• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Звезды


Когда я стала студенткой факультета журналистики БГУ, Егор Хрусталев уже учился на последних курсах. Я не знаю ни одной девчонки с моего потока, которая не была бы влюблена в него – высокого красавца, умницу и талантище. Мы готовы были часами обсуждать, как он на кого посмотрел, гордо проходя по журфаковскому коридору, и кто что наденет на медиум, где Егор будет выступать со своей группой. Мы были всего лишь безбашенными студентами, а Егор уже снимал “Карамболь” и придумывал “Все нормально, мама”. Егор – это легенда целого поколения, первый белорусский шоумен, да и просто красавец-мужчина. За бранчем в отеле Renaissance мы поговорили об институте брака, песнях и любви.

- Егор, я тут с удивлением обнаружила, что ты автор многих известных даже мне песен Ларисы Грибалевой и Гали Шишковой: “Но, ты хотя бы позвони”, “Ангелы поили дьяволов”… Тебя больше знают как человека из телевизора, а тут такие глубины – Хрусталев еще и поэт-композитор.

- Ну, это для кого как. Действительно, многие знают меня как телеперсону. Хотя я пишу давно и по большому счету для Галины Шишковой я написал почти все ее песни.

- Это был твой продюсерский проект?

- Можно сказать и так. Мой ошибочный жизненный проект. Просто не сложилось.

- А почему?

- Я бы не хотел пересказывать те ситуации и истории, из-за которых, собственно, это и не сложилось. Это было бы неправильно. Видимо, просто где-то там надо мной посмеялись: а вот тебе, великий поедатель сердец, такой камушек. Как ты его проглотишь? А он и застрял! И получилось так, как получилось. Улыбка с неба…

- Твое отношение к женщинам после этой истории изменилось?

- Я стал более осторожным. Я понял, что нужно нести ответственность за свои привязанности. Это только итальянцы могут говорить, что любят и верить, что это правда, хотя дома у них жена и 8 детей.

- Почему же только итальянцы? Я знаю многих белорусских мужчин, которые тоже так делают.

- Ну, это такой расхожий стереотип. Мне рассказала об этом певица Ин-Грид во время своего интервью. Когда итальянец говорит красивой женщине, что любит ее, он искренне забывает, что у него дома жена, мама и много детей.

- А ты перестал так делать, что ли?

- Не то, что перестал… (смеется). Некоторые вещи в жизни и свое отношение к ним невозможно изменить за 1 день. Нашему ребенку 10 лет – это часть мой жизни. Это уже та ответственность, которая будет со мной до конца. Мои отношения с Галей мне казались поворотом в жизни, но я ошибся. Мне казалось, что у нас есть общие интересы, что я вдохновляюсь от наших отношений и начинаю творить, открываться и выходить на новый уровень… Я тогда очень много писал песен – два альбома. Они узнаваемы до сих пор. Но творчество – творчеством, а в человеческом плане – мы очень разные люди.

- Так а отношение к женщинам поменялось?

- Слушайте, я 5 лет в Москве жил, чтобы все забыть…

- Так вот в чем основная причина твоего отъезда – побег от ситуации.

- Я могу сказать, что мне это очень помогло справиться с ситуацией. Как бы там ни было.

- Ну а сейчас сердце Егора Хрусталева свободно?

- Нет, не свободно.

- Ну вот, опоздали! Так что, может, скоро снова будем слушать в твою честь Марш Мендельсона?

- Ну, я как бы женат до сих пор. На своей первой и единственной жене. Мы как-то не успели развестись… А вообще я наблюдал столько выставленных напоказ отношений, которые именно из-за этого потом и разрушаются. Я взрослый человек, и мне очень сложно будет найти адекватную барышню. Из-за того, что я не смогу правильно оценить, насколько она искренне ко мне относится. Поэтому я очень хочу сохранить те отношения, которые у меня есть и проверены довольно долгим отрезком времени.

- А что это за история с продюсерским центром “Спамаш”? Раньше ты занимался развлекательными и музыкальными проектами в том числе, но здесь же совсем другая история. Артисты, образы которых далеки от идеалов и не соответствуют современным музыкальным тенденциям…

- Когда Александр Васильевич Шакутин мне предложил эту работу, речь шла о том, что я не столько буду заниматься артистами, сколько создам телевизионные проекты, в рамках которых они смогут реализовываться. В этом случае всегда было бы место премьерам и новым интересным образам. Но в связи с кризисом эти проекты пришлось отложить. Мы сделали концерт, посвященный десятилетию продюсерского центра, а сейчас заняты гастрольной деятельностью.

Что касается артистов, то здесь я в довольно сложной ситуации. Они практически всегда жили в сравнительно комфортных условиях: стабильное финансирование и много хороших песен. И они всегда зависели именно от учредителя, а не от директоров. Поэтому к моим пожеланиям они часто не прислушиваются. При том, что за эти несколько месяцев мы очень подружились, я искреннее желаю им добра и совершенно точно представляю, какие творческие ходы могли бы оказаться максимально заметными и эффективными.

