Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Карьера
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Звезды


/ фото: Юлия Дедкова,

Помните, в прошлом году мы учились мудрости, терпению и любви у «Звездных мам»?
Ну, а сейчас пришло время узнать, как это: брать ответственность, становиться примером, воспитывать счастливых детей… Словом, быть настоящим мужчиной!

LADY совместно со школой английского языка EnglishPapa представляет проект «Звездные папы» и готовы познакомить вас с первым героем — солистом группы «Новый Иерусалим», папой дочери и сына Александром Патлисом.

благодарим за предоставление площадки для съемки кафе "Профитроль"

В последние два года певец Александр Патлис практически исчез с медийных радаров. Запись новых песен и гастроли отошли на второй план, когда в его жизни появился сын Леон, после чего Вселенная закрутилась вокруг этого маленького человека. Леон появился в семье Патлис в возрасте полутора лет, с простудой и диатезом на щеках, каким его привели знакомиться с новыми родителями воспитатели детского дома. После этого знакомства жизнь музыканта перешла в совершенно другую тональность.

В большом и честном интервью Александр рассказал, почему их семья решила усыновить ребенка, каким он мечтает воспитать Леона, а также зачем сжег пианино дочери.

— Какой приоритет в жизни для вас самый важный?

— На первом месте у меня стоит семья. Потому что в семье мы рождаемся, растем, после — уходим в большую, взрослую жизнь, но, вернувшись домой, можем быть самими собой и знать: тебя принимают таким, какой ты есть. С другой стороны, в семье тебе помогают формироваться и корректируют тебя, говоря не только комплименты, но и то, что не особо нравится. Самый настоящий ты именно в семье.

-Такое отношение к семье было всегда или это результат внутренней эволюции?

— По крайней мере я всегда стремился к этому. Но в силу профессии я много ездил по миру. Старшая дочь — Анастасия — провела без меня несколько лет, если суммировать все разъезды и гастроли. Что касается этого маленького человека — Леона, — я стараюсь корректировать расписание концертов, чтобы больше времени проводить с ним. Это все-таки мальчик, и ему еще нужно отцовское воспитание.

— В чем для вас заключается отцовское воспитание?

— Есть одна пословица, которая звучит так: «Не воспитывайте детей — воспитывайте самих себя». Для меня очень важно быть образцом, примером для своего ребенка. Потому что родители — это те люди, на которых он обращает внимание в первую очередь. Я вижу, как он уже сейчас старается мне подражать, хотя в октябре ему исполнится всего четыре года. Он надевает бейсболку и говорит: «Я похож на папу», «Я буду делать так, как делает папа», «Я буду тебе помогать, папа». Первых, кого дети копируют и фотографируют в семье, — это родители. Потому очень важно быть для них хорошим примером, если получается, конечно.

— Вы женаты большую часть своей жизни. Сейчас довольно редко можно встретить людей, которые нашли свою любовь в юности и провели с ней рядом столько лет. Как вам это удалось?

— Сложно ответить, как это получилось. Наверное, из-за того, что семья — это место, где люди должны думать не только о себе, но и о человеке, на котором они женились либо за которого вышли замуж. Когда бывают конфликтные ситуации или времена испытаний, сам себе я всегда говорю: «Вспомни, почему ты женился на этом человеке, вспомни, за что ты его полюбил». И еще один принцип: «Если что-то не получается, вернись к началу пути, пройди его внутренне и подумай, где произошел сбой». Глобальный вклад в то, что мы женаты 25 лет, принадлежит моей супруге Татьяне. Именно благодаря ее мудрости, сердцу у нас есть семья. У меня иногда были поездки длиною в несколько месяцев. Это не значит, что я ей изменял или давал повод так думать, но мы строили свою семью исходя из тех обстоятельств, в которые нас поместила жизнь.

Когда ты музыкант, тебе приходится надолго уезжать. Гастрольная жизнь изматывает, конечно. Были периоды, когда я уезжал в США с концертами на три месяца. И когда возвращался домой, понимал, что дома вижу не только свою жену — девушку, которую полюбил, — но и человека, который знает, как поменять кран, снять квартиру, переехать туда, нанять грузчиков, чтобы поднять пианино на девятый этаж. Многие обязанности, которые должен был решать я, ей приходилось брать на себя. Исходя из своего прошлого опыта сегодня я не планирую поездок, которые продлятся больше двух недель. Если дольше, как предстоящий визит в Германию, то мы едем вместе.

