Звезды


meduza.io /

Карьера Изабеллы Росселлини, одной из самых известных итальянских моделей и актрис, крайне нетипична. Дочь Ингрид Бергман и режиссера Роберто Росселлини поначалу не собиралась заниматься модельным бизнесом. Она получала образование в Нью-Йорке, работала телерепортером в нью-йоркском бюро итальянского канала RAI, помогала отцу на съемочной площадке в качестве костюмера.

В 28 лет Росселлини решила, что пора перестать оставаться за кадром. Знакомый владелец модельного агентства познакомил Изабеллу со знаменитым фотографом Брюсом Уэбером, и тот снял ее для британского Vogue. Последовали съемки для американского Vogue и немыслимый по тем временам контракт с косметическим брендом Lancome на два миллиона долларов в год. В 1980-х таких денег ни одна модель, тем более в возрасте Росселлини, не получала. По ее собственным словам, до начала модельной карьеры она толком не пользовалась косметикой, однако контракт требовал, чтобы она наносила макияж всякий раз, когда выходит на улицу.

Росселлини оставалась лицом Lancome больше десятилетия. За это время она успела развестись с первым мужем Мартином Скорсезе, пережить долгие и непростые отношения с Дэвидом Линчем, сняться в нескольких важнейших фильмах, в том числе в линчевском «Синем бархате», и попозировать для знаменитых фотографов Роберта Мэпплторпа и Хельмута Ньютона. В 1992-м Lancome неожиданно для Росселлини сообщил ей о расторжении контракта и позднее сменил ее на 33-летнюю Жюльет Бинош. Изабелле тогда было 40 лет; это решение косметического бренда стало для нее шоком.

Позднее в интервью она не раз говорила, что не хотела покидать модельный бизнес, и отмечала, что для женщин за 40 работы в этой индустрии попросту не существует: к ним относятся как к меньшинству, которое можно не замечать. «Они послали мне столько цветов на 40-летие, как будто я в морге. Я знала, что моя жизнь закончена. Они говорили: „Будь благодарна, Изабелла, что твоя карьера оказалась такой долгой“».

Росселлини, конечно, не сидела без дела. Она снималась в рекламе и кино, занялась защитой прав животных, писала книги и занималась фермерством на Лонг-Айленде, в нескольких часах езды от Нью-Йорка. И все же признавалась, что хотела бы вернуться к модельной карьере. Наконец в 2016 году ей позвонили из Lancome и предложили вновь стать лицом бренда — спустя 25 лет после того, как отказались от ее услуг из-за возраста.

Изабеллу пригласила на работу руководитель Lancome Франсуаза Леманн. Росселлини объясняет: «Однажды друг меня спросил, почему я возвращаюсь. Я сказала, что очень тронута предложением и скучаю по компании. Это очень личный вопрос, и я не могу даже понять, прощаю ли я их. Но когда я работала с ними 20 лет назад, женщины были секретарями, а мужчины — боссами. Вся индустрия была создана мужчинами с пониманием, что косметика нужна только для соблазнения. Но я крашусь, даже когда гуляю со своей сестрой, и нахожу в этом удовольствие».

Росселлини признается, что никогда не делала пластических операций (ее пугает сама операция), а на вопрос The Daily Mail о том, колет ли она ботокс, отвечает: «Я ем органическую пищу не для того, чтобы выглядеть моложе, а для здоровья. Я пользуюсь хорошими кремами, чтобы заботиться о коже. Я не могу понять, как можно есть органическую еду и применять ботокс. Некоторые мои друзья занимаются йогой, правильно питаются, не пьют алкоголь, но колют ботокс. А я думаю, как вы вообще можете так жить? Это же полные противоположности».

В конце февраля 2018 года Изабелла Росселлини начала публиковать в инстаграме первые фотографии, сделанные для Lancome фотографом Питером Линдбергом. Снимки, подчеркивает Росселлини, не ретушированы.

-25%
-50%
-10%
-35%
-34%
-35%
-12%
-10%