• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Звезды


Коринна Харфух — немецкая актриса, сыгравшая в более чем 80 фильмах, белорусскому зрителю она известна по лентам «Парфюмер: История одного убийцы» (Том Тыквер), «Достучаться до небес» (Томас Ян), «Элементарные частицы» (Оскар Релер). Коринна много играет в театре Ганновера, в Минск она приехала с постановкой «Миссия. Воспоминание об одной революции» по пьесе Х. Мюллера в рамках фестиваля ТЕАРТ.

Мы встретились с Коринной сразу после ее прибытия в Минск и поговорили о пути к мечте, плохих оценках в школе, воспитании детей и о том, как юность в Восточной Германии помогла ей стать свободной и независимой.

— Коринна, вы прошли необычный путь в театр и кино: сначала получили образование медсестры, затем учились на инженера-текстильщика в техническом университете. Что произошло в вашей жизни, когда вы решили учиться актерскому искусству?

— Я хотела быть актрисой еще в детстве. Уже тогда я играла в детском пионерском театре. Помню, однажды меня решили оттуда убрать, и действительно исключили — из-за плохих отметок в школе. Тогда я наелась таблеток, но все обошлось. Пришлось сделать паузу в актерстве. В 11 классе я подала заявку на учебу в школе актерского мастерства в Берлине, прошла первый тур отбора, но потом провалила экзамен. И снова попыталась забыть свой неуспех, получила профессию медсестры, потом начала учебу на технической специальности в Дрездене. И все это, только чтобы забыть о своей мечте. Я бросила учебу в Дрездене — каждый день мой заканчивался слезами, я просто ничего не понимала в этой технической специальности. Затем я совершила еще одну попытку, и мне удалось поступить на актерское отделение. И с этого момента уже никто не мог меня остановить!

— Часто бывает, что ребенок плохо учится в школе, если живет в своем особом мире фантазий и разных занятий, не связанных с уроками. Каков был этот мир у вас?

— Во-первых, я много читала, просто до умопомрачения! Искала возможность уйти из реальной жизни, которая была для меня тяжелой. А еще постоянно играла, это были такие внутренние игры — я погружалась в разные миры, проживала ситуации, целые жизненные циклы, в моей голове происходили настоящие пьесы…

— Какие книги вы читали?

— Их было невероятное количество в нашем доме, у моего отца была богатая библиотека. Читала Максима Горького, читала многие вещи, которые тогда еще не могла понять, но потом, так бывает, проходят годы, и в какой-то ситуации тебя осеняет — так вот что это было! И это как когда мы вносим удобрения в землю, они помогают цветению цветов. Удобрения эти приносят свои плоды и через годы.

Фото со спектакля “Миссия”
Спектакль «Миссия», фото: Евгения Петрученко

— У вас трое взрослых детей, вы пользовались своим детским опытом при их воспитании и что вообще нужно давать ребенку обязательно?

— Я не тот человек, который мог бы определить, что нужно ребенку и планомерно выдавать ему все это, словно таблетку. Я просто жила, и все время продолжала работать, несмотря на то, что у меня были дети. Сейчас один из моих сыновей, Йоханнес, играет в музыкальной группе, и он принимает участие в последнем спектакле, который мы привезли в Минск. Так вот, он считает, что у них было очень хорошее детство, что, может, меня и не бывало часто, но зато потом я отдавала им больше, нежели другие матери. Иногда у меня бывает такое, что я говорю «о, я все в жизни сделала не так», сын возражает, утверждая, что я была права.

Думаю, детям нужно, чтобы мы их признавали и уважали. Надо интересоваться ими на самом деле. Надо иметь терпение и не навязывать им свое представление о жизни. Нужно еще больше терпения, чтобы обождать, пока они сделают свой шаг, не ты за них это делаешь, но чтобы они были самостоятельны. Вот тогда дети становятся сильными — они уже понимают, как делать этот шаг.

