Делай тело
Вкус жизни
Отношения
Стиль
Карьера
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Звезды


Литовская лента «Сад Эдема» об одиночестве и старости открыла Фестиваль европейского кино в Минске. Мы поговорили с режиссером этого фильма Альгимантасом Пуйпа, кинопродюсером Кестутисом Петрулисом и актером Юозасом Будрайтисом.

— О старости чаще говорят с оттенком грусти. Ваша лента — комедия?

А. Пуйпа: Улыбка должна быть в любой теме. В мои планы не входила тема старости. Но ко мне как-то обратилась с предложением снять кино эмигрантка из Швейцарии, литовка по происхождению, Янина Сюрвилайте, которая работала в пансионатах для миллионеров, и с определенным литературным даром записывала разные ситуации и разговоры с постояльцами (а там был очень интеллектуальный контингент, ученые, чуть ли не нобелевские лауреаты). Я подумал — а если перенести действие в Литву? Пусть будет фантазия на тему благополучной страны, время действия — 2025 год.

И еще захотелось собрать актеров, которые давно ушли из театра и кино, и устроить им и себе праздник. Мне было интересно поработать впервые с актером Юозасом Будрайтисом. Мы встретились уже теперь, не в молодости.

— А каковы ваши впечатления, Юозас Станиславович?

Юозас Будрайтис: Я неконфликтный человек, капризов не устраиваю. Тем более что перевоплощаться и не приходилось: я старый человек. Мне известно все, что предлагалось в сценарии. Другое дело, что можно размышлять над концовкой фильма (герой Будрайтиса уходит из жизни по своему желанию. — Прим. авт.). Были красивые места съемок, ехал туда, как на курорт. Тем более что встретил своих сверстников. И даже были актеры постарше, помню, я еще пацаном восхищался актрисой Алдоной Йоткайте, думал, ее уже нет, а она и снимается, и отлично выглядит, и замечательно играет.

— Каковы в вашей команде отношения «продюсер — режиссер»?

Кестутис Петрулис: Мы работаем вместе не первый год. В первую очередь ты должен быть в хороших, душевных отношениях с режиссером. Если этого нет — работать невозможно. Общее дело делаем, как говорят итальянцы «коза ностра»…

Альгимантас Пуйпа: Диктата продюсера у нас нет. Присутствует авторское кино в основном, в продюсере ищешь, скорее, помощника и друга. Мы нашли общий язык. Как сказал как-то польский режиссер Кисьлевски, чем меньше денег на кино, тем больше работает фантазия у режиссера. Начинается такая игра компромиссов между мной и продюсером. Тут главное — работа на один результат, это командная работа.

— Альгимантас, вы нередко снимаете в жанре психодрамы, вытаскиваете на поверхность такие свойства и чувства человека, о которых не хочется не то чтобы говорить, но думать. Что для вас одиночество, эта тема часто присутствует в ваших лентах.

Альгимантас Пуйпа: Я преподаю в Академии музыки и кино, и придумал для студентов задание. Они должны снять новеллу на тему «одиночество вдвоем». Ведь половина сюжетов в кино — разбирает именно эту тему: мужчина и женщина, мать и сын… Думаю, студентам в этом надо разбираться, и свой жизненный опыт использовать. Я говорю им: даже присутствуя на похоронах близкого человека, наблюдайте, фиксируйте, несмотря на то, что вы скорбите в этот момент.

Альгимантас Пуйпа

Одиночество — тема, которая всегда присутствует, даже если ты об этом сознательно не задумываешься. К сожалению или к счастью, я часто выбираю специфическую литературу для экранизаций, где реальность и сны рядом, а все герои несколько чудаковатые или придурковатые. В этом есть момент клоунады и грусти, это использовал Феллини.

Грусть всегда рядом. В Москве после ленты «Сад Эдема» зрительница меня благодарила за длинные титры в конце (она успела стереть слезы). Я подумал, что не собирался снимать печальную картину, наоборот. Значит, что-то закодировалось там такое, с чем я не могу справляться. От того, как я проснулся утром, может измениться эпизод фильма: вдруг появляются новые темы, новые диалоги, несмотря на литературную основу сценария. Я стараюсь быть свободным, то, что я чувствую в тот день, часто появляется в фильме, который снимаю.

Режиссер Альгимантас Пуйпа с продюсером Кестутисом Петрулисом уходят на встречу с директором «Беларусьфильма», и мы продолжаем беседу с любимым на всем постсоветском пространстве актером Юозасом Будрайтисом.

Кадр из фильма «Сад Эдема»

— Любой художник одинок по натуре?

