Стиль
Вкус жизни
Делай тело
Отношения
Карьера
Вдохновение
Еда
Анонсы

Леди Босс
Наши за границей
Моя жизнь
Мех дня
СуперМама
Советы адвоката

Тесты
Сонник
Гадание онлайн
реклама
реклама
реклама

Звезды


Мой папа — человек музыкальный. Много лет поет, играет на гитаре, пишет песни, собирает бардовские тусовки на озерах. Папе нравится хорошая музыка. И хорошие вокалисты. И папу не проведешь. Он с удовольствием следит за проектами, где никому не известные самородки попадают в прайм-тайм первых каналов за счет своего голоса и харизмы. Несколько месяцев назад папа показал мне выступление гомельчанина Саши Иванова на «Главной сцене». И я влюбилась. В невероятный хрипловатый тембр, в эмоциональную манеру исполнения, в правильный надрыв и в солнечную харизму. Почему-то я не сомневалась, что Саша пойдет на национальный отбор «Евровидения-2016». И почему-то я не сомневалась, что он победит. Просто помимо вышеперечисленных качеств, у Саши за плечами — участие в таких конкурсах, как «Битва хоров» (2 место), «5 звёзд» (1 место) и «Главная сцена» (2 место, 2014 год). За бранчем в отеле Ренессанс мы поговорили о музыке, «Евровидении» и любви.

— Саша, а сколько тебе лет на самом деле? А то в интернете — противоречивая информация.

— Мне 21.

— Всего? И сколько лет ты уже не живешь в Гомеле?

— Меньше года. Как начался проект «Главная сцена», так и переехал.

— А как же остальные проекты? И слухи о том, что ты сразу после школы уехал в Питер петь в мюзикле?

—  Я действительно пел в мюзикле «Джульетта и Ромео». Я уезжал и приезжал, но это было буквально на месяц-полтора. Больше чем на два месяца я не уезжал из дома раньше.

— У тебя музыкальная семья, насколько я знаю, и мало того, в Гомеле у тебя была своя группа?

— Да. У меня папа — рок-музыкант, и брат, кстати, тоже. В Гомеле я окончил музыкальную школу по классу классической гитары, пел в военном оркестре, правда, недолго. Потом — в хеви-метал-группе, которую создал мой друг…

— То есть ноты знаешь и с листа сыграешь?

— Если постараюсь и потренируюсь — да. А так сходу — нет. (Улыбается.)

— А после школы не было мыслей продолжить музыкальное образование?

— Я всегда хотел заниматься музыкой. Но мама и бабушка настаивали — отучись где-нибудь и потом занимайся на здоровье. Поэтому я поступил в лингвистический институт в Гомеле и даже отучился там полтора курса. Понял — не мое. И ушел. Ну совсем не хотелось мне этим заниматься! У меня другие интересы — музыка, проекты, концерты, студия и так далее. Мама и бабушка меня сначала не поняли. Но теперь вроде смирились…

— Значил, бросил учебу… И чем зарабатывал на жизнь?

— Музыкой! «Лабали» по клубам, выступали, где только возможно. А еще я почти целый год работал в Гомеле в магазине спортивной обуви…

— А как получилось, что ты стал участвовать в музыкальных проектах?

— Началось все с «Битвы хоров». Меня пригласил на кастинг один мой старый приятель. Я тогда только школу окончил и был уверен, что родители меня даже не отпустят. Но они меня поддержали. Они всегда учили меня тому, что если ты в жизни хочешь чего-то добиться, ты должен заниматься тем, что тебе нравится. Так что рюкзак с картошкой и тушёнкой на плечи — и в Питер. Наша команда в этом проекте заняла второе место. Потом было участие в фестивале «5 звезд» в Ялте…

— И там уже победа!

— Да, выиграл и получил главный приз из рук Иосифа Кобзона. Волнительный был момент. Это было замечательное время, до сих пор вспоминаю с теплотой.

— И что принесли тебе эти проекты кроме каких-то новых знакомств и связей?