— В какой момент вашей жизни вы осознали, что хотите, чтобы в ней появился Леон?

— С момента создания нашей семьи мы постоянно думали о том, чтобы иметь своих детей и в перспективе обратить внимание на усыновление или удочерение ребенка. Мне как мужчине внутренне не хватало сына. Мы живем в доме, и иногда физическая помощь просто необходима. Я иногда говорю жене: «Если бы Леону сейчас было лет 15−16, он бы смог помогать». Но обстоятельства сложились так, что принять решение мы смогли только после того, когда выросла наша дочка Настя, мы закрыли свои жилищные вопросы и благосостояние позволило нам думать об этом. Казалось бы: жизнь устоялась, дочь вышла замуж, можно успокоиться и наслаждаться друг другом. Но у нас, по крайней мере у меня, была такая мечта — усыновить ребенка. И Анастасия, и супруга поддержали меня в этом. Около года…

— Девять месяцев, — присоединяется к разговору старшая дочь Александра Анастасия. — Мама говорит, я своего сына выносила.

— Да, девять месяцев мы вынашивали это решение. Моей жене нередко говорят: «Вы не родили его, как вы можете любить?», на что она отвечает: «Я его родила в своем сердце».

Мы его любим и позволяем ему быть ребенком. Вот вчера наш малыш гулял по улице и очень испачкался. Есть версия, что он споткнулся, но мне кажется, что просто лег на спину в лужу. Бассейн убрали — нашел ему замену.

— Леон, не рви цветочки, — просит Александр сына, который как ребенок умеет видеть прекрасное в привычном: лепестки цветов похожи на сердечки. — Кстати, цветы — это его слабость. Когда мы гуляем, он бежит и собирает все полевые цветы. А розы, которые супруга выращивает у дома, выламывает и дарит маме.

— Это тебе сердечки, — довольный своей находкой, говорит Леон и дарит лепестки папе.

— Вы помните вашу первую встречу с Леоном? Какие переживания были у вас в тот момент?

— Конечно, помню. Это было больше двух с половиной лет назад. Из детского дома вышел мальчик — сопли на подбородке, щеки красные. Он нас стеснялся, боялся. В течение нескольких месяцев мы ездили к нему, строили взаимоотношения. И когда наконец приехали определяться с ребенком, поняли, что это он и есть — наш Леон. Буквально месяц назад я показал ему фотографии, сделанные во время наших первых встреч на территории детского дома. Он сказал: «Папа, я помню, я здесь был». А когда увидел, что Татьяна держит его на руках, сказал: «Это мама, а это мой братик. Пойдемте его искать».

— Когда мы только начали ездить, первый человек, которого он безумно полюбил, был папа. Он воспринял мужчину как авторитет, и к папе он сразу же пошел, — вспоминает Анастасия, которая поддержала решение родителей. — Для мальчика очень важен отец. Папа — это номер один.

— А для девочки?

— Когда растет девочка, ей очень важно видеть правильные семейные отношения. Чтобы в будущем она могла построить свою семью без пробелов, чтобы были представления о роли мужчины и женщины. Мама для меня — это идеальный пример жены. Она спокойная, мудрая, взвешенная. Когда нужно принимать решения, помогать отцу, она всегда была готова и помогала, шла за отцом, уступала ему. Грубо говоря, она посвятила жизнь папе, мне и сейчас — Леону. Поэтому, когда растешь в таком мире, у тебя складываются правильные понятия. Безусловно, отец — это очень важно. Даже если его часто не было дома. Я всегда им гордилась.

— Об усыновлении существует много мифов. Один из них — семья забирает ребенка, и ему сразу же становится хорошо. Хотя за пределами внимания остаются моменты того, как проходит адаптация, привыкание, меняется мир и ценностная система координат ребенка.

— Сто процентов это так. Наш сын не называл Татьяну мамой несколько месяцев. Меня он сразу же назвал папой, а к маме оставался внутренне настороженным, видимо, из-за того, что пережил отречение своей физиологической матери. К супруге он обращался по-разному: «Эй, тетя, Таня». Потом я просто повесил на холодильник фотографию, где мы с Татьяной вместе. Мы с Леоном подошли к ней, и Леон сказал: «Это папа». А я добавил: «А рядом — мама». С тех пор начал называть Татьяну мамой. Хотя она призналась, что не обижается. Никто из нас не был на месте Леона и не может понять его переживаний до конца.

