• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Звезды


/

Для финального интервью совместного проекта LADY и школы английского языка EnglishPapa «Звездные папы» мы встретились с Алексеем Хлестовым и его семьей.

Нынешнее время для белорусских артистов непростое, признается Алексей. Но для себя он нашел выход: много и продуктивно работать. Именно потому Алексея легче застать на репетициях и концертах, чем увидеть дома. Все ради творческих порывов? «И да, и нет», — отвечает он. Алексей — папа троих детей: сына и двух дочерей, одна из которых от первого брака. Воспитывать и обеспечивать их — задача творческая, конечно, но и безумно ответственная. Она не терпит поисков и долгового самоопределения: жить и работать нужно здесь и сейчас, для семьи и себя.

В интервью для LADY Алексей рассказал, чего он опасается в воспитании детей, как мирит сына с дочкой и что он выбирает в дилемме «семья — работа».

— Алексей, вы отец троих детей — практически эталон демографической политики Беларуси. Представляли себя когда-нибудь многодетным папой?

— Мне кажется, о таком никто не задумывается. Так произошло в этой жизни. А трое — это уже многодетный? — уточняет Алексей у супруги.

— Да, но в большей степени это относится к одной семье, как я понимаю, — подсказывает Елена.

— Все равно. Прими эту данность, — шутит Алексей. — Главное, заботиться о семье, о детях, смотреть, как они растут, развиваются, достигают целей. Будет возможность помочь им — придется это делать. И будешь помогать, потому что твои дети самые лучшие. Это факт для любого родителя. Неважно, какие успехи. Даже самые маленькие, но это достижения твоих детей.

— В какой семье вы выросли?

— Мама, папа, я и старший брат. Нам, конечно, не хватало кого-то. Сестрички, например. В детстве чем больше детей, тем лучше. Тогда они быстрее находят общий язык. Хотя с нашими детьми не совсем так. Артему сейчас 11, Варьке в ноябре исполнится 5. Возрастной разрыв между ними немного велик, потому они конфликтуют, соперничают, кто получит больше внимания от родителей. Конечно, для папы дочки нежные, у сыновей воспитание суровее. Все же пацаны более хулиганистые. Хотя и девчонки тоже. Варя такая непоседа.

— Есть ли что-то, что вы переняли от родителей в свою нынешнюю семью?

— Я даже не могу сходу ответить. Мы все же разные поколения, люди из разных времен. Наши родители жили в советские годы, и тогда были свои устои и интересы. Мы более продвинутые. А наши дети — это вовсе поколение индиго. У них, наверное, будут такие традиции: садиться за стол, доставать гаджеты, писать СМС тому, кто сидит рядом.

— Но вам наверняка не хотелось бы, чтобы так было у ваших детей.

— Конечно, нет. Но я же не знаю, как произойдет. Время бежит впереди планеты всей. Изобретения электроники могут все изменить. Но не хочется этого. Хочется быть с людьми, среди них, получать удовольствие от общения.

Что я взял от семьи? Не знаю. Мы создаем свои собственные традиции.

— Родителям было не до нас, они были заняты работой, — помогает ответить на вопрос супруга Алексея Елена.

— Да, они уходили с утра, приходили к ночи. У каждого так было, наверное.

— Вы ведь тоже все время в работе, в творчестве. Не опасаетесь повторения?

— Да, но у меня есть свободное время. И стараюсь, чтобы в воскресенье я всегда был дома. Собираемся, ужинаем, позволяем себе достаточно обильную еду. Воскресенье — это семейный день. Воскресная пицца — то, что объединяет семью.

Это наша небольшая традиция. Говорю менеджеру, чтобы в этот день меня нигде не задействовали, и я оставался с семьей. Потому что в будние дни Варя у нас на гимнастике и в театральной студии, Артем — в гимназии, на футболе, до этого ходил на теннис. Они занимаются очень много, и у одного, и у второго ребенка практически нет свободного времени. С утра до вечера они чем-нибудь увлечены. Лена работает и мамой, и учителем, и женой. Контролирует, кто что выучил. Суровая работа, надо признать.