- Рынок развлечений в Беларуси пребывает сейчас в достаточно плачевном состоянии, тут уж не до перемен…

- Ну почему же! Я никогда, конечно, не думал, что это со мной произойдет, но за последние два месяца мы сделали с десяток концертов по Беларуси. У нас очень хорошая концертная программа – 4 разных артиста, я – в роли ведущего, поэтому не составляет проблем собрать полный зал.

- Но тебе хоть самому это нравится? Насколько я понимаю, это не совсем то, чем ты бы хотел на самом деле заниматься? Ведь ты и из Москвы уехал, потому что хотел сменить менеджерское кресло на телепроизводство?

- В общем да. Это движение, и все зависит от меня самого. За прошлый год я сделал такие интересные проекты, например, “Что с нами делает хоккей”, был проект к 8 марта “Песни для мамы”. После нескольких лет простаивания я с таким удовольствием во все это окунулся. Весь сезон проработала программа “Вечер трудного дня”: вместо сидения в офисе я получил возможность два раза в неделю задавать очень интересным людям такие вопросы, которые в частной жизни не всегда задашь…

- Какой ты многоликий: телеведущий, ведущий мероприятий, продюсер концертный и телепроектов, менеджер. Но ты все-таки больше кто?

- Когда меня об этом спрашивают, я в первую очередь говорю, что я журналист. Хотя мне очень нравится это состояние моей жизни, когда можно себя попробовать в разных ипостасях. Мы с тобой закончили одно заведение, и я считаю себя журналистом. Просто как многие журналисты, я пишу и стихи, и песни, и ничто мне в этой связи не мешает мне быть и телевизионным ведущим, организатором, менеджером и прочим. Я всегда очень сильно переживал, когда уходил из телекомпаний с достаточно высоких позиций, и всегда это было связано не только с моим решением. А сейчас, оглядываясь, я понимаю, что все сложилось к лучшему. Я смотрю на своих друзей, которые эти 5 лет делали одно и то же на одном месте, и думаю: а хотел бы я, чтобы со мной было такое? Вряд ли. Если посмотреть свежим взглядом на то, что с нашими каналами произошло за последние несколько лет, какое-то движение вперед и реальную динамику можно отметить, пожалуй, лишь у СТВ. БТ в силу определенных причин существенно сократило производство собственных заметных проектов, а на ОНТ такое чувство, что из года в год бегут по одному кругу…

- В Беларуси время частенько останавливается.

- Да нет же! Я же сказал про СТВ – люди в одном здании работают с ОНТ. Поэтому тут время не останавливается для тех, кто хочет работать и развиваться.

- А у нас все хотят развиваться, но многим не дают. Ни для кого не секрет, что простому артисту тяжело пробиться на телеканалы и радиостанции. Неравные условия, которые создаются для тех, кто приближен, и для тех, кто нет – это несправедливо. Почему мы не проводим фестивали, не ищем таланты и так далее? Ведь надоедает из года в год смотреть на одних и тех же артистов.

- Я понимаю, о чем ты говоришь. Вот тот телепроект, о котором я рассказывал и который пока что отложен, именно такой. В нем была бы возможность талантливым ребятам засветиться по рекомендациям журналистов и музыкантов.

- Ага. И будет как с песней года: “Возьмите нашу талантливую артистку – ее песня рвет все рейтинги” – "Не могу, мне столько уже всех сверху напихали”… Это справедливо?

- Это несправедливо. И это следствие того, что я сам и породил. Проект “Песня года” должен был быть составлен по ротациям радиостанций. Всегда! А потом я начал получать список артистов, и это порой составляло треть концерта. Артисты, естественно, не сильно популярные, если не сказать хуже. Я спрашивал, например, в компании “АРС”, как они поступают в этих случаях – посылают далеко и ровно вместе с этим списком.

- Все молодые и талантливые уже давно в интернете, потому что телевидение скоро совсем перестанут смотреть.

- Я думаю, что предрекать конец телевидения в связи с развитием интернета довольно рано. Конечно, телевидение вынуждено будет измениться рано или поздно, чтобы сохранить аудиторию, очевидно, что главная роль будет за теми, кто производит продукт, а не за теми, кто транслирует.

- А ты о чем-нибудь сожалеешь?

- В профессии или в жизни?

- И в том, и в другом.

- Я не верю тем людям, которые говорят, что никогда ничего бы не поменяли. Я думаю, это лукавство. Конечно, поменял бы. Но сейчас я бы не хотел об этом разговаривать. Это что касается личной жизни.

- А в профессии?

