• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Звезды


Всегда приятно наблюдать, когда на твоих глазах из юноши вырастает настоящий мужчина. Я помню, как познакомилась с Сергеем 10 лет назад: этот мальчишка уже тогда вызывал у белорусских девчонок бурю восторга, начиная петь свою «Белым, белым снегом»… Сейчас Сергей Лапковский — востребованный артист и ведущий. Но, по-моему, в душе он остался тем же романтиком и авантюристом, каким я его узнала много лет назад. За бранчем в отеле Renaissance мы поговорили о творчестве, женщинах и общественном мнении.

— Сергей, вот уже 10 лет как группа «Цвет алоэ» радует нас. Недавно вы с размахом отметили свой юбилей — полгорода сих пор отойти не могут. Что за это время было самым сложным?

— Сложности… Ну какие сложности? Разве что с так называемым радио- и телевизионным форматом.

— А как ты с этим борешься?

— Никак. Мы продолжаем записывать песни, снимать клипы, даже если та или иная песня не прошла по формату. Потому что обязательно когда-нибудь будет тот формат.

— Я тебя как музыкант очень хорошо понимаю. Вот этот мифический формат, про который все говорят, на мой взгляд — просто отмазка, когда тебе хотят отказать. А ты как считаешь: у нас есть формат или его нет? И что это такое, по-твоему?

— Это какой-то стереотип, сохранившийся еще с начала 2000-х. Сейчас все форматы сломались. Возьмем, к примеру, «Евровидение», на котором в этом году победила вообще неформатная песня. Мне сложно представить ее в эфире радиостанций: там только один бит барабана и невероятный вокал и бэк-вокал. А музыки как таковой и нет, как нет и специальной аранжировки. Поэтому сейчас все эти форматы стерты, как мне кажется.

— А ты когда песни пишешь, ты думаешь об этом? Ну, о том, чтобы песня попала под радиоформат?

— В начале карьеры, когда мы только начинали, конечно, задумывались об этом. А сейчас — нет. Какая песня получается, такая и получается.

— А как к тебе приходит песня? Ты спишь-спишь, а потом — бац! Песня!

— Вдохновение — тонкая материя. Например, все мои песни про лето были написаны во время отдыха на море. Вот сразу какое-то вдохновение находит: начинаешь напевать что-то, и получается песня. Сначала приходит мелодия, а потом на нее ложатся слова.

— Насколько я помню, когда вы начинали, у вас был продюсер. И у вас до сих пор хорошие отношения с этим человеком. А почему вы приняли решение работать без продюсера?

— Это было обоюдное решение, и я благодарен Анатолию Чепикову-Денисову за сотрудничество. Вместе с ним мы прошли большой и тернистый, я бы сказал, путь. Но в какой-то момент мы поняли, что больше не нуждаемся друг в друге. Для него в приоритете была радиостанция, а я хотел каких-то новых возможностей и перспектив для себя: больше появляться на телевидении, мероприятиях и так далее. На этой почве у нас были недопонимания, поэтому мы решили мирно-спокойно разойтись. Вот уже 6 лет как мы не вместе.

— Сейчас ты сам себе продюсер, композитор, певец, поэт и ведущий. А есть ли еще другие занятия кроме всего этого?

— Уже три года у меня на каждый сезон расписаны все даты. И у меня не было бы времени заниматься параллельно чем-то еще. Хотя еще год-два, и я задумаюсь. Ни для кого не секрет, что в нашей творческой профессии не всегда все стабильно.

— А когда же «Евровидение»?

— Это извечный вопрос. Наверное, тогда, когда я выучу английский язык. А если честно — не знаю.

— Поговорим о личном. Весь город с упоением наблюдал за твоей предсвадебной подготовкой год назад. И платье на заказ, и лето, и море, и песня про любовь, и совместный клип… Извини, что я спрашиваю. Но где все это?

— Как и в случае с продюсером, решили мирно-спокойно разойтись.

— И как долго просуществовала ваша ячейка?

— Год — отношения и год — семья. Хорошо, что у нас не появились дети…

— А я вот от людей слышала, что ты деспот в отношениях.

— Сколько людей, столько и мнений. Я — инициативный человек, который может брать ответственность на себя. Да, я люблю контролировать процесс, это нормально для мужчины. Люди, не видя ситуацию изнутри, начинают говорить всякое. Мне это неприятно, конечно. Наверное, поэтому у меня на теле столько татуировок, которые меня оберегают.

— А что за красивая длинноволосая девушка в последнее время постоянно появляется с тобой рядом?

— Я повстречал девушку и очень счастлив. Мы уже более 7 месяцев вместе. Она хореограф и лингвист, да и просто прекрасный человек и друг.

— И когда свадьба?