— Он впервые попал на улицу, когда мы его забрали, — рассказывает Анастасия. — У нас есть фотография, где родители выносят его из детского дома, а у него глаза — такие огромные! Он в первый раз увидел птичек, кота, собаку. На самом деле у него был огромный стресс. Потому что из привычного для него места обитания он попал в абсолютно незнакомое: новые незнакомые люди, дом, улица, собака.

— Новая еда, кроватка, комната… Первый месяц Леон просыпался и кричал. Мы спали рядом с сыном, и если он просыпался, брали за руку…

— Или гладили по щечке, — добавляет старшая сестра.

— После он успокаивался. Сегодня Леон засыпает с песнями, с ними же просыпается. Безусловно, это стресс, и не только для ребенка, но и для родителей. Ведь есть же определенный процент, когда усыновленных детей возвращают назад, потому что люди не могут справиться с теми обстоятельствами, в которые по своей воле попадают. Но мы сразу приняли решение, что просто-напросто идем до конца. Мы ведь знали, что даже в родных семьях есть дети, которые ведут себя непонятно как. Но родители же их не отдают?

— Помнишь, еще был нюанс: Леон не разговаривал. И мы не могли понять, чего он хочет. Это тоже было тяжело, он заговорил поздновато…

— Ну, для мальчика это нормально. Зато сейчас так рассуждает! Вчера сидит, кушает и говорит: «Папа, дай подумаю, что ты любишь?» Идет к холодильнику, открывает-закрывает его и начинает перечислять любимые блюда папы. Сейчас, слава Богу, все хорошо. Раньше он не мог понять, что такое выучить наизусть стихотворение, повторял все, только прозой, со своими досочинениями. Но не понимал алгоритм построения рифмы. Нам приходилось с ним заниматься, наставлять, ругать, сажать его на стульчик в уголок. Для него сидеть одному в углу — это страшнейшее наказание.

— Потому что он очень активный, а сидеть одному — это и правда наказание, — объясняет Анастасия.

— Сейчас он пошел в детский садик. Все хорошо, выровнялось.

— Я вас слушаю, Анастасия, и понимаю, что мой вопрос о том, была ли ревность, отпадает сам собой. Вы настолько восхищенно рассказываете о брате.

— Конечно, не было! Он стал для нас настолько родным, что спустя полгода мы уже не представляли, как жили без него раньше. Я безумно его люблю. Сейчас не живу с родителями, но очень тянет к нему. Он для меня — родной брат.

— Леон, как я вижу и понимаю, изменился кардинально. А как изменилась в целом ваша семья?

— Порой мы стали больше нервничать.

— А порой — больше сдерживаться.

— Пришлось перестроить свое расписание, личное время, купить множество новой одежды, игрушек. И ты понимаешь, что живешь не только друг для друга, но и для него. Большая часть жизни сейчас посвящена Леону. Даже график мой поменялся. Хотя сын уже дважды летал со мной на концерты в Москву, Краснодар, Одессу. Я стараюсь показать ему тот мир, в котором живет папа. Потому что у меня много друзей, у которых тоже есть дети. Стараюсь познакомить с ними, чтобы он влился в круг нашего общения и ему было там комфортно. С рождением, с появлением ребенка жизнь меняется кардинально. Мне, может быть, нужно писать больше песен, думать о своей медийности, гастролях, рейтингах, ротациях, но я понимаю, что сейчас время, которое нужно уделить Леону, когда у него проходит адаптация.

— Мы его всегда брали на руки, целовали, жалели, обнимали. И теперь он тоже берет нас за руки, гладит их, целует тебя. Когда Леон говорит: «Дай, папа, я тебя поцелую», это бесценно.

— Несмотря на его активность, он очень нежный ребенок. Для него объятия очень важны, — подтверждает Анастасия.

— Думали о том, стоит ли ему рассказывать об усыновлении?