- Одно время во время моих командировок в Москву я очень плотно общался с нашими ребятами из команды КВН БГУ. В Минске я видел их в состоянии “бедные студенты”, которым не за что было даже поужинать. А через несколько лет в Москве я увидел их миллионерами, которые заработали все своим трудом. Они тогда написали “Солдаты”, “Папины дочки” и чувствовали себя очень уверенно и интересно в профессии. Я, честно говоря, не жалею, но иногда думаю, что если бы в тот момент все изменить, когда они меня пригласили переехать. Но бросить все я не решился. Если бы решил по другому, это могло бы изменить мою жизнь. Вопрос лишь в том, было бы мне там так интересно, как мне было интересно все эти годы в Минске. Потому что я смог реализоваться в таком количестве телевизионных проектов и форм, что вряд ли в Москве у меня была бы такая возможность. Мне очень повезло. Я даже был звездой рок-н-ролла (смеется).

- Я что-то упустила?

- А ты не помнишь, была такая популярная группа “ББ” на факультете журналистики, где мы играли рокабилли? По тем временам мы собирали даже ДК Железнодорожников. У нас был такой памятный концерт в Театральной академии, где мы выступали вместе с “Ляписом Трубецким”. И “Ляписы” выступали первыми, потому что мы были более зажигательные.

- А какие общественные проблемы тебя интересуют?

- Разные. Хотя в большей степени меня интересует вопрос личностного выбора. Я всегда стараюсь поднимать такие вопросы в своих интервью. Мне куда менее интересен процесс обсуждения конкретных деталей военного конфликта или информационной войны, нежели процесс формирования убеждений конкретно человека, его мотивации. Многие оказываются в ситуации, когда вынуждены занимать и озвучивать позицию, будь то по Украине или о терпимости к гомосексуализму и др., до конца даже не разобравшись в себе. Не решив даже, как разумно поступать в отношении своих самых близких. Вот, например, мы затронули тему брака. В последнее время проблема отношения к институту брака стоит достаточно остро, потому что, во-первых, выросло благосостояние общества…

- Мужчин, ты хотел сказать?

- Да и женщин тоже. Ведь теперь женщина вполне может сама обеспечить себя и своих детей. Выросло самосознание женщин. Появилось больше возможностей путешествовать, перемещаться по миру. В той форме, в которой он существовал ранее, брак, конечно, переживает жесточайший кризис. К тому же я люблю повторять, жизнь слишком длинна для одной любви…

- Ты серьезно в это веришь?

- Не всегда. Когда я женился, искренне верил, что это раз и на всю жизнь…

- А мне кажется, что это все из-за того, что мужчины стали очень инфантильными, они не хотят знакомиться, жениться, брать на себя ответственность. Конечно, женщинам пришлось стать более сильными. Но это уже следствие.

- Это из разряда спора, что было раньше: яйцо или курица. Я думаю, что это одновременный процесс. И в одной и той же ситуации ты можешь столкнуться и с сильными женщинами, которые все берут на себя. И со слабыми, которые требуют к себе совсем другого отношения. А взрослея, ты еще понимаешь, какое вокруг количество охотниц, ищущих не близкого человека по духу, а хоть кого-то, за кого можно зацепиться.

- У тебя начинается болезнь всех успешных и богатых мужчин.

- Да я и не богат. И я не заморачиваюсь. Но я вижу, что происходит с моими друзьями и близкими. Я вижу, как ведут себя некоторые барышни. Главное – присосаться и пристроиться. И не только мужчина виноват, что он становится инфантильным. Он видит то, что происходит вокруг: либо сильная – все сама и мне нужен только секс, или слабая – хочу, чтоб за меня все решили и платье…

- А есть нормальные: котлеты, борщ, все дела.

- А таких я, честно говоря, и не встречал! (смеется)

- А тебе лично какая женщина ближе: сильная, слабая или “котлеты, борщ”? Опиши свою идеальную женщину.

- Это должна быть взрослая ухоженная женщина, веселая. Нет ничего хуже, чем ноющая, постоянно плачущая и недовольная женщина. Имеющая чувство меры и вкуса во всем. И самое главное, чтобы мы с ней смотрели не друг на друга, а в одну сторону. Вообще-то мы пришли в этот мир, чтобы остаться в воспоминаниях наших детей.

- А как же проекты, награды, карьера?

- В каком-то смысле у меня это уже было: “Телевершина”, лучшие проекты года, высокие карьерные возможности и так далее. По-моему, у врачей есть такое определение – “качество жизни”. Мне бы хотелось сейчас тратить свои силы на качество своей жизни, а не на внешние показатели. Ведь самые главные победы – это победы над собой: над своими слабостями, тщеславием, алчностью и… что там есть еще у дьявола?

Фото: Юлия Мацкевич

Проект: Бранч с Бертой

Благодарим Renaissance Minsk Hotel за помощь в проведении интервью  

Нужные услуги в нужный момент
-15%
-13%
-40%
-10%
-35%
-30%
-77%
-50%
0057345