— А это уже секрет. В этих отношениях я стараюсь не совершать тех ошибок, которые делал ранее. Счастье любит тишину. Полной секретности, конечно, не получилось. Уже и так все знают, что у меня есть девушка. Но вот всего того размаха и публичности, что были в предыдущих отношениях, уже не будет. Мне 31 год, и я хочу спокойной, размеренной семейной жизни. Публичность убивает отношения. Моя бывшая жена хотела этого всего, и она это получила. Теперь она телеведущая. Я ей желаю успеха в этом начинании. А я был для нее, наверное, каким-то стартапом… Впрочем, у нее, наверное, другое мнение.

— На сколько лет ты себя ощущаешь, Сереж?

— На уровне 26 лет, когда начала расти борода. Но когда на моих концертах ко мне подбегают дети одноклассников и просят сфотографироваться, я понимаю, что я уже совсем взрослый…

— А ты кому-нибудь песни пишешь кроме себя?

— Знаешь, нет, у меня такого опыта не было. Но, может, и будет. У меня всегда есть мысли делиться своим опытом с молодыми.

— А со старыми? На себя намекаю

— Могу и со старыми! А если серьезно, сейчас мы с Русланом Ивановым создали проект «La Manche». И у вокалистки этого проекта просто шикарный вокал. Вот я хочу для нее написать песню, повозить по всяким конкурсам. Хочу попробовать себя в роли продюсера.

— Что, по-твоему, самое важное для артиста? Ведь по сути, многие артисты не обладают блестящими вокальными данными, но пользуются бешеной популярностью…

— Самое важное, конечно, это харизма. Как артист выглядит, как работает с аудиторией. Он должен чем-то выделяться, быть привлекательным, смелым, необычным.

— А почему в Беларуси это не нужно?

— У нас люди не любят людей. У нас люди не любят артистов, своих особенно. Зависть, наверное. У нас любая маленькая оплошность начинает бурно обсуждаться и заканчивается ведрами негатива в адрес человека.

— В твоей жизни много таких ситуаций было?

— Да.

— Как ты на это реагируешь?

— Раньше реагировал очень болезненно, а сейчас стараюсь абстрагироваться. И мне неважно, кто и что про меня говорит, кроме моих друзей, коллег и родных людей. Я советуюсь, выслушиваю их мнение и, если оно конструктивное, я принимаю решение в соответствии с ним. Что касается людей извне, то, как правило, негатив любят выливать те люди, которые пытаются добиться успеха, а у них ничего не получается.

— Меня всегда это поражало. Вот ты сделал что-то, к примеру, написал и записал песню: потратил деньги, время, душевные силы. А какой-нибудь человек в трениках с вытянутыми коленками сидит дома и пишет: «Да ерунда какая-то!»…

— У таких людей другого дела нет. Они сидят в интернете и занимаются тем, что поливают грязью других людей… Вот, кстати, один урок для себя уяснил: никогда не нужно говорить плохо о других. Если человек занимается творчеством или еще чем-то — он уже молодец. Он уже не сидит дома, не ковыряет в носу и не пьет пиво. Он занимается делом. Объективной критикой на любое творчество может быть только другое творчество.

— То есть ты никогда не обсуждаешь других?

— Возможно, за мной были какие-то грешки. Но сейчас, прежде чем сказать, я думаю.

— Сергей, вот лет через 10 кем ты себя видишь?

— Сергеем Лапковским.

— Это понятно. А чем будешь заниматься?

— Лет через 10 я себя вижу счастливым семьянином и отцом как минимум троих детей. Я хочу, чтобы семья была на первом плане, а карьера — на втором. Конечно, не буду забрасывать дела: буду продолжать писать песни, петь, вести мероприятия… А вообще есть маленькая мечта — открыть ресторанчик, куда будут приходить друзья, где будет Берта петь джаз и мы все вместе будем радоваться жизни. Еще в планах — больше путешествовать.

— А переехать в другую страну не хочешь?

— Я патриот. Я был и в Майами, и в Нью-Йорке. И у меня даже были деловые предложения оттуда. Музыкальная студия в Майами пригласила меня на полгода, чтобы записать альбом. Но на тот момент у меня были отношения, и я отказался… Я устоялся здесь — в плане друзей, работы. По мне — так лучше купить просто недвижимость в Европе, например, в Испании, и ездить туда на отдых после зимних корпоративов.

— А что, по-твоему, самое важное в жизни?

— Семья и дети. И любимое дело, которое приносит тебе доход. Это три составляющих счастливого человека, я так думаю. Четвертое - это путешествовать, а пятое — развитие.

— Ты счастлив?

— Да. Очень. Чего и всем желаю!

Фото Юлии Мацкевич

Проект Бранч с Бертой

Благодарим Renaissance Minsk Hotel за помощь в организации интервью

Нужные услуги в нужный момент
-15%
-50%
-10%
-20%
-35%
-20%
-20%
-15%
-40%
-10%
0058953