— Конечно, мне было интересно увидеть «звезд» и приобрести полезные знакомства. Но в первую очередь — это сумасшедший опыт. Плюс эфиры на Первом канале. Люди на улицах стали меня узнавать. Иногда водители маршруток бесплатно подвозили. Один раз даже эвакуаторщик подвез — сам остановился, оказалось, видел меня в «5 звезд» (смеется)…

— А потом была «Главная сцена». Наверное, уже благодаря Виктору Дробышу, в команде которого ты был в «Битве хоров»?

— Да нет. Просто узнал, что будет кастинг. Пришел. Там было какое-то невероятное количество людей — несколько тысяч — кастинг длится несколько дней. Отстоял очередь, спел Ричарда Маркса «Now and forever». И меня взяли. Я сразу хотел работать в команде Виктора Яковлевича — так и вышло. Но наше плотное музыкальное сотрудничество началось только после «Главной сцены». Но во время проекта мне приходилось чаще бывать в Москве, и я решил переехать…

— Обидно было занять второе место, а не первое в «Главной сцене»?

— Совсем нет! Тем более что я занял второе место по зрительскому голосованию, и первое — по мнению жюри. Так что у меня были оба места, а у Сардора (Сардор Милано — победитель «Главной сцены — 2014») — только первое. (Улыбается.)

Так что я был абсолютно доволен происходящим на тот момент.

— А было такое: утром проснулся знаменитым?

— Да, можно и так сказать. Началось еще после «5 звезд» — журналисты где-то раздобыли мой номер и давай звонить, ну, а я отвечал как мог…

— Ты так спокойно об этом рассказываешь, как будто это просто за кефиром сходить…

— Наверное, уже был немного подготовлен после «Битвы хоров». На «Битве хоров» я вообще не мог давать интервью, так как ужасно стеснялся и очень боялся разговаривать просто с людьми, не говоря уже про журналистов. Да что там, я боялся смотреть на людей! Ну непривычно мне было! А впечатление создавалось такое, что я очень «зазвездился» или что мне неинтересно. К концу проекта вообще журналисты боялись меня, я боялся журналистов, и никто особо не горел желанием со мной общаться. А потом начал привыкать к вниманию, к сцене, к камерам… Потихоньку начал раскрепощаться и стал более общительным.

— Наверное, люди на тебя еще так реагируют, потому что у тебя такая необычная внешность. Ты действительно похож на рыцаря Айвенго! Кстати, сколько лет нужно, чтобы отрастить такие длинные волосы?

— Я их ращу с «Битвы хоров» — два с половиной года, получается. Смешные истории иногда происходят. Например, на фестивале «5 звезд», который вели Наргиз и Дмитрий Нагиев. Оба, как это лучше сказать, без волос. А тут я такой выхожу — коса-краса (смеется). Выхожу, пою песню, и, видимо, редактора на суфлере подсказали ведущим, как меня подколоть. Дмитрий говорит: «Круто! А откуда у тебя такие волосы?». А я стесняюсь, краснею, бледнею, и, не подумав, говорю, глядя прямо на него: «Мне с родителями повезло». Зал начинает смеяться, Нагиев молчит. Повисла неловкая пауза. Потом Наргиз говорит: «Ну, отвечай уже что-нибудь». Такая вот веселая история (смеется).

— Отбрил Нагиева, сам того не желая. Тяжело дается переезд? По Родине не скучаешь?

— Очень скучаю. На самом деле, когда я уехал в Москву, стало дико тянуть обратно. Я обожаю приезжать сейчас в Беларусь. Едешь — ухоженное все вокруг такое, красивое, родное. Когда ездили в тур с певицей Славой, был такой случай. Ночью после концерта переезжали на автобусе в другой город и остановились поесть в придорожном кафе. 4 утра, все сонные потянулись за бутербродами. Заходим, видим — сидит бабулька. Это, видимо, была супер-бабулька, потому что нормальные бабульки в это время уже спят (смеется). Говорим: «Дайте нам вот эти беляши». А она: «Ой, детка, не берите эти беляши, вот тут есть свежие котлеты, я их только недавно приготовила». От нее исходило такое добро, как будто мы ей все — родные. И все московские друзья были очень приятно удивлены. А меня аж распирала гордость за страну и людей.

— Идея представлять Беларусь на «Евровидении» - вполне себе такой ожидаемый PR-ход для продвижения молодого дарования — кому принадлежала, тебе или продюсеру?

