• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Звезды
  • Вдохновение
  • Еда
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


Факты собирала Анастасия Величко / Фото: blogspot.com; pinterst.com /

Не слишком жалующая журналистов Ирина Муравьева как-то сказала: «Я по семейным обстоятельствам решила отказаться от всяких интервью. Вот когда мне будет 70 лет, тогда я все про себя и расскажу». Правда, стоит отметить: для LADY она однажды сделала исключение.

Вчера Ирине Вадимовне исполнилось 70. Интересно, дождемся ли мы ее откровений? Надеемся, да. А пока вспоминаем, как сложился творческий и жизненный путь одной из самых ярких советских актрис.

«Вам в актрисы — нельзя!»

Юная Ира Муравьева видела себя исключительно актрисой. Вот только приемные комиссии были с ней не согласны: после окончания школы девушка подала документы во все театральные вузы Москвы — и везде провалилась.

Когда на одном из прослушиваний абитуриентка решилась спросить, почему ее не хотят брать, услышала безапелляционное: «Вам в актрисы — нельзя!». После такого многие предпочли бы сменить профессию. Но не Муравьева: она твердо решила поступить. Даже если придется ждать еще год.

Но в училища ее не хотели брать так же сильно, как Ира хотела стать актрисой. Она получала отказ за отказом, пока наконец не пришла в студию при Центральном детском театре. В студии был недобор — принимали туда только москвичей, и у Муравьевой появился шанс. Упускать его она не стала: на прослушивании выступила на ура. Позже ее педагог Геннадий Печников вспоминал:

«Рыжая девчонка с двумя хвостиками, юркая, подвижная, просто фонтан! Читает басню, а сама доверчиво смотрит на меня не отрываясь. Я смутился: что такое, может, знакомая, чья-то дочь? Да вроде нет… После экзаменов оказалось, что просто мое лицо среди серьезных и строгих лиц членов комиссии показалось ей самым добрым. Ира потом объясняла: „Вы мне одобряюще улыбались. Я подумала: этому дяденьке я могу понравиться! Он за меня скажет словечко…“ Ну, в общем-то, так и получилось…»

Цена признания

Всесоюзную славу Муравьевой принес фильм «Москва слезам не верит» — тот самый, в котором она поначалу не хотела сниматься. Ирина считала, что ее героиня грубая и неотесанная. Тем не менее, дав свое согласие на съемки, актриса не прогадала: картина не только полюбилась зрителям (и стала абсолютным лидером проката), но и получила «Оскар» в номинации «Лучший иностранный фильм».

А после монолога «Позвони мне, позвони!» в «Карнавале» к Ирине постоянно стали подходить мужчины и просить номер телефона. Муравьеву такая назойливость ужасно раздражала: она уже была замужней дамой, да и в целом не слишком ценила внимание к своей персоне. Но такова была цена славы.

Молочная лихорадка

Ради хорошего кадра Ирина была готова на многое. Например, получать бесконечные синяки от езды на роликовых коньках. Или часами пить… молоко! Екатерина Жемчужная рассказывала о съемках в «Карнавале» так:

«В сцене, где я ночую с Ниной Соломатиной на съемной квартире, я должна была постоянно курить, а Ира — залпом пить молоко из холодильника. Я никогда в жизни не курила, а мне выдали жуткий „Казбек“, Ире же приготовили несколько литров холодного молока. И вот я, стараясь не кашлять, курила по несколько дублей эти папиросы, а Ира, пытаясь не подавиться, выпивала молоко. Она не жаловалась, хотя нам было невероятно тяжело. В конце концов я обалдела от сигарет, а Ира от молока».

Любовь на всю жизнь

Со своим супругом, режиссером Леонидом Эйдлиным, Ирина познакомилась еще в Детском театре. Леонид был старше на 12 лет, степенный и не слишком привлекательный для большинства мужчина… Знакомые Муравьевой никак не могли взять в толк: что она в нем нашла? А пара тем временем взяла, да и расписалась.

Через некоторое время Ирина объявила, что ждет ребенка, чем повергла коллег в шок. «Помню, я сам звонил Муравьевой: „Тебе надо работать! Ты яркая личность, лидер!“ — рассказывал Геннадий Печников. „Геннадий Михайлович, бросьте, какой я лидер. Я — серая мышь. Обыкновенная жена и мать“, — легко отвечала мне Ира. Но думаю, она хитрила, таких „мышей“ не бывает. Просто она не хотела жертвовать личным счастьем. Даже ради профессии».

В немногочисленных интервью Муравьева всегда подчеркивала: семья для нее — главное. И очень гордилась тем, что дети не ждали ее в гримерке. «Я прежде всего мама, а потом актриса» — говорила она. Кстати, несмотря на то, что от театральной жизни сыновья Ирины были далеки, они все же пошли по родительским стопам. Старший, Даниил, окончил французскую Школу искусств, а младший — ГИТИС по специальности «продюсер».

С Леонидом Эйдлиным Ирина прожила 40 лет. Наверное, они провели бы вместе гораздо больше времени, но жизнь распорядилась иначе: в 2014-м Леонид скоропостижно скончался.

С тех пор Муравьеву стали часто видеть в храмах. А ее редкое общение с прессой стало поводом для громких заголовков: легенда советского кинематографа уходит в монастырь…

Вот только сама Ирина о монастыре, похоже, не думает. Да, ведет затворнический образ жизни. Да, соблюдает пост. Но своей профессии верна: даже на восьмом десятке продолжает играть в Малом театре.

-26%
-20%
-30%
-40%
-20%
-30%
-20%
-50%
-20%
-15%
-21%
0065445