• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Звезды


/

В прошлом году любителей скандальных (вокальных?) проектов примагнитило к экранам шоу "Хочу в ВиаГру", где мэтр Константин Меладзе искал новые лица для популярного сексуального трио.

Тогда белоруски Екатерина Волкова и Елена Пищикова не прошли дальше третьего тура, но, конечно, запомнились зрителю – одинаково смелыми заявлениями и нарядами.

Сейчас девичьи сердца отданы другой новинке телесезона – проекту "Хочу к Меладзе", где, как было заявлено в анонсе, соберут лучший boyband всего постсоветского пространства.

В этот раз белорус Дмитрий Карякин (солист группы Litesound) всего в шаге от финала…

За это время он успел стать блондином, сняться в рекламе шампуня, оказаться на сцене в трусах, прослыть "капризулей", но! Услышать от Константина Меладзе, что он идеальный участник будущего бэнда, и собрать новую армию поклонниц.

Мы поговорили с Дмитрием о закулисье проекта, а также о том, что зрители смогут увидеть в следующем выпуске шоу уже в эту субботу.

– Дмитрий, начнем с "девочкового" вопроса. Почему вы остались блондином? Это в контракте каком-то прописано?

Дмитрий Карякин:

– Нет, пункта о том, что я должен до конца жизни ходить со светлой шевелюрой, в контракте не было. (Смеется.)

Просто я посмотрел эфир, и мне показалось, что этот цвет волос действительно мне идет и смотрится неплохо. Образ получился сценичным, ярким. Поначалу, конечно, смотреть в зеркало было непривычно, но надо признать: стилисты проекта знают, что делают.

– А вы знали, что делали, когда шли в шоу? Многие говорят, что негоже взрослому артисту соревноваться с семнадцатилетними мальчиками…

Дмитрий Карякин:

– У меня подобные рассуждения только улыбку вызывают. Многие из этих семнадцатилетних мальчиков талантливы, имеют музыкальное образование, работали и продолжают работать над своим вокалом… Не вижу никаких оснований ставить себя выше их!

В этом шоу все равны, независимо от возраста. Это было заявлено в самом начале проекта. В первую очередь потому, что формат бэнда и то, какими должны быть победители, не было четко обозначено. Нас не загоняли ни в какие рамки.

А что касается сценического опыта… Никто не говорил, что молодой артист из другой страны, который уже пробовал свои силы в других проектах и конкурсах, не имеет права претендовать на участие в шоу. Я использовал свой шанс, показав то, что умею. Мне сказали "да". Не вижу в этом ничего зазорного.

– Но большинство ребят пришли на шоу, чтобы стать участниками мальчуковой группы. А у вас такая группа есть, причем давно… Тогда зачем?

Дмитрий Карякин:

– Для меня очень важен соревновательный дух, он помогает мне расти. Когда-то я мечтал попасть на "Новую Волну" и "Евровидение" – все это Litesound удалось. Из конкурсов вокального плана, в которых не принимал участие, остались немногие, например "Голос" и "Хочу к Меладзе".

Из "Голоса", кстати, звонили, приглашали приехать на кастинг. Но я на тот момент уже был участником "Хочу к Меладзе" и вынужден был отказаться в силу заключенного контракта.

– А если бы была возможность переиграть ситуацию? Сделали бы выбор в пользу "Голоса"?

Дмитрий Карякин:

– Честно? Нет. "Голос", конечно, проект более статусный... Ну а "Хочу к Меладзе" – более популярный! Это дает особый уровень медийности и востребованности.

Есть и непростой психологический момент. Мне всегда казалось, что меня делает артистом совокупность голоса, репертуара, внешности и определенной харизмы. Я никогда не делал ставку исключительно на вокал. И не знаю, что может из этого получиться… Хотя, конечно, если такая возможность представится мне еще раз, обязательно попробую!

– На кастинге, который мы увидели в телеверсии, Константин назвал вас "идеальным участником бойбэнда". Какие эмоции испытывали до и после выхода на сцену?

Дмитрий Карякин:

– Это было одно из самых волнительных выступлений в моей жизни. По ощущениям – то же, что и на "Евровидении". Анализируя, понимаю, что за этим чувством я туда и шел – искал адреналин.

Поешь и понимаешь, что вскоре это увидят миллионы зрителей… А прямо сейчас, в эту самую минуту, видят и слышат члены жюри – люди, которые уже сделали себе имя и заняли свое место под солнцем. Это огромная ответственность! И нервы, конечно… (Улыбается.)

Сам от себя не ожидал, что по факту, после слов Меладзе, пущу слезу во время интервью с Верой Брежневой. Мне тогда подумалось, что я очень счастлив, что это успех. А счастье и успех на сцене я раньше всегда делил со своим братом. Было странно и неловко получать все это одному.

– Брат (Владимир Карякин, участник группы Litesound), кстати, не обиделся? Ведь он тоже был на кастинге, а его выступление не показали даже…

Дмитрий Карякин:

– Ну, начнем с того, что выступление Вовы не показали исключительно по техническим причинам. На самом кастинге режиссер Алан Бадоев высоко оценил его уровень выступления и отметил, что он достойный претендент на участие в шоу.