— Разнополые дети — это иногда проблема и конфликт, особенно если между ними есть некоторая разница в возрасте. Вы сами упоминали, что к вашей семье это в некоторой степени относится. Как вы делите для них свое внимание, стараетесь их помирить, учите не соперничать?

— В нашей семье такие ситуации случаются периодами. Бывает, они стоят друг за друга, Артем проявляет характер старшего брата, защитника.

— Но в основном дети постоянно ругаются, дерутся, не находят общий язык. Хотя с другой стороны, жить друг без друга не могут. Если их разделить, отправить к бабушке, будут скучать, — признается Елена.

— В любой семье двое детей — это драки. Я тоже дрался со старшим братом, о чем речь. Друг на друга сваливали вину, кто что побил. Это детское выживание.

— Говорят, что один ребенок в семье — это эгоист, двое — соперники, трое — команда. Вы не думали над тем, чтобы создать команду и уравновесить ситуацию?

— Лена, поехали создавать команду, — иронизирует Алексей. — Наверное, неспроста говорят. Думаю, так и есть. Одному скучно, нет конкурентности, все лавры, равно как и тумаки, достаются тебе, не на кого что-нибудь спихнуть. Двое детей дерутся за внимание, за все самое лучшее. Чем больше детей, тем дружнее они растут. Места, пространства становится меньше, и нужно искать компромиссы. Может, получится создать команду. Посмотрим. Сейчас времена такие — сложные.

— Семья и дети для вас как артиста — это был якорь, который держал на плаву, но сдерживал в новых начинаниях, или импульс, который придавал движение вперед?

— Семья якорем быть не может. Фундаментом для всего — да, движущей силой — бесспорно. Тебе нужно идти вперед, чтобы быть опорой, примером для детей, перспективой. Все, что сейчас происходит, ради чего работаешь, стремишься, посвящено семье.

— К примеру, вам нужно ехать на концерт в Слуцк, а кто-то из детей сильно заболел. Что вы выберете?

— Если будет дилемма, то я, естественно, выберу родных. Это факт. Но, слава Богу, ситуаций, когда нужно принимать радикальные решения, пока не было. Хотя если, не дай Бог, такое произойдет, семья станет на первое место сразу же. А в Слуцк можно приехать в следующий раз, извиниться, объяснить проблему. И я больше чем уверен, что люди поймут. Белорусский народ очень понимающий.

— Ваш Артем учится в шестом классе, то есть еще чуть-чуть — и он на пороге подросткового возраста. Вы к этому готовитесь?

— Сейчас дети стали раньше взрослеть. Процессы двигаются быстрее. Смотришь на сына в 11 лет и видишь в нем уже подростка. Заявляет о себе периодически, — говорит Елена.

— Каким образом вы стараетесь эти взрывы погасить?

— Тут пускай Лена расскажет. Она с этим чаще сталкивается.

— И грубит, и хамит. Не так, чтобы сильно, но уже слышатся нотки, которых до этого никогда не слышал. Страшно. Но пока просто разговариваем.

— Он идет на принцип из-за каких-то совершенно непонятных вещей. Юношеский максимализм. Во многом он старается утвердиться, даже если не прав. Типа «это грабли мои, дайте я на них наступлю».

— Пока это не так ярко, но если чаще разговаривать, то, в принципе, может, нас и обойдет стороной. Нужно начинать с ним больше общаться. Я чаще Артема ругаю, а папа — наоборот, жалеет. Нужно поменяться.

— В семье должен быть плохой полицейский и хороший.

— Надо поменяться, мне уже надоело, — стоит на своем Елена.

— Вы, Алексей, упомянули про условные грабли. Набивать шишки самому более действенно, чем учиться с чьих-либо слов. Вы будете позволять наступать детям на эти грабли, не станете их беречь?

