• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Звезды


В этом году Беларусь впервые участвует в одном из самых известных в мире конкурсов красоты «Мисс Земля». Финал состоится 4 ноября на Филиппинах, а представлять нашу страну будет Полли Каннабис. Полли является моделью Всемирной лиги красоты и моды. Она работала на показах в Италии, Таиланде, Китае и Шри-Ланке. Неоднократно участвовала в конкурсах красоты и дважды попадала на обложку российской версии журнала L’Officiel.

Девушка родилась в Минске, но уже шестой год живет в Москве. Она окончила бакалавриат Финансовой академии при Правительстве РФ, а сейчас продолжает обучение в магистратуре на программе «Инвестиционный и финансовый менеджмент».

 — Полли, привет! Расскажи, как начинала карьеру в модельном бизнесе?

— На самом деле, это очень длинная история. Будучи подростком, я хотела стать актрисой, мечтала о сцене и блеске софитов. Но в Беларуси не востребованы актеры-подростки. Главные роли достаются либо детям, либо уже взрослым. Как альтернативу я выбрала модельный бизнес. Училась в Национальной школе красоты и надеялась, что со мной подпишут контракт, начнут продвигать. Но на тот момент мне не хватило двух сантиметров роста. Мне сказали: «Возвращайся через год». Я расстроилась, покрасила волосы в зеленый цвет, сделала дырки на джинсах и пошла на рок-концерт. Через год я не вернулась.

Вновь решила попробовать, когда поступила в университет в Москве. За то время, что я ходила на рок-концерт, познакомилась с большим количеством творческих людей — дизайнеры, фотографы, стилисты. Их привлекал мой необычный вид, мы устраивали творческие фотосъемки. Из этих фотографий я и сделала себе портфолио.

— В Москве, в отличие от Минска, сразу все получилось?

Не совсем. Началось с того, что я участвовала вместе с подругой в кастинге на конкурс «Топ-модель по-русски». Мы прошли отбор, но в момент подписания контракта оказалось, что с белорусским паспортом мы не можем участвовать в конкурсе. Брали только граждан РФ. Подружка расстроилась, уехала, а я пошла в модельное агентство. Там были в шоке. Наверное, с таким портфолио к ним никто не приходил (на фотографиях я была с зелеными волосами и с пирсингом), но во мне увидели перспективу и предложили сотрудничество.

Сказали: «Все хорошо», но это еще ничего не значило. Часто отправляли на кастинги, где я изначально не подходила по типажу. В России любят «baby face»: большие глаза, пухлые губы. Отказы очень били по самооценке, но учили быть сильной. Зато в Европе мне было проще: там приветствуют девочек с таким типажом, как у меня — тонкие черты лица, острые скулы.

— Получается, что ты начала карьеру модели довольно поздно?

— Да, именно так. Модельные агенты чаще всего не хотят работать с девочками, которые старше 16 лет. Лучше — если 14. Чаще всего в модельном бизнесе работают максимум до 30, поэтому чем раньше ты начнешь — тем больше вероятности, что ты добьешься чего-то. Как правило, до 18 лет нужно наработать портфолио, а потом, с опытом и хорошими снимками, можно ехать за границу.

— Если в Европе для тебя, как модели, гораздо больше возможностей, почему ты все еще в Москве?

— У меня учеба и я даже не рассматривала возможности переезда. Конечно, когда ты находишься там, то ты очень быстро можешь построить карьеру. Ходишь на кастинги, быстро заводишь полезные контакты.

Мне очень нравится в Европе — там больше вежливости. В Москве люди хмурые, могут толкнуть, могут нагрубить. В Европе все очень вежливые, как и в Азии, кстати. Как-то в Таиланде я шла по улице, засмотрелась на витрину магазина и случайно натолкнулась на местного жителя. Я растерялась, не знала, на каком языке извиниться, а человек сам попросил у меня прощения. Но нельзя говорить, что одна культура хорошая, а другая плохая. Все страны разные, есть исторические предпосылки, которые позволяют понять, почему так или иначе происходит.

— Заработки моделей в Москве и, например, в Милане отличаются?

— Да, причем в разы. За один показ в Москве тебе могут заплатить 2000 российских рублей (около 35 у.е.). В лучшем случае — 10 000 (около 180 у.е.) А в Милане расценки — от 1 000 у.е. за показ. В Беларуси большинство моделей вообще работает бесплатно, платят только за некоторые показы и совсем немного — около 10−15 у.е. У наших девочек участие в показах — это чаще как хобби или как возможность попрактиковаться, наработать портфолио и получить хорошие профессиональные снимки.