— Мы понимаем, что придет тот момент, что он задаст вопрос: «Кто я, откуда и где мои настоящие корни». Мы к этому моменту готовимся: придумали красивую историю, которую расскажем. Но истина жизни заключается в том, что, когда Леон подрастет, узнает правду, для нас очень важно, чтобы его сердце смогло простить. Это, наверное, сделать сложнее, чем рассказать, кто он и откуда. Если наш сын не сможет простить, этот груз он будет нести всю жизнь и отчасти останется раненым человеком. Мне кажется, «раненые» люди ранят и других. Потому мы много говорим о прощении, о добре, о правильных вещах, которые важно совершать в жизни. Мы молимся, чтобы он смог простить свою биологическую маму. А дальше будет сам принимать решение. Но, думаю, Леону у нас хорошо.

— «Приемные дети должны быть благодарны своим родителям», — думают со стороны многие. Но случается так далеко не всегда и не со всеми.

— Проблема отцов и детей касается не только удочеренных, усыновленных детей, но и родных. Честно говоря, мы не собираемся ставить Леону в упрек его выбор. Но мы с супругой делаем много фотографий, запечатлеваем, где Леон был, что он приобрел, чтобы в будущем он осознавал и понимал: мы ему тоже посвятили часть своей жизни, свои сердца, любовь, финансы. Мы хотим научить его быть благодарным. Благодарность, на мой взгляд, — это черта, которую нужно в себе воспитывать. Сегодня наш сын знает, что нужно сказать «спасибо, пожалуйста». Если ты что-то просишь, кто-то делает нечто доброе для тебя, нужно поблагодарить за это человека. Благодарность — это не врожденное, а то, что нужно приобрести, научить себя, в конце концов, воспитать.

— Мне кажется, это вовсе миф, — парирует старшая дочь. — Часто видишь ситуации, когда родные дети совсем не благодарны своим родителям. Говорить, что это может произойти только с приемными детьми, неправильно. Разделять точно не стоит.

— Какой вы воспитали вашу дочь, Александр?

— Я горжусь Настей. Мы старались воспитывать так, чтобы она понимала: жизнь — это ее ответственность. Конечно, есть вещи, о которых я сожалею как отец и мужчина, вещи, которых недодал ей. Я женился очень рано, и чувство отцовства приходило ко мне с годами. Почему? Отчасти потому, наверное, что у нашего поколения (а родился я в 1970 году) случился перекос, когда родители целыми днями были на работе, строили коммунизм и решали глобальные вопросы. И считалось: если дети одеты, накормлены, то этого достаточно. Я, имея опыт с Настей, хочу научить Леона, что такое быть отцом.

Я хочу воспитать ребенка с понимаем, что мужчина — это ответственность, позвоночник, опора, основание в жизни. Иногда, когда у меня бывают времена отчаяния, моя супруга говорит: «Я вышла замуж за другого Александра. Поэтому соберись — и вперед». Так мы возвращаемся к самому началу, когда я вспоминаю, кого она полюбила во мне, а я — в ней. Быть отцом — это ответственность, а не физиологическое наличие кого-то или чего-то у тебя. Это любовь, пример, но также и власть. Мы как мужчины должны в себе это гармонично развивать. Не должно быть авторитаризма в семье, когда батя приходит домой, стучит кулаком по столу — и все разбегаются, как мыши. Должна быть любовь, правильное, умное проявление власти. Нужно уметь обнимать своих детей, слушать их. Научить их слушать тебя. Хотя вернее — слышать: слушают наши уши, а слышат сердца. А любой человек — это тот, кто он есть внутри. В октябре мне будет 46, но до сих пор мне приходится учиться этим вещам.

— Лично я глубоко уверена, что у родительской любви нет степеней и градаций, видов и разновидностей. Но если делать такое разделение на любовь к дочери и сыну, в ней есть разница?

— Твоя любовь должна быть жертвенной: ты готов отдать ради детей жизнь. Без градаций. Но для девочки важнее нежность, а для мальчика — суметь передать мужество. Потому что мальчик — защитник семьи, тех, кого любит, в будущем — защитник своих детей. В перспективе я буду говорить с Леоном о тех вещах, о которых не мог говорить со своей дочерью. Но для того и существует семья в полноте, чтобы те переживания, которыми моя дочь как девочка не могла поделиться со мной, открывались маме. Татьяна всегда видела, если в дочери есть что-то, что ее беспокоит. Иногда они могли не идти ложиться спать, а до полуночи сидеть на кухне, пить чай и говорить о том, что волновало сердце Насти. Пока все наболевшее не вскрывалось, спать не уходили.

