• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Звезды


/

Полине Полонейчик, которая выступает под псевдонимом Полина Республика, – всего 20 лет, но ее имя уже хорошо известно в белорусской молодежной среде, и не только. Взлет молодой певицы произошел после ее победы на фестивале "Бардовская осень – 2011", и с тех пор девушка обрела массу поклонников, которые с удовольствием ходят на ее душевные концерты и с нетерпением ждут ее первого альбома. Как раз о его выходе, а также о том, кто шьет певице концертные платья, о психотерапевтической покраске стен и том, сколько времени "вынашиваются" песни, – в интервью с Полиной.

– Полина, вас многие считают одной из самых печальных белорусских исполнительниц: большая часть ваших песен грустны, в чем-то меланхоличны. Почему так?

Мне кажется, что песни у меня не такие уж и печальные. Разве что они отчасти абстрактные, из-за чего каждый в них видит что-то свое: кто-то радостное, кто-то грустное. Точно так же я не могу сказать, что все мои песни – о любви. Скорее, каждая из них сродни отдельной картинке, фотоснимку, передающему какое-то состояние, настроение, энергетику определенного момента в жизни.

– У вас множество поклонников, а это значит, что погрустить под "правильную" песню любите не вы одна. А кто в основном составляет вашу аудиторию?

– Предположу, что основной процент моей аудитории составляют девушки в возрасте от 17 до 25 лет. Но на концертах публика бывает довольно разная, что очень любопытно. Нехарактерных персонажей я, бывает, замечаю среди публики сама, но чаще мне потом рассказывают об этом родные и друзья, которые бывают на моих выступлениях. К примеру, меня всегда удивляет, что не только девушки, но и парни сидят и подпевают всем моим песням, знают слова наизусть. Радует, когда приходят на мои концерты семьями: причем не только с маленькими детьми, но и со взрослыми дочками моего возраста. И непонятно, кто кого привел: дети – родителей или наоборот. Но самое поразительное было как-то раз увидеть среди зрителей эдакого брутального дяденьку с татуировками по всему телу. И, представьте, он тоже подпевал!..

– На улице вас узнают?

– Узнают. Нечасто, правда, но бывает. Самые неловкие ситуации такого плана происходили ранним утром в общественном транспорте, когда я ехала на пары немного заспанная, а мне кто-то передавал талончик пробить и при этом обращался по имени…

– А подарки от поклонников получаете?

– Получаю! Причем подарки чаще дарят девочки: обычно это что-нибудь ручной работы, нежное и хрупкое. Особенно меня вдохновляют рисунки! А мужчины, как правило, дарят цветы. Мои самые любимые – это маленькие розовые розочки.

– Полина, а если все же вернуться к началу, расскажите, как вообще так получилось, что в столь юном возрасте вы смогли стать самостоятельной успешной артисткой, которая собирает залы по 100-200 человек, при том что ваше творчество изначально задумывалось как камерное и начиналось с так называемых "квартирников"?

Все происходило само собой и очень постепенно. И до сих пор так, наверное, происходит. Непосредственно я сама продвижением своего творчества не занимаюсь, хотя, может, это было бы и полезно. Но у меня нет ни времени, которое нужно для этого, ни команды, которая бы этим занялась… Поэтому мне очень приятно, когда меня приглашают на какие-то фестивали, концерты или кто-то добровольно берется организовать мое выступление. Как это было, например, недавно в Барановичах. Пришло около двухсот человек, многие для создания уютной "квартирной" атмосферы принесли торшеры или настольные светильники (об этом просили зрителей организаторы), и это была незабываемая атмосфера и обмен энергетикой с залом!..

А если говорить о самом начале, то я еще в школе занималась вокалом в эстрадной студии, но потом была вынужденная пауза в пении, и я неожиданно для себя начала писать песни. Первыми моими слушателями были моя мама и близкие друзья. Впрочем, как и сейчас. Именно они подбадривают меня и вселяют уверенность в своих силах.

А уже во время учебы на первом курсе я почувствовала некий внутренний толчок: мне во что бы то ни стало понадобилось петь свои песни людям со сцены. Что-то во мне искало выхода, реализации. Так я попала на "Бардовскую осень – 2011". И после победы обо мне стали говорить, появились какие-то записи в интернете, стали писать и звонить организаторы концертов… Самый большой мой концерт мы отыграли в апреле этого года в Минске – было около 400 человек. 28 декабря в баре "Дом культуры" тоже запланирован новогодний акустический концерт, но сколько зрителей будет – пока не знаю…

– В одной из ваших песен есть строчка: "Я говорила когда-то давно, что песни, наверно, приходят с крыш…" А откуда они к вам приходят на самом деле?

– Первая половина песни приходит внезапно, вторая половина долго вынашивается: от полугода до двух лет. "Быстрых" песен у меня нет. Каждая должна хорошенько отлежаться, "дозреть", перед тем как я спою ее для широкой публики. А вдохновляет на написание песен меня чаще всего какое-либо потрясение, но бывает и так, что они приходят практически на ровном месте…

– А вы можете сказать, какая песня у вас самая любимая?