В Москве тоже много людей, которые готовы бесплатно работать, чтобы получить фотографии и потом всем говорить, что они модели. За границей более коммерческий подход, очень строгие критерии в отборе. Если фотограф хочет отснять тебя для какого-то бренда или дизайнер приглашает на показ, то всегда заключается договор, где четко прописаны суммы. Девочка не имеет права бесплатно работать. Если она работает бесплатно, то кто возьмет ее за деньги?

За границей, в отличие от Москвы и Минска, агентства еще выделяют деньги на карманные расходы. В Таиланде их хватало не только на еду, но даже на шоппинг. А вот в Милане было немного — 35 евро на неделю. В Москве «pocket money» нет, зато здесь есть много работы, которая не является модельной, но приносит доход — это промо-акции и хостесс.

— Берешься за такие «ремесленные» работы?

— Нет, потому что для меня модельный бизнес — это, прежде всего, известность. Хочется выходить на подиум, участвовать в фотосессиях для журналов. Если делать что-то только ради денег, то мне проще работать по специальности, так я могу заработать больше. И я чувствую, что это — «умная» работа.

-Ты дважды попадала на обложку журнала L’Officiel. Сколько тебе заплатили за съемку?

— Мне не заплатили, но с журналами в целом немного другая история. Съемки для обложек, как правило, совсем не оплачиваются. Тот же итальянский Vogue выделят чисто символическую сумму — около 100 у.е. Но это — очень хорошая возможность для портфолио и дальнейшего продвижения. Тебя начинают узнавать люди, приглашают на новую работу.

— Как удалось попасть на обложку L’Officiel?

После поездки в Милан у меня появилось много знакомых, и один кастинг-менеджер предложил мою кандидатуру. Меня выбрали.

— Некоторые девочки идут в модельный бизнес, чтобы много путешествовать по миру. Удается ли во время поездок посмотреть страну?

-Не всегда. Например, когда я участвовала в Colombo Fashion Week, был очень плотный график. Я надеялась, что смогу погулять, съездить на экскурсии, позагорать на пляже. У нас было все расписано: с самого утра до позднего вечера. Иногда есть возможность поменять обратный билет, и, скажем, еще на неделю остаться в стране. Я влюбилась в Китай, была недалеко от Шанхая, но многого из-за работы не смогла увидеть. Мечтаю вернуться на Китайскую стену, посетить Шаолинь, побывать в Гонконге.

Хотя в целом иногда удается выкроить немного времени и познакомиться с культурой. В Таиланде меня впечатлила местная кухня. Пробовала разных насекомых, но самыми вкусными оказались личинки шелкопряда. Если вы вдруг будете в Таиланде, то советую брать маленьких жучков. Чем больше жук, тем больше внутри свободного пространства, он твердый и там нет мяса, а маленькие жучки — мясистые.

— Раз уж разговор мы заговорили о питании, расскажи: ты ограничиваешь себя?

— Конечно. До сих пор себя ограничиваю, хотя в конкурсах другие требования к внешности, нежели в модельном бизнесе.

Когда я летела в Милан, то весила 49 килограммов при росте 180 см. И была на грани. Все высокие, все красивые, много — еще более худых, чем я. Большая конкуренция, и нужно постоянно держать себя в руках. Сейчас я вешу немного больше, потому что на конкурсах приветствуют «формы». Но я по-прежнему не ем чипсы, хлеб, пиццу, пасту, фастфуд. Сладкого позволяю чуть-чуть, не могу без него. Стараюсь есть побольше белков, овощей и фруктов. В ресторане заказываю то, что приготовлено на пару или на гриле. Люблю морепродукты, они очень низкокалорийные. Если хотите похудеть, то всем рекомендую диету Дюкана. За две недели можно отлично привести себя в форму.

— В каком возрасте ты впервые задумалась о диетах?

— Лет в 18. До этого я была очень худой, и даже стеснялась своей худобы. У меня даже был проект, как потолстеть. На протяжении месяца я каждый день ела в Макдональдсе, но ничего не изменилось.