— Человек одинок, как и любое существо, с момента прихода в этот мир. Просто мы прибегаем к самообману, думая, что соединяемся с другим, спасаемся так. Ты одинок, когда приходишь в этот мир, одинок, когда уходишь из него. Никто не может в этом помочь.

Одиночество острее ощущают художники, люди искусства. И это движущая сила в искусстве - борьба с этим чувством. Может, одиночество и рождает личность? Неслучайно об этом так много говорится.

— Актер часто сконцентрирован на себе, от этого страдает его семья?

— Если люди встретились случайно и понимают, что чужды друг другу, тогда остается порывать. И никого корить нельзя, каждый борется за свою свободу, право жить по своим понятиям.

Есть момент самоотречения ради другого, в жизни есть чувство долга. Мы, люди, отличаемся от животных тем, что понимаем — жить только инстинктами нельзя.

Если две личности живут по установленным правилам, то они могут быть вместе сколько угодно. Возьмите Жан-Поля Сартра и Симону де Бовуар. Для меня это пример — как люди могут договориться о сосуществовании на равном расстоянии друг от друга. Ведь редко кто любит пускать другого на свою «территорию». Сартр и Бовуар имели свои миры, но они соприкасались. Насколько тела притягивают друг друга или поглощают? Если человек развит духовно, он понимает: уважаешь и любишь человека и будешь чем-то жертвовать.

— Свободный выбор?

— Присяга — значит, ты уже вроде связан… Свобода для человека важнее всего. А клятвы и присяга - не самое главное, главное - самоуважение и уважение, доверие к другому. Сейчас часто не регистрируют брак, и долго, хорошо живут без клятвы. А другие расходятся после двух лет брака, и женятся снова, детей делают несчастными… Зачем? Не понимаю. Кому-то такой «спорт» интересен. Человек имеет право на всякие проделки.

— Вам повезло в этом плане?

— Я не видел лучшего друга, более умного и интересного, чем моя жена. Я рад, что не надо было спрашивать себя, а надо ли дальше вместе жить. Другое дело, старался не обидеть. Знаете, случаются симпатии… Это как запах черемухи — она отцветает, и нет запаха.

— А какой вы отец и дедушка?

Не знаю… Мы просто жили, доверяли своим детям. Доверие воспитало у них чувство свободы и ответственности, они не ушли дурными путями. Моему внуку уже 25, я могу радоваться, что он таков, как есть. Может, мне повезло, благополучно сложились обстоятельства.

— Ваши родители тоже давали вам такую свободу?

— Да, давали, и я этому рад. Только однажды отец дал мне пощечину, правда, сначала предупредил — «сейчас будем по-мужски говорить». Врезал, и я свалился с ног. Я понял, что был неправ.

— За что?

— Мы жили в провинции. Родители куда-то поехали на день, и мне поручили сорняки вырвать из огорода. Я заигрался с пацанами в футбол и забыл. Отец вернулся и разобрался по-мужски.

Мой братишка, на 7 лет младше, вечно где-то пропадал. Не могли с ним сладить — куда ушел, где был? Так отец приковал его на время цепью к яблоне, но так, чтобы тот мог в дом зайти. Такой вот урок, на всю жизнь запомнил.

А матушка моя была вспыльчива — то тряпкой, то метлой махнет, когда я подростком был.

— Наверное, в школе плохо учились?

— Учился-то я хорошо, у меня поведение было отрицательное. Даже исключили из школы за двойку по поведению в 9 классе. Учился легко, зубрить не приходилось. Сосед говорил отцу, мол, смотри, твоего видели за пьянкой, пойдет плохим путем, а я не пошел, потому что чувствовал доверие родителей, наверное.

Отец говорил мне, что самое главное в мужчине — соблюдение слова, это и пунктуальность, и порядочность. А мама была из дворянской польской семьи, правда, обнищавшей - из 800 гектаров земли осталось 80. Она пила кофе каждый день, в пять часов вечера. Трудолюбивая была и с творческой жилкой.

— Каков ваш женский идеал?

Моя жена — мой идеал. Хотя мы, бывает, ругаемся и голос повышаем.

— А говорят, литовцы такие спокойные! Хотя по фильмам Пуйпы такого не скажешь.

— Просто такие роли литовцы играли в советских фильмах, от этого, может, пошло. Но литовцы есть очень вспыльчивые и темпераментные!

За помощь в проведении интервью выражаем благодарность Посольству Литвы в Беларуси

Сегодня, 26 мая, вы еще можете успеть на последний день Фестиваля современного европейского кино в Минске