– А вы можете сказать, какой из ваших детей самый любимый? Вот и мои песни для меня – как дети.

– Вы осваиваете в вузе специальность режиссера телевидения, что, в общем-то, дело совершенно из другой "оперы". Не жалеете, что выбрали именно такое образование? И насколько удается совмещать учебу и музыку?

– Нет, не жалею, для меня это сочетание оказалось гармоничным. Академия искусств – это крайне нестандартное учебное заведение, где все не так, как везде. И учиться там мне не так уж сложно. По крайней мере там я в своей среде, среди людей творческих, поэтому особых проблем никогда не возникало. Бывали, конечно, сложные дни, когда после экзамена еле успевала к началу концерта, но от этого даже интереснее!

– А как относятся к вашей известности одногруппники, преподаватели, друзья, родные? Ходят ли на концерты?

– Родители гордятся. Два младших братика говорят, что надо бы петь песни повеселее.

Друзья, мне кажется, все равно воспринимают меня как обычную Полину, я ведь все-таки не Бейонсе: папарацци за мной не бегают, в бульварной прессе обо мне не пишут, даже в телевизоре меня пока нет, так что на повседневную жизнь "известность" влияет не особенно.

Правда, было дело, когда мой мастер курса на факультете экранных искусств как-то увидел в метро афиши моих концертов и очень эмоционально отреагировал на это. Как-то даже с гордостью за меня, что ли… Было приятно.

– Бывает ли так, что кто-то вас критикует или с кем-то сравнивает? Переживаете?

Критику воспринимаю не очень радостно, но учусь извлекать из нее полезное. А сравнение – это такая странная оценка творчества… Называли меня и белорусской Алиной Орловой, и Ёлкой, и Земфирой, писали, что я Высоцкий в юбке, Макс Корж в юбке. Мне от этого разве что немного смешно.

– Насколько тщательно вы продумываете свои наряды для выступлений? И какой у вас вообще стиль в одежде?

Моя мама прекрасно шьет, и обычно у меня по платью к концерту, ведь каждое выступление – это праздник! Исключения составляют выездные мероприятия, когда физически сложно привезти с собой все, что требуется. Я много гастролирую, и часто приходится готовиться к концерту в "полевых" условиях. В таких ситуациях, как правило, приходится сочетать что-то нарядное для выступления и просто удобное и теплое для дороги.

Вообще, я юбочно-плательная девочка. Не люблю брюки. И 80% моего гардероба – это мамины творения, что меня очень радует, потому что в моем понимании это вещи, у которых есть душа и своя особенная энергетика.

– Чем, помимо музыки, любите больше всего заниматься в свободное время? Что спасает вас от усталости, плохого настроения, наполняет зарядом бодрости?

– У меня нет свободного времени. Вообще. Вся моя жизнь состоит из учебы, музыки и времени, которое я провожу со своей семьей. Так что ни на какие другие отвлеченные хобби меня уже не хватает. Уставать – устаю, конечно, как и любой человек. Зимой от всего спасает одеяло и кровать, а летом у меня, как правило, больше энергии и практически не бывает плохого настроения. В отличие от холодной поры.

Например, весь последний месяц для успокоения я красила стены. В серенький, в желтенький… Необходимости никакой в этом не было, мы не делаем ремонт. Скорее, это для поднятия настроения. И еще, когда я красила стены, мне сразу был виден результат. Мне этого очень не хватает в моем творчестве: я уже говорила, что каждую песню вынашиваю по полгода минимум, а потом еще года два нужно, чтобы ее записать и увидеть реакцию людей…

– Есть ли у вас любимый человек? То, что вы артистка, и довольно известная, как-то влияет на ваши отношения?

– Есть. Влияет. Положительно.

На самом деле мы вместе уже не первый год, и я думаю, он давно привык и к моему постоянному творческому поиску, и к концертам. Даже сам со мной нередко ездит. А некоторые выступления (например, в Украине) вообще бы не состоялись, если бы он меня не сопровождал. Потому что одну меня бы мама не отпустила. Она за меня всегда очень волнуется.

– Расскажите о ваших самых невероятных планах касательно музыки.

У меня нет невероятных планов. Есть определенный уровень, которого хотелось бы достичь, есть песни, которые хотелось бы показать слушателю…

– А когда ждать выхода полноценного альбома с вашими песнями?

– Вообще, мы уже давно работаем над ним, и первоначально выход планировался на сентябрь нынешнего года, но не сложилось. Так что, если все будет хорошо, альбом увидит свет в марте 2015 года. В нем будет двенадцать хорошо всем известных и многими любимых песен, правда, в новом звучании – не таком, как большинство моих записей в интернете неизвестно какой давности. А название альбома пусть пока останется в секрете.

– Как собираетесь праздновать Новый год и что бы попросили у Вселенной лично для себя в качестве подарка?

– Буду дома, с семьей. Хочу хорошего года, удачных стечений обстоятельств, сил, поменьше тревожных новостей и сумочку для компьютера.

Нужные услуги в нужный момент
0056673