Уже потом, когда я весила 57 кг, мне нужно было привести себя в форму. Ела не более 800 калорий в сутки, ходила на аэробику, каталась на лошадях и каждый день пешком проходила минимум 5 км. Постепенно снизила вес до 47 кг. Но в агентстве мне говорили: «Худей!». У меня широкие бедра (89 см) и узкая талия (56 см), а в модельном бизнесе приветствуют девочек с меньшей разницей между бедрами и талией. Я ставила себе цель похудеть до 42 кг. Но когда мне стало тяжело вставать с кровати, я поняла, что нужно остановиться. Срывов у меня не было, но местами было трудно. Иногда я шла в магазин, покупала килограмм конфет и съедала их все. Поэтому сейчас я решила не отказываться полностью от сладкого. Должна быть часть «вредной» пищи, для того чтобы таких моментов не наступало.

— Ты знаешь девочек, которые дошли до анорексии?

— Я видела моделей, которые весили и 42, и даже — 38 кг. Некоторые агенты заставляют чересчур сильно худеть, чтобы отправить девочку за границу. Там любят очень худых, но агенты иногда перегибают палку. Если девочка будет слишком худой и будет выглядеть болезненно, ее не возьмут на работу. Должна быть золотая середина.

— Твои родители не боялись, что ты тоже можешь «дохудеться»?

Боялись. Мама покупала очень много конфет и клала их на видное место, а я не всегда могла противостоять. Но потом мы договорились, что если она будет готовить здоровую еду, например, вареную курицу, а не жареную, я буду есть. Мы нашли компромисс. Сейчас я могу попробовать даже мамины драники, если они приготовлены в духовке.

— А как ты относишься к бодипозитивизму? К моделям, которые не вписываются в стандартные параметры. Чувствуешь ли конкуренцию с их стороны?

— Конкуренции я не боюсь. Несмотря на то, что бодипозитивизм становится модным, основной поток, думаю, 95%, — это модели стандартных параметров. Но я хорошо отношусь к девушкам, которые любят свое тело, и не говорю, что им нужно худеть. Правда, я рассчитываю на точно такое же отношение с их стороны, чтобы за мной не ходили и не говорили: «Съешь булку». Я хорошо чувствую себя только в очень худом теле, если поправляюсь — мне некомфортно.

Как-то раз я участвовала в конкурсе, где было 20 худых и 20 полненьких девочек. Концепт этого конкурса — доказать что и те, и другие - красивы. И этот конкурс сильно повлиял на меня, он показал, красота бывает разной, неважно — стандартная или нестандартная. Она безгранична.

— Конкурс «Мисс Земля» проводится с 2001 года, чаще всего победу на нем одерживали девочки из Венесуэлы, Бразилии, Филиппин. Славянки — из Польши, России, Сербии — только несколько раз попадали в призовую «четверку». Такие результаты — явный показатель того, какой типаж нравится судьям. Ты веришь в свою победу?

— Естественно, я хочу победить, иначе странно было бы туда вообще ехать. Я была на семи международных конкурсах, я достаточно часто видела, что и россиянки, и белоруски занимали первые места. Но даже если я не одержу победы, я буду стараться сделать так, чтобы о Беларуси сложилось хорошее впечатление, возникло желание приехать к нам. Для меня это тоже важно.

Нельзя ехать на конкурс только ради победы. То есть нужно хотеть победить, но если ты не будешь ехать для чего-то еще — не получишь никакого удовольствия. Нужно увидеть много других возможностей, например, пообщаться с новыми людьми. Где еще удастся познакомиться с девочками из Кении или Зимбабве, услышать истории про африканские страны?

— В конкурсе сделан яркий акцент на экологическую тематику. О каких экологических проблемах Беларуси ты будешь говорить в обязательном эко-видео?

Я изучала экологические проблемы в Беларуси, и в ближайшее время планирую связаться с одной организацией, которая занимается защитой окружающей среды в нашей стране. Наиболее актуальные экологические проблемы в нашей стране для меня — это радиоактивное загрязнение территории и необходимость поиска альтернативных источников энергии, а также — последствия сельскохозяйственной деятельности.

Но среди прочих я хочу остановиться на проблеме мусора. Минск — чистый город, иностранцы всегда это отмечают. Я хочу, чтобы так было во всей Беларуси. Но, к сожалению, очень много стихийных свалок. Люди приезжают на пикники и не убирают за собой. Еще одна тема — эта переработка отходов. Стали появляться контейнеры для пластика, стекла, органики, но хотелось бы видеть их больше. Мы посетили свалку в Шабанах, чтобы понять, как идет сортировка мусора. Но я хочу, чтобы появилось больше контейнеров по раздельному сбору мусора, пунктов по приему батареек и энергосберегающих ламп. Можно сделать и пункт приема капсул от кофе — алюминий является ресурсом, поддающимся переработке бессчетное количество раз. На данный момент мы обмениваемся опытом с коллегами-активистами из наших стран-соседей.