— У каждой работающей женщины есть чувство вины перед детьми, что они чего-то недодали…

— Но я должна работать, просто должна, по-другому не смогла бы. Я считаю, что это очень хорошо, если женщина работает и параллельно занимается ребенком. Неправильно, когда мамы постоянно «висят» над своими детьми.

— Вы работаете вместе с сыном в спектакле, это сближает вас?

— Это была не моя идея. Йоханнес играет в музыкальной группе вместе со вторым моим сыном, своим братом, и их музыку очень любят режиссеры спектакля, они пригласили в спектакль обоих сыновей, но согласился только один. Младший отказался. С Йоханнесом мы играем не только в этом спектакле, и я люблю с ним работать, для меня это необычно, но это дает новые возможности. Я вижу его с другой стороны, открываю его как личность. Дети могут больше, чем я. Мой младший сын музыкант и актер, а дочь живет в Торонто и работает в детском саду.

Фото со спектакля “Миссия”
Спектакль «Миссия», фото: Евгения Петрученко

— Вы росли в ГДР, в восточной части страны, сейчас как вы ощущаете этот опыт, что он вам дал?

— Я не знаю, насколько была репрессивна наша система по сравнению с ситуацией в Советском Союзе, могу только сказать, что я рада, что пережила этот опыт. Это сильная сторона моей личности, это делает меня более независимой. Это — мое преимущество. Те люди, которые жили в западной части Германии, у них была другая репрессивность — давление шефа или обстоятельств, такое общественное послушание… У меня такого нет.

— Вы приобрели навык постоянного внутреннего сопротивления системе?

— Да. Это пришло из того времени и осталось со мной.

— Вы привезли минчанам спектакль «Миссия». Расскажите о работе в нем, как много там Коринны? Пригодился ли вам ваш опыт?

— Это постановка в форме гротескного варьете, я играю роль Белого клоуна. Мне очень интересен драматург Хайнер Мюллер, я работала с ним, и если возможно сыграть роль в его пьесе — я обязательно буду в этом участвовать.

Хайнер Мюллер / ©gezett.de
Хайнер Мюллер / (c)gezett.de

Особенность этого спектакля — в нем идет запись голоса Хайнера Мюллера, а мы синхронизируем его текст, и это было странное предложение… Мюллер читает сам свой текст, потому что считает, что никто лучше него этого не сделает, я сначала сказала «ах так, тогда до свидания!». Но потом согласилась, мы создали моего персонажа. Мне было интересно работать как актрисе, попробовать что-то новое.

В тексте пьесы я нашла послание для себя, оно немного завуалировано, но я всегда буду рада встать и произнести его. Речь там о революции. Послание в том, что нам надо быть начеку, всегда заново обдумывать ситуацию. Мы идем по пути капитализма, но, возможно, только потому, что в голову не приходит ничего другого. А альтернатива капитализму — терроризм, например. Мы не знаем иного пути к гармоничному обществу, но он, наверное, есть. Еще речь о том, что люди, которые хотят что-то изменить в обществе, берут на себя такую миссию, но отчего-то их ожидает провал. Этот спектакль — анализ-исследование, как могут влиять на результат особенности и черты людей, а также их происхождение.

Фото со спектакля “Миссия”
Спектакль «Миссия», фото: Евгения Петрученко

— Что для вас особенно важно в работе?

— Я люблю язык и люблю выражаться посредством языка. Думаю, в детстве в нас существует множество ипостасей, потом мы взрослеем и выбираем что-то одно, а на остальное не обращаем внимания. А вот актер может сохранять в себе эти разные ипостаси. Хотя я и не чувствую себя ребенком, я — взрослая женщина, но порой ощущаю «о, этого я еще в себе не знала, не открывала», и это мне нравится.

Когда я играю роль — я узнаю новое, это мой способ познания мира.

За помощь в организации и проведении интервью выражаем благодарность Гёте-Институту в Минске и лично Вере Дзядок.

Нужные услуги в нужный момент
-10%
-50%
-20%
-20%
-35%
-20%
-50%
0056673