• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Звезды


Меня зовут Наталья Бертош, я маркетолог, журналист и певица. Именно по поводу последнего пункта многие больше знают меня как Берту. Я занимаюсь рекламой, пою, пишу, придумываю и воплощаю в жизнь разные проекты. Журналистский проект "Бранч с Бертой" – один из них.

Каждое воскресенье в ресторане отеля Renaissance Minsk с полудня и до четырех дня проходят бранчи, пришедшие к нам из Америки и представляющие собой нечто среднее между поздним завтраком и ранним ланчем. Бранч принято проводить с близкими людьми, наслаждаясь их обществом под девизом "Отдохни, ты не на работе!". Мой проект "Бранч с Бертой" призван познакомить вас с интересными персонами, открывая их с новых, неожиданных и ярких сторон. Каждое воскресенье – новый гость. Присоединяйтесь!  

Слышали ли вы когда-нибудь, как поет Габриэль? Я помню свой восторг, смешанный с недоверием и легкой завистью, когда я его увидела и услышала первый раз. Рос-кош-но! По-мужски достойно, по-грузински искренне и музыкально идеально. Знакомились мы раза три – в разных клубах после его выступления. Я подходила, что-то тихо говорила вроде того, что я ваша фанатка, потом мозг отключался. На третий раз он мне сказал: "А я вас знаю!". И мы перешли на ты.

За бранчем в отеле Renaissanceмы поговорили о музыке, страсти, любви и самом дне. Действующие лица: Берта, то есть я, Габриэль – собственной персоной, Юля – наш чудесный фотограф, Георгий – директор Габриэля. Последние двое в кадр не попали, но некоторые их высказывания сохранены. Из песни, как говорится, слов не выбросишь.

На двух стульях

– Как ты попал в Минск?

– Я окончил факультет международных отношений в Харьковском университете. У меня есть и музыкальное образование: музыкальная школа по классу фортепиано, поступил и в музучилище, но бросил его. В Минск я приехал за своей женой, с которой мы уже вместе 17 лет. Приехал и занялся торговлей…

– А как получился, что ты ушел в творчество?

– Случайно!

– Через караоке?

– Ты еще скажи – через постель! После свадьбы мы пошли в ресторан отметить это событие с родителями. Там ребята пели. Ну, я выпил, вышел и спел. И они меня стали приглашать, сначала просто на замены, а потом все завертелось. Я долгое время работал в ресторане "Хуторок" в Шабанах…

– Практически история восхождения какой-нибудь темнокожей звезды из Бронкса. Или нет – история восхождения Габриэля из Шабанов…

– Я там просто работал, а не люблю Шабаны.

– Я тоже не люблю Шабаны, вот даже уволиться пришлось. Тяжело сидеть на двух стульях.

– Я сидел на двух стульях несколько лет: ресторан и торговля. Потом пришлось выбирать.

Альбом – в никуда

– Насколько я поняла из твоего недавнего интервью, кавер-бенд постепенно перерастает в авторский проект?

– Да, это то, к чему мы стремимся на сегодняшний день. Так получилось, что с моим прошлым проектом мы записали полноценный альбом. Он получил название Discowox, но дальнейшего развития не получил, к сожалению…Теперь мы учли ошибки.

– Почему не получил?

– Несмотря на хороший результат, запись показала, что мы любим абсолютно разную музыку. Кроме того, были неправильно расставлены акценты внутри коллектива. Я раньше думал, что в проекте должна быть демократия, чтобы каждый участвовал финансово и каждый имел право голоса. В принципе, пока это был кавер-бенд, вопросов не возникало. Как только началось творчество, понеслось: "А мне не нравится, как бочку свели, а мне не нравится, как гитару записали" и так далее. Хотя мы сотрудничали с музыкантами и звукорежиссерами очень высокого уровня. Демократия привела к тому, что кому-то постоянно что-то не нравилось. Мы одну песню сводили по три раза и тратили на запись альбома гораздо больше денег, времени и сил, чем могли бы. И в итоге – альбома нет… Я все думал, что, может, я чего-то не понимаю. Но тут меня поддержал наш директор, который сказал: "Так дело не пойдет"! И мы решили организовать процесс работы по-другому…

– Сейчас другая схема работы с музыкантами?

– Да. Мы с моим директором теперь работаем в равноценном партнерстве. Я веду творческую часть, он – все остальное. Я не хочу работать с теми музыкантами, которым мне нужно объяснять, что делать, поэтому творческого авторитаризма нет. Но последнее слово всегда за мной…

– А как ты сейчас выбирал музыкантов?

– Главный критерий – это высокое исполнительское мастерство и профессиональное отношение к делу. И адекватность – очень желательна.

Георгий (директор):

– Сейчас процесс не зациклен на музыкантах. От них нужно, чтобы они играли хорошо и гармонично смотрелись с Габриэлем. В любом случае тон задает он, а он них мы ждем лишь музыкальной инициативы и хорошей игры.

Репертуар, октавы и прочие музыкальные штучки

– А кто подбирает репертуар? Спрос рождает предложение? Или все-таки вы пытаетесь вести публику за собой?

– Сначала, конечно, когда я пришел в сыгранный коллектив – я выучил их программу. А сейчас пою те песни, которые нравятся и мне, и публике. Я могу практически любую песню спеть, даже не меняя тональность…

– Ого! А какой у тебя диапазон?

– Я не замерял, если честно…

– Я так понимаю, несколько октав, раз ты можешь в оригинале, не меняя тональностей, петь что угодно? Какая самая высокая нота?

