном дизайне и проч. Но долго я там не продержалась. Не могу сказать, что я неусидчивый человек, но мне было неинтересно. Недостатка образовательной базы я не ощущаю. Нужно обладать технической фантазией, которая может проследить путь в достижении воплощения идеи. Дизайн рождается из видения материала, понимания того, как ведет себя ткань, как она драпируется, как закладывается в складку… Конструктор, наверное, – это профессия, которая приходит с опытом.

О любви к неожиданным материалам

Я никогда не закупаю ненатуральные ткани, не люблю сложные расцветки и яркие принты. Все цветочные рисунки кажутся мне практически одинаковыми, они не воодушевляют меня.

Люблю вышивку – как и все, во что вложен ручной труд. В моих коллекциях ее пока не было, зато был декор жгутами – долгая кропотливая ручная работа. Эти "шнурки от ботинок" буквально складывались в руках в какие-то замысловатые фигуры. На маленькую деталь уходило три часа. Конечно, все идеи мои, но в их реализации без сторонней помощи не обойтись. Причем мне бывает очень сложно сработаться с людьми, у меня есть жесткое правило: вы делаете так, как нужно мне, никакой самодеятельности.

Фото: Константин Сухоцкий

Я всегда в поиске какого-то нетривиального материала или решения. Обожаю дерево – если бы из него можно было бы что-то придумать! То, что связано с неоднозначностью и неординарностью, – скорее всего, мой материал. Приоткрывать завесу над тем, что я буду использовать в следующей коллекции, пока не стану: вдруг это натолкнет кого-то еще на иное прочтение, и пойдут разговоры о плагиате.

О великом и ужасном плагиате

Сейчас очень сложно назвать что-то плагиатом. Вот вы написали, что платья Ирины Бойтик – это Gucci. А два года назад это было у Valentino. Так что же, Gucci содрали у Valentino? Конечно, хочется видеть эксклюзив, но я не могу понять всех этих обсуждений о том, где и у кого плагиат. У каждого человека свой уровень восприятия. Вот как рождается образ у меня? Я вижу кого-то и анализирую: как бы тут добавить, что бы здесь переделать и изменить. И это нельзя назвать кражей идеи, потому что я трансформирую увиденный образ так, как я бы хотела его видеть – в итоге получается совсем не похожая на исходную вещь.

О том, что всегда возмущает "зеленых"

Мне говорили: сейчас никто не работает с натуральным мехом и кожей, все используют искусственный. А никто не задумывался о том, из чего делается искусственный мех? Это пластмасса, и она не утилизируется, засоряет окружающую среду...

Фото: Алексей Исаченко

О взаимодействии с клиентом и разумной диктатуре

Сегодня непопулярны слишком тяжелые конструкции с ярко выраженным жестким, глубоким дизайном. Я стараюсь мягко преподнести то, что хочу показать. И все-таки, могу сказать по своим клиентам, их привлекает эта грань между простотой и провокационностью. Если бы я добавила шипы (хоть я это, возможно, и люблю), это было бы слишком непонятно для них.

Фото: Алексей Исаченко

В современном мире принижается роль человека по отношению к одежде, считается, что человек – то, что на него надето. И получается так, что для соответствия человек старается выбрать самое актуальное, модное. Например, он выбирает яркое – а я вижу, что ему надо забыть о ярком и оставить в гардеробе бежевое, черное, коричневое, как бы ему ни советовали обратное и какие бы тенденции в моде сегодня ни были актуальными. Есть люди, которые могут одеться модно, но при этом выглядеть глупо.

В моем ателье нужно слушать только меня. Необходимо разделять такие понятия, как ателье по пошиву одежды и ателье дизайнерской одежды. Если ко мне придет человек с нестандартной фигурой (а ведь, как правило, такие люди видят себя иначе, чем есть на самом деле) и попросит отшить какое-то платье в его размере, я откажу – в том случае, если буду понимать, что эта конкретная модель его не украсит и ему не подойдет. Мне не хочется, чтобы клиент надел платье, сделанное в моей мастерской, которое ему не идет. Он не получит комплиментов, которых ожидал, и отнесет это на мой счет: якобы я сделала плохое платье. Я стараюсь корректно избегать таких ситуаций, рекомендую людям то, что их украсит. Не работаю по принципу "это модно – значит, надо".

Фото: Алексей Исаченко

О Неделях моды

Если сравнивать Украину, Россию и Беларусь, то, хочу сказать, в последние годы уровень Белорусской недели моды вырос. Когда все начиналось, приходилось многое делать самостоятельно. Сейчас подход к дизайнерам изменился в лучшую сторону. Из тех Недель моды, где я была, мне пока что больше всего понравилась Ukrainian Fashion Week: там безукоризненная организация, от пресс-конференции и самого показа до каких-то пост-мероприятий. Мнение о Российской неделе моды у меня неоднозначное: да, все положительно, но, возможно, я ожидала чего-то большего. После показа ко мне подходило множество людей: хвалили коллекцию, интересовались местами продаж – то есть была однозначно позитивная и заинтересованная реакция, но при этом почему-то не было организовано ни пресс-конференции, ни каких-то интервью. После показа к нам, троим белорусским дизайнерам, не подошел никто из организаторов: такое ощущение, что коллекции были никому не нужны. Но ведь интерес публики и отзывы в интернете говорят обратное!