— А почему бы и нет? Это один из самых крутых и масштабных конкурсов песни во всем мире. Представлять свою страну на нем — честь для любого артиста. Это и PR, и интерес, и опыт! Ну, эта мысль у нас была еще раньше. А потом один из PR-директоров в ноябре вспомнил об этом: а почему бы не в этом году? И с этой идеей мы пришли к Виктору Яковлевичу. А он: «Вы меня до седых волос доведете!». Но в итоге идею поддержал. На том и решили: вот пройдут новогодние праздники, и подадим заявку. Хорошо, что кто-то догадался посмотреть, когда все-таки их принимают. Оказалось, что до окончания приема заявок у нас осталось всего полторы недели.

— А песня была уже?

— Не было даже песни! Вернее, песен в загашнике лежало много, но все в состоянии «демо», многие — на тарабарском языке напетые. Вот и нашли такую песню под названием «демо 3», которую в срочном порядке аранжировали, написали слова, записали и отправили. Сделали все, что успели. Прошли предварительный отбор, нас пригласили на прослушивание. А еще так получилось, что в день прослушивания я случайно был в Минске — в туре с певицей Славой. Звезды совпали так! Тут уже Вселенная помогала нам. Пришел, отпел, прошел…

— Я видела отбор — ты был, мягко сказать, неуверенный…

— Еще бы, я пел эту песню чуть ли не в первый раз. Все это время я был занят подготовкой песен к туру со Славой. Но тем не менее я прошел, вернулся в Москву, и мы стали готовиться к финалу: переделали аранжировку, доработали слова, привлекли режиссеров сценической графики, я начал репетировать…

— Как ты вообще оцениваешь свое выступление? Сколько это было процентов от того, что ты реально можешь?

— Я скажу словами своего старшего брата, который одним из первых поздравил меня с победой: «Не шедеврально, но достойно. Нужно работать». Я сам думаю, что где-то недожал по эмоциональной составляющей, где-то не попал в ноты, где-то скосил. Это все технические моменты, над которыми действительно нужно работать. И работы много. Но я уверен, что справлюсь.

— Уверенность — это хорошо. И в этой победе был уверен?

— Ты знаешь, где-то в глубине души из проекта в проект во мне есть уверенность. Я не самоуверенный, и у меня, конечно, всегда есть сомнения, но я всегда верю, что у меня есть хороший шанс пройти и победить…

— В белорусской музыкальной тусовке ты человек совсем новый. А вдруг приехал и победил. И началось! Кто такой Саша Иванов? Его здесь никто не знает? За ним стоит Дробыш с чемоданом денег! И так далее. Что скажешь на это?

— Меня папа всегда держал подальше от музыкальной тусовки. Мой музыкальный вкус воспитывался дома, я выступал дома, не ходил ни на какие конкурсы и кружки, кроме музыкальной школы в Гомеле. Может, меня и не знают. Но когда люди начинают писать «он вообще не из Гомеля», для меня это звучит дико. Откуда они это взяли?! Что касается победы в национальном отборе, то мы все делали на общих основаниях: подали заявку, провели определенную работу по подготовке номера, провели PR-кампанию в Минске и в Гомеле — радиостанции, телевидение, печатные СМИ. Конечно, у нас очень профессиональная команда — люди знают, что им делать. А Виктора Яковлевича в то время не было не то что в Минске, его не было даже в Москве. Так что это все просто слухи.

— А почему в баннерах на твоих официальных страницах после твоей победы в отборе была ошибка в названии страны — Белоруссия? Многих это задело и покоробило, такие ошибки недопустимы для профессионалов…

— Да, был такой неприятным момент. Люди, которые ведут мои официальные группы в соцсетях — россияне. А многие россияне так и не привыкли, что наша страна называется «Беларусь». Это, конечно, не оправдание, но все иногда ошибаются. Уверен, в будущем этого не повторится, и прошу прощения у всех, чьи чувства были задеты. Лично я активно веду инстаграм ivan_music_official. Пишите мне туда, если вдруг еще где-то будут подобные ошибки.

— Многие заметили, что на сцене ты выглядел очень спокойно, уверенно и расслабленно. Ты репетируешь сценические движения?