– Если у меня в жизни все хорошо, в смысле не болею и поспал, своим голосом я могу спокойно петь "до" второй октавы. К тому же у меня есть свои наработки, когда можно пойти выше и взять "фа" второй октавы. Этого вполне достаточно, потому что мужских песен с нотами выше этих, в принципе, и нет. Ну а женские я петь и не берусь.

– Совсем не поешь женские песни?

– Да сейчас много мужских песен, которые можно петь. И мужчины там иногда такие, что считай, что поешь женские песни…

– Ой, это да! С настоящими мужчинами нынче везде напряженка! Вы б нам хоть из Грузии настоящих мужчин подогнали. Надо устроить кастинг! У вас там есть свободные мужчины?

– Я не могу такое у мужчин спрашивать!

– А если серьезно, я не устаю повторять, что наши мужчины очень инфантильны в большинстве своем.

Георгий:

– У нас общество достаточно инфантильное в общем и целом. Оно очень консервативное, мало чем интересующееся. Посмотреть хотя бы на культурную жизнь. Ничего особенно интересного не происходит. И это печально.

Узнаваемость

– А вот Юля тебя не знала…

– Ну, меня, скорее, не знают, чем знают. Я какое-то время махнул на все рукой. Я ведь понимаю, что поющих людей в Беларуси, в Украине, в России – огромное множество. И помоложе, и поинтереснее. Никому не интересно связываться с исполнителем, которому уже за 30. А потом как-то снова все завертелось, захотелось движения. Вот работаем над этим.

– Ну, Лепс, например, тоже появился, когда ему было за 30. И тоже из кабаков, между прочим! Или из караоке?

– Нет, караоке – это другое. Я когда-то решил там поработать. На пятый день понял, что нужно уходить, ибо грозит рак ушей :) Так мы с ними и не договорились.

Семья – на первом месте

– У тебя, наверное, миллионы поклонниц? Как справляешься?

– Как? Легко! Сразу домой. У меня маленькая дочка – полтора годика всего. И сыну 14 лет – там такой богатырь 2 метра ростом и под 100 килограммов – чистые мышцы. За ним тоже нужен глаз да глаз. Семья для меня всегда была на первом месте. В общем-то, из-за сына мы когда-то и переехали в Беларусь из Украины. Я тогда окончил институт и работал в прокатной компании звукорежиссером и ездил по стране с большими артистами: с Меладзе, например, с Animals… Со всеми дружил, и мне это все было жутко интересно. Но моя любимая женщина забеременела и решила вернуться в Беларусь, а я поехал за ней. Приехал и стал на рынок. Мы видели самое дно вместе и поэтому мы очень близки.

– Да уж, прекрасная история.

– Динамо – это, совершенно серьезно, отличный период в моей жизни. И очень ценный опыт. Я когда туда пришел, меня поставили на стажировку на пару месяцев к старому одесситу Жоре. Это было что-то нереальное. Одесский колорит в центре Минска! Мне это очень помогло потом в плане написания текстов: он создал для меня столько визуальных образов, что они до сих пор иногда меня беспокоят.

– А тексты и музыку сам пишешь?

– В основном – да. С текстами сложнее. Я с удовольствием рассматриваю предложения других авторов, но редко попадается что-то действительно стоящее.

"Новая волна" и белорусские исполнители

– Я слышала, ты пытался участвовать в "Новой волне"…

– Да, было дело. На тот момент, мне было это интересно. В первый год прошел в четверку от страны, и мне сказали, что в следующем году я обязательно продвинусь дальше. Я серьезно готовился, записал специальные минусы, а поехал Макс Лоуренс, который даже не участвовал в отборе. Когда я понял, как работает схема, и то, что я этого точно делать не буду, я закрыл для себя тему с конкурсами.

– А кого ты любишь из известных белорусских исполнителей?

– С музыкальной точки зрения (я знаю, что сейчас многие обидятся) мне в Беларуси никто нравится. Мне импонирует, как ведет себя и свои дела Алексей Хлестов. По остальным – это касается и кавер-бендов, и авторского творчества – есть одна проблема. Я, например, очень требовательный к звуку, к исполнению, к внешнему виду, к энергетике… А у нас все больше веселые, чем профессиональные. Знаешь почему? Потому что это проще. Непрофессионализм вуалируется весельем, и создается имидж белорусского артиста типа "веселые пацаны". Но этим и сложнее зацепить. Однако я всем благодарен, потому что они нормальных слушателей оставили нам.

– Поговорим о предстоящем большом концерте 22 апреля.

– Это будет интересная программа с интересными музыкантами с неожиданными музыкальными экспериментами. Мы готовим концептуальное шоу, в котором музыка, исполнение, световое представление связаны общей идеей. Лучше один раз услышать – это я вам точно говорю.

– Музыка для тебя – это больше творчество или способ заработать?

– Я не могу без музыки. Даже когда она не приносила мне денег, я писал, раздавал песни друзьям, дарил на дни рождения… Много музыкального мусора писал – это легко, но очень сильно засоряет мозг. Лучше уж вагоны погрузить, ты будешь уставший, но с чистой головой. Сейчас я могу себе позволить писать только то, что мне действительно приносит удовольствие…

Фото: Юлия Мацкевич

Проект: Бранч с Бертой

Благодарим Renaissance Minsk Hotel за помощь в проведении интервью  

Нужные услуги в нужный момент
0056673