Сегодня у нашей дочери своя семья. Мы рады, что она училась в ЕГУ на факультете медиа и коммуникаций. Хотя на третьем курсе Настя сказала, что уходит в академотпуск и планирует заняться фотографией. Мы были в шоке: «Как так, ты почти три года отучилась и вдруг решила это дело остановить — уйти в фотографию?!». Но в тот момент ко мне пришло осознание, что я-то тоже был баянистом, а стал вокалистом. И понял, что если я в этой жизни выплыл, то и дочери своей должен доверять. Для родителей важно, чтобы у ребенка был не только диплом, но и призвание, чтобы он был счастлив в том, чем занимается. Сегодня дочь приглашают работать в Германию, Польшу, совсем скоро она летит в США. Я вижу, что Анастасия развивается, счастлива в этом и финансово достаточно самостоятельна. Мы с женой гордимся, что нам удалось воспитать такого самостоятельного, ответственного за свою жизнь человека.

20 августа у нас была свадьба. Леон нес фату, лабрадор Джаз — корзинку с кольцами. Вот такая наша семья Патлис. (Улыбается.)

Леона мы также приучаем к физическому труду. Мы живем в частном доме, выращиваем свои тыквы, цукини, яблоки, груши, абрикосы, виноград. У Леона есть своя лейка, лопатка. Он по-детски помогает и с таким удовольствием срывает то, что вырастил!

То же в отношении животных. У нас есть лабрадор Джаз. Он часто бывает на улице, но если хочет в дом, подходит к крыльцу и лает. Леон это слышит и быстро бежит к двери, впускает собаку в дом. На мой взгляд, у Леона большое, доброе сердце. И мы хотим помочь ему сохранить это, развить. Чтобы сложности в жизни не сделали его черствым.

— Какие возможности, которых, возможно, не было в вашей жизни, вам хотелось бы открыть для сына?

— Наша дочь окончила музыкальную школу по классу фортепиано и хоровое отделение. Но инструмент она ненавидела. Поэтому, когда Настя окончила музыкальную школу в большей степени для нас, пианино мы сожгли в клипе на песню «Любовь спустилась к нам с небес». По сценарию его подожгли, и оно очень здорово вписалось в картину. Да и дочь была счастлива. Мы просто будем смотреть, к чему у Леона будет тяга. Он любит петь, но делает это очень забавно, сочиняя свои песенки. А чтобы выучить какую-то детскую мелодию — нет. И мы не ломаем ребенка. Захочет — будем учить. Я вижу, что у него есть интерес к спорту. Когда дома делаю тренировку, он тоже повторяет за мной.

Захочет учить языки — будем учить их. Поскольку я сам прожил в США около 4 с половиной лет, если суммировать время всех поездок по этой стране, изучение английского нахожу очень важным. Насте также сейчас открываются перспективы работы за границей, поэтому английский она будет не просто учить, а усиленно изучать. С Леоном уже понемногу занимаюсь, плюс на пользу идут развивающие мультфильмы на иностранном. Недавно мы приходили к директору детского сада, который спросил сына: «Кто это с тобой?». Леон ответил: «Это Саша, а это mammy». То есть элементарные слова типа baby, dog, cat, girl, boy он уже знает.

Если у Леона будет тяга к пению, я постараюсь ему помочь. У моей Насти очень красивый голос, она может петь, но отказалась, чтобы я помог ей сделать карьеру в нашей стране. «Я не хочу, чтобы говорили, будто я достигла всего благодаря папе». Она все делает сама и как фотограф неплохо развивается. Не сомневаюсь, что у нас с дочерью еще будет хорошая дуэтная песня. Просто еще не пришло время. Лучше не торопить события, потому что заставлять — это одно. Но когда человек проявляет желание сам — это совершенно другое. С интересом, желанием, творчество, да и в принципе сама жизнь, получается более яркой и честной.

Школа английского языка "EnglishPapa" приглашает на курсы английского языка для детей и взрослых в 27 городах Беларуси.
Записывайтесь  на бесплатное собеседование и пробный урок по телефону 6666-832 (в сети любого оператора) или на englishpapa.by.