— Конечно, предостерегать будем, но это не значит, что Артем отреагирует так: «Ок, родители, я послушал вас, я не буду на них наступать». Этот процесс неизбежен. Мы сами были в детстве такими, все то же самое — преемственность поколений. Так или иначе ты сам должен понять, что это плохо. Конечно, круче всего учиться на чужих ошибках. Но опять же, ты не можешь понять, было это хорошо или плохо. «Мне говорили ребята, что так не стоит делать. Хм, как?». Когда получаешь удар, сто процентов после этого не станешь повторять ошибку.

— Хорошо бы, конечно, чтобы дети были настолько развитыми и понимали, что ты им говоришь, воспринимали и делали. Но этого не будет, скорее всего. Как бы ни сохранялась генетическая память, — рассуждает Елена. — Естественно, с каждым поколением дети становятся другими, развиваются со всем миром. Мы не были такими, какие они сейчас.

— К примеру, у нашего Артема после всех занятостей остается чуточку времени, чтобы побежать на улицу и погулять часок. А мы? Я хоть и учился в школе с музыкальным уклоном, занимался парусным спортом, но не был мальчиком, который находился на занятиях с утра и до вечера.

— А для чего вы тогда стараетесь создать своим детям такую занятость всего лишь с небольшим просветом? Это заинтересованность самих Артема и Вари?

— Сейчас очень много соблазнов для подростков. Можно попасть под влияние разных людей, которые научат плохим вещам. А хочется, чтобы сын занимался полезным делом. Здесь нужно беречь его. Есть возможность — надо нагрузить. И физически, и творчески. Каждой девочке и мальчику нужна физическая нагрузка не только уроках физкультуры. Слава Богу, Артему очень нравится, на футбол он ходит с большим удовольствием.

— А Варя чем увлекается в своем возрасте?

— Это вряд ли можно назвать Вариным увлечением. Понятно, что мама отдала ее и мама водит. Когда мы пришли в гимнастику, Варе еще не было 4 лет. Поначалу ей, может, не совсем нравилось, но потом дочка сказала: «Мне интересно!» Сейчас ходит с удовольствием. До этого мы пробовали заниматься в балетной школе, но это оказалось не по душе. Пока занимаемся гимнастикой. Что будет в дальнейшем, посмотрим, — задумывается Елена.

— Варя обожает сцену. Она принимала участие в нескольких концертах. Для нее это было огромное событие, — дополняет Алексей.

— В какую сторону это разовьется, будем смотреть. Но хочется, конечно, дать массу возможностей. Чтобы в дальнейшем, уже в более сознательном возрасте, они смогли выбрать, что для них важно и интересно. Вообще, непонятно, куда ребенка отдавать. Вроде смотришь, есть способности к музыке, к спорту, а что с ними делать?..

— Какие ценности вам как родителям хочется передать своим детей — сыну и дочери?

— Относиться к себе, друг к другу, к окружающим с уважением. Это главное правило жизни. Тебе будет легче, если ты будешь по-доброму относиться к людям. Артема я всегда учу: что ты сделаешь в отношении человека, то к тебе и вернется. На таком принципе я строю свое воспитание, — рассуждает Елена.

— Варя — девочка, которая находит ключик практически к любому человеку. Она веселая, открытая, Артем более замкнутый. Ты всегда рисуешь идеальную жизнь. Какой она будет на самом деле, никто это не знает.

— Получатся ли из нас хорошие воспитатели, узнаем только тогда, когда дети вырастут и сами станут родителями. Только тогда мы сможем оценить самих себя.

— Алексей, вы не боитесь упустить что-либо из-за своей занятости?