Фото: Алексей Исаченко

О чудовище по имени масс-маркет

Меня не интересует масс-маркет. Я понимаю, что большие деньги сосредоточены именно там, но я отдаю себе отчет в том, что там уже есть устоявшиеся гранды. Для того чтобы открыть новый бренд в ином, нежели авторский дизайн, направлении, нужны колоссальные деньги. Как правило, это требует привлечения инвестора, который начинает диктовать свои правила. Фэшн-аналитик Аболенкин правильно написал, что все люксовые бренды по большому счету – тот же масс-маркет, поскольку они отшиваются в огромных количествах, магазины открыты по всему миру. Инвестор диктует правила, и в этом уже нет моды – есть купленная страница в журнале. Я не хочу привлекать никого в свой бизнес – именно с той точки зрения, что своим бизнесом я хочу управлять сама. Пускай хоть и медленно – но он развивается, однако зарекаться не буду: вполне возможно, когда-нибудь я почувствую, что хочу выйти на массовый уровень.

Фото: Алексей Исаченко

О репутационных проблемах локального дизайна

Реальный случай из прошлого: идет примерка, изделие, разумеется, еще в разобранном виде. И клиенту психологически некомфортно видеть его в таком состоянии – поэтому некоторое время мы шили чуть ли не на манекенах (до сих пор есть такие клиенты, которым ни в коем случае нельзя показывать неготовое изделие). Возможно, они каким-то образом переносили этот технический момент еще разобранной, неидеальной вещи на то, что это сшито здесь, в Беларуси. Сейчас отношение к белорусским дизайнерам поменялось. Среди людей, которые носят люкс, теперь считается совершенно нормальным носить авторскую одежду "отсюда". И они адекватно воспринимают ценовой вопрос – потому что видят те же элементы ручной работы, в которые вкладывается колоссальный труд.

О звездном списке

…Ольга Барабанщикова, Анна Гомонова, Натали Роше, Ирина Хануник-Ромбальская, Тани Фаредо – ой, боюсь кого-то не вспомнить! Есть и те, кого можно назвать публичными людьми, но к шоу-бизнесу они не относятся.

Фото: Алексей Исаченко

О тестах Роршарха и стеклянных лосях

В "воображаемых формах" последней коллекции видели лося, птицу, кляксу, лягушку… Это был долгий процесс создания: сначала прорисовывалось на бумаге, потом переносилось на картон, затем изготавливалось в прозрачном стекле для прикидки, а уж после – в органическом стекле. Изначально я планировала делать эти акценты в тон каждому платью, палитра этого материала совершенно безумная. И фактура! Когда трогаешь этот материал, думаешь только о том, что бы такого из него создать. Сразу думала о воротниках: мы должны были изгибать это стекло под определенной температурой. Потом я решила, что это слишком сложно – делать резные, в форме кляксы, воротники: они не ложатся на тело. В итоге получилось то, что вы видели в коллекции.

О капризах визуализации

Много лет назад эта тема только начинала завоевывать популярность, все смотрели "Секрет" и читали "Тайну". Я тоже прочла книгу и, скажу честно, была под впечатлением. Мне хотелось представлять, представлять и представлять – но как-то не удавалось. Однажды мы с подружками просто фантазировали о домах, яхтах и собаках – в общем, визуализировали и хохотали вовсю. Вечер прошел – и мы об этом забыли. А в последние два года я замечаю, что поголовно у всех есть эта самая доска желаний: или заставка на телефоне, компьютере, или картинка на холодильнике или стене. А у меня-то такой доски не было! В книге отмечалось, что если желание написать сколько-то раз, то эффект усиливается. Я так и сделала – но ничего не сбылось даже через много лет. Я оставила это, но скажу, что визуализация – то же самое, что и воображение. Просто такое модное слово.

Фото: Алексей Исаченко

О нехитрых женских мечтах

На показе я реализовала не все: в руках моделей должны были быть фигурки из этого же органического стекла: туфельки, машины, жених с долларовой купюрой (просто позже это все объединилось в один-единственный абстрактный образ, который и был показан). Не будем обманываться: женские мечты очень похожи! О Нобелевской премии мечтают единицы. Само собой, я говорю о тех, для кого я делаю коллекции, – о более реалистичных женщинах.





 

 

Фото: Константин Сухоцкий

 

 

О приметах

Когда я работаю над коллекцией, у меня нет ни примет, ни суеверий, ни ритуалов. Бывает, что платье делается очень-очень долго: не рождается, не складывается, заставляет нервничать. А потом это платье, над которым все мучились, в коллекции, по мнению многих, оказывается лучшим…

 

 

Фото: Алексей Исаченко

 

 

Понравилась статья? Пусть и другие порадуются – жми на кнопку любимой соцсети и делись интересными новостями с друзьями! А мы напоминаем, что будем счастливы видеть тебя в наших группах, где каждый день публикуем не только полезное, но и смешное. Присоединяйся: мы Вконтакте, сети Facebook и Twitter.

Нужные услуги в нужный момент
-33%
-25%
-20%
-35%
-50%
-10%
-16%
-50%
-35%