— Ты сама сортируешь мусор?

Когда нахожу ящики — да, сортирую.

— А до конкурса как была связана с экологической темой?

— Все дело ограничивалась субботниками. Сейчас я стала больше времени уделять окружающей среде. Изучать проблемы не только в Беларуси, но и в других странах. Мне кажется, что через проблемы народов можно лучше понять их, можно понять их культуру.

— Получается, конкурс, связанный с экологической тематикой, — это фейк? Думаю, что большинство девушек, как и ты, до конкурса экологией никак не занималось… Конкурс хотя бы как-то способствует решению эко-проблем?

— Кто как ни красивая девушка, больше внимания привлечет к проблеме? Информация поступает в прессу, люди начинают больше узнать об окружающей среде. Если хотя бы 80 участниц этого конкурса изменятся, то это уже эффект. Я не представляю, как можно участвовать в «Мисс Земля», а потом перестать интересоваться этой темой? В течение месяца до конкурса мы должны совершать какой-то поступок для улучшения экологии и делать фотографию. А за месяц вырабатывается привычка! Как по-другому изменить мир? Нужно начать с маленьких вещей, начать с себя.

Кроме того, на протяжении трех недель перед конкурсом мы будем участвовать в различных мероприятиях на Филиппинах. Мы разделимся на несколько команд, поедем по разным островам, мы будем сажать деревья, убирать мусор, у каждой команды будет своя акция.

— Сколько стоит подготовка к конкурсу? Кто берет на себя расходы?

— Все индивидуально, конкретные суммы знает Всемирная лига красоты и моды, моделью которой я являюсь. Проживание оплачивает принимающая сторона. Часть расходов я беру на себя — это видео, костюмы, фотосъемка.

— И сколько ты уже потратила?

— Я ищу людей, с которыми можно сотрудничать на некоммерческой основе, которым интересно заявить о себе на международной арене. Для меня важно показать, что белорусы — очень талантливая нация, и мы тоже много чего умеем и можем. Когда я была прошлый раз на конкурсе на Филиппинах, очень мало людей знало о Беларуси. Я всегда рассказываю о нашей культуре, о сельском хозяйстве, обязательно говорю о том, что у нас есть свой язык.

— Но ты же понимаешь, что каждый труд должен быть оплачен, и люди, которые снимают видео или шьют костюмы, тоже хотят на что-то кушать?

— Здесь иной подход. Участница конкурсы красоты — это не клиентка. Обычно бренды одежды, обуви, косметики сами выступают в качестве спонсоров, потому что участие в таком престижном конкурсе повышает их репутацию и узнаваемость. Затраты окупаются за счет последующего потока клиентов. При взаимном интересе практикуется сотрудничество на основе «бартера».

— Модельный бизнес для тебя — это основной источник дохода?

— Нет. Недавно я устроилась в компанию, которая занимается программным обеспечением, на позицию «управляющий проектом». Мы занимаемся сертификацией ПО. Я всегда хотела найти «умную» работу, чтоб я могла использовать английский язык и применять свои знания по профильной специальности.

— В случае провала на конкурсе ты не боишься негатива?

— Это не первый мой конкурс. На одном из них нас учили: нужно сделать все от тебя зависящее, чтобы получить победу. Если ты все сделала, и не получила, то ты не зря съездила на этот конкурс. Тебя запомнили, и твою страну.

Следует понимать, что оценка участниц — это субъективное мнение. В Китае любят один типаж, на Тайване уже другой, причем, полностью противоположный. Если мы там собрались, мы уже победительницы, каждая от своей страны.

Мне хотелось бы получать поддержку от белорусов. Я много путешествую и замечаю, что, например, даже в Индии, где высокий уровень бедности, гордятся своей страной. В Камеруне десять провинций, в шести из них — без интернета и воды, и все равно у камерунцев есть чувство гордости. Я хочу, чтобы в белорусах оно тоже проснулась, поэтому я сама всегда стараюсь поддерживать наших музыкантов, спортсменов. Пониманию, каково им. И сейчас я очень нуждаюсь в поддержке.

— У тебя очень яркая фамилия, и насколько я знаю — это не псевдоним. Интересовалась ее происхождением?

Фамилия настоящая, могу показать паспорт (смеется). У меня есть литовские корни, и фамилия оттуда — из Литвы.

Нужные услуги в нужный момент
-35%
-25%
-20%
-50%
-20%
-50%
-40%
0056673