— Вы себе не представляете, как боюсь. Поверьте, любой родитель не застрахован от этого, и неважно, какая у него занятость. Все равно в голове стоит засечка, которая напоминает. Много времени я провожу в разъездах, концертах. Лена помогает, говорит, где и на что нужно обратить больше внимания. Семья на то и дана, чтобы помогать, направлять, вовремя услышать. Хочется не пройти мимо ни одного достижения. Поверьте, у каждого родителя есть в голове комплекс — чего-то не упустить.

— Лично я боюсь упустить талант в ребенке, — отвечает Елена, — хочу правильно его направить, чтобы он вырос и занимался любимым делом. И чтобы к этому делу у него были невероятные способности.

— Чтобы наш ребенок сделал правильный выбор, любил профессию, был успешен в ней, обрел семью, друзей. Наша миссия как родителей — воспитать, вырастить и увидеть, что все получилось.

— Если вернуться к более приземленным вещам: какие у вас как у папы обязанности по дому? Можно ли вас увидеть, например, в момент, когда вы забираете Варю из сада или готовите завтрак для всех?

— Да, если приходится, Варю забираю. Артема отвожу в школу. Жена каждое утро просыпается в 6.30 утра.

 — Вроде нет такого четкого разделения. Хотя, например, отвозить в больницу — это обязанность Леши.

— Да, я переживаю, тут же все бросаю и бегу. Лена смотрит на это более хладнокровно. Недавно у Артема была травма ноги. Он упал с велосипеда и повредил колено, на мой взгляд, очень сильно. Я сорвался и повез. Врач сказал: «Правильно, что поступили так».

— Леша более щепетилен в вопросах детского здоровья. Я это проще переживаю.

— Да, мы мужики такие.

— Это ты такой — особенный, — убеждает мужа Елена.

— Что касается домашних вопросов, делаю все что нужно. Могу поутюжить, подмести, полы помыть.

— Очень любит мыть посуду в посудомойке, — подшучивает над супругом Елена.

— Могу сделать практически все. Вот телевизор повесить — слабо. Боюсь всего сверлящего, долбящего. Это не мое. Вбить гвоздь — не ко мне, поточить ножи — ко мне.

— Алексей, вы можете вспомнить самое яркое впечатление вашего детства?

— Поездка на Северный Кавказ с мамой. Мы много ходили по горам. Великолепная природа! Я был в первом классе. Горные реки, Нальчик, Пятигорск. Это были яркие впечатления. Но один раз я очень сильно маму впечатлил. Мы были на какой-то горе. Над пропастью торчала балка. Я по ней прошел и сел на конце. Не представляю, что в тот момент испытала мама. Мне за этот поступок стыдно. Но сама поездка была незабываемой.

— А вы с семьей уже куда-нибудь ездили вместе?

— Это моя вина, что нет. Мы только планируем. Визы у всех есть. Хотелось бы свозить их в большой парк развлечений в Германии.

— На море выезжали, но хотелось бы еще куда-нибудь, где будет интересно детям. Да и нам с мужем. На каникулах планируем съездить в Мюнхен. Сейчас если пропустить неделю учебы, то потом невозможно нагнать. Там такое количество информации, что не успеть.

— Вы можете вспомнить себя досемейного и сравнить с тем, кто вы сейчас — муж и папа троих детей? Как вы изменились?

— Когда ты без семьи, ты в поиске. Ты ветреный. Когда ты обретаешь семью, то вместе с ней находишь цель. То есть понимаешь: у тебя есть ответственность. Ты должен определиться. Гули, ветреность, творческий порыв и так называемый поиск улетучиваются. Появляется степенность. Ты уже нашел все, что искал. Теперь нужно выстроить семью как швейцарский часовой механизм: работать четко и долго. Значит, тогда ты правильно сделал свой выбор и нашел человека, с которым создал семью и у тебя с ним все хорошо.

Школа английского языка "EnglishPapa" приглашает на курсы английского языка для детей и взрослых в 27 городах Беларуси.
Записывайтесь  на бесплатное собеседование и пробный урок по телефону 6666-832 (в сети любого оператора) или на englishpapa.by.
20170626