— Я специально ничего не придумываю, оно как-то все происходит само собой. Раньше, конечно, я так не двигался. Если посмотреть мои ранние выступления, то там я гораздо более зажат. Эта раскованная сценическая манера сформировалась где-то к концу проекта «5 звезд». Я даже иногда смотрю на себя со стороны и даже сам себе нравлюсь. (Улыбается.)

Чтобы спокойно себя чувствовать на сцене, раскрепоститься полностью, прожить песню — нужен опыт сценических выступлений, когда ты уже не думаешь, куда эту ногу, куда эту руку. Если хочешь петь хорошо — пой чаще!

— У тебя ведь нет профессионального вокального образования. Ты занимаешься с кем-нибудь постановкой голоса, разработкой диапазона и прочими вокальными штучками? Кстати, а твоя эта уникальная хрипотца — это природный тембр или ты специально?

— При подготовке к «Евровидению» я буду работать с педагогом, который будет мне помогать сделать песню идеальной. Что касается моего тембра и хрипотцы, я могу петь и так, и так — это, в принципе, контролируемо. А какой у меня диапазон — даже не знаю. Диапазон, по-моему, вообще вещь достаточно условная. Вот, к примеру, Джо Кокер пел и вообще не «парился» по поводу демонстрирования своего диапазона, а мурашки от его голоса такие, что могут затоптать. Или Боб Дилан! Это артист с большой буквы.

— А ты уже считаешь себя артистом?

— Я считаю себя достаточно перспективным в этом плане.

— Что скажешь про остальных участников отбора?

— Они все — большие молодцы. Больше всего мы подружились с Кириллом Ермаковым — он, пожалуй, самый позитивный человек в проекте. Очень болел также за Валерию Садовскую — у нее был хороший сценический номер, и сама она очень здорово поет.

— А тебе не показалось, что почти все песни в финале были какие-то грустные?

— Даже очень грустную песню можно позитивно спеть, без страданий. Что касается моей песни, то это надежда. И полный экшн! Вот это сложно передать! И я буду стремиться, чтобы эту подачу, эту эмоцию, этот градус усилить.

— Как сам думаешь, в финал «Евровидения» в Стокгольме пройдешь? У нас именно по этому критерию оценивают!

— Я считаю, что для этого у нас есть все. Конечно, многое зависит от меня. Но «Евровидение» — это конкурс, который начинается задолго до выхода на сцену. Я уверен, что профессионализм команды Виктора Яковлевича и его лично поможет нам занять достойное место. Мы уже начинаем работать над концепцией номера и PR-кампании.

— Ну вот поедешь, пройдешь в финал, может, даже первое место займешь, чего от всей души желаю… А дальше что? Будешь покорять белорусскую публику? Или все-таки только Москва?

— Я всегда считал и считаю: для того чтобы быть успешным, востребованным и уважаемым во всем мире, нужно прежде всего быть уважаемым и востребованным в своей стране. Я, безусловно, буду работать над этим. Но, конечно, мне хочется мировой популярности.

— А зачем ты взял псевдоним IVAN? Саша Иванов — прекрасное, по-моему, сочетание…

— Ну, Александр Иванов уже существует — нас бы постоянно путали. Вот, чтобы не было этой путаницы, было принято решение взять псевдоним Ivan — начало от моей фамилии, который придумал Виктор Яковлевич.

— От творчества — к личным вопросам. Твое сердце свободно? У тебя есть девушка?

— Сейчас мое сердце свободно. У меня были отношения целых три года, которые не выдержали проверки расстоянием и временем. Мы крайне редко виделись, поэтому чувства угасли. Хотя я очень страдал, писал песни и стихи… Но как-то так сложилось.

— А какие девушки тебе нравятся?

— Что касается внешности, я не заморачиваюсь по этому поводу…

— Я больше про личностные качества. Какой должна быть девушка, чтобы тебе понравиться?

— Она должна быть доброй, умной, женственной, любить спорт… И все это должно быть в одном человеке (смеется). А если честно, я не думаю об этом. Знаешь, это уже как пойдет: есть между вами химия или ее нет. Как и в музыке. Как и во всем, что ты делаешь в жизни.

Фото Юлии Мацкевич

Проект Бранч с Бертой

Благодарим Renaissance Minsk Hotel