То, что он не прошел дальше, объясняется стечением обстоятельств: во-первых, уже отобрали меня, а делать интригу на конкуренции двух братьев организаторы не захотели. Во-вторых, Вова выступал в конце кастинга, и поток прослушанного/просмотренного материала уже не позволял набирать новых людей.

К счастью, Вова абсолютно адекватно отнесся к этой ситуации и к моему участию в проекте. Я с ним, кстати, посоветовался. И он сказал: "Иди обязательно, это реальный шанс поднять на новый уровень популярность Litesound".

Так, кстати, и получилось. Очень много писем приходит в социальных сетях, где люди из других стран пишут: "К сожалению, раньше не знали о вашей группе, а теперь благодаря "Хочу к Меладзе" она живет в наших плей-листах". Мне кажется, оно того стоило! Миссия выполнена. (Улыбается.)

– Дмитрий, во время просмотра кастингов у многих зрителей сложилось впечатление, что телевизионщики целенаправленно приглашали туда фриков. Эти догадки правдивы?

Дмитрий Карякин:

– Каждое шоу – а в особенности это шоу! – рассчитано на определенную целевую аудиторию. Это надо понимать.

Например, я сам как зритель не стал бы это смотреть. Просто потому, что это "не мое", мне немного другое интересно.

Но те, кто это шоу делает, поверьте, хорошо знают своего зрителя. И знают, что так называемые "фрики" будут этому зрителю интересны.

Посмотрите: видео, которые вызывают вопросы "кто это и что это?", набирают не меньше просмотров, чем реально качественный и интересный материал.

Профессионалы своего дела не могут этого не знать и не учитывать. Не думаю, что кто-то кого-то целенаправленно приглашал, но вот пропустить дальше "смешное, прикольное, несуразное", чтобы сделать картинку – да. Такая у кастинг-отдела работа.

– Но есть же человеческий фактор. Зачем, к примеру, было вываливать всю подноготную относительно половой принадлежности певца Питти Бабака?

Дмитрий Карякин:

– Не спрашивайте. Мне самому, к примеру, этот момент был очень неприятен.

Но это бизнес. Для каждого из нас заранее был прописан образ, сценарий, о котором мы сами ничего не знали. По сути, тыкались как слепые котята. Я не жалуюсь, просто объясняю ситуацию.

Чтобы все понимали: за нами ходили с камерами и снимали все, что мы делаем. Мы предполагали, что это необходимо для дневников проекта, которые раскроют каждого из нас, покажут такими, какие мы есть на самом деле. По факту из этой "бытовухи" нарезали кусков, по которым у зрителя складывается яркое, но далеко не всегда верное впечатление о том, что происходит. И о том, что из себя представляют участники проекта.

К слову, каждый из нас подписал контракт о том, что мы не имеем права предъявлять претензии к тому, что увидим на экране.

– Перейдем к первому выступлению. Было сказано, что на подготовку у вас есть всего одна ночь. Это действительно было так?

Дмитрий Карякин:

– Да, это правда. Нас привезли в съемочный павильон и предоставили самим себе.

Я вот, например, попал в тройку с Артуром Триневым, который, конечно, парень неплохой. Но вот вокал… Его всему надо было учить с нуля!

На это мы и потратили большую часть ночи, отведенной на подготовку. Вышли на сцену абсолютно измотанными. Надели реально первое, что попалось под руку. А потом говорят: "Ваш номер полная безвкусица!". Ну конечно! (Смеется.)

Еще надо учитывать, что зрителю показали только половину выступления каждого коллектива. Причем вырезали не лучшую, как можно подумать, часть, а худшую. Видели ведь, как многие ребята "весь" номер бесцельно блуждали по сцене и напевали "на-на-на" вместо положенного текста? Так вот не удивляйтесь.

– Что стало для вас самым сложным за время проекта в эмоциональном плане?

Дмитрий Карякин:

– Общение с Григорием Юрченко! И его манера поведения.

У нас был абсолютный неконтакт с первых минут знакомства. А когда мы попали в одну группу, Григорий решил, что мы не равноправные участники коллектива, которые должны поддерживать друг друга, а конкуренты, которым нужно бороться между собой. Вы же видели эфир, где он говорит, что хочет видеть свою группу без Карякина, что я зазвездился и тяну одеяло на себя?

Ну а я разве говорил что-то подобное? Нет. Наверное, можно сделать выводы…

– Но со вторым участником группы, Анатолием Цоем, у вас тоже был конфликт?

Дмитрий Карякин:

– Знаете из-за чего он произошел? Буквально на пустом месте. Я пошел играть в теннис с девочкой, которая нравилась Толе. Ну, так вышло. (Смеется.)

Телефоны у нас забрали, за временем следить невозможно, мне казалось, что все в порядке. И тут прибегают Григорий с Анатолием и кричат: "У нас уже час идет репетиция! Ты ее сорвал! Как ты мог?".

Мне кажется, такая ситуация с каждым может случиться. И можно было пойти навстречу, а не собирать коалицию "антикарякин". К слову, в коллективе Полины Гагариной таких проблем не возникло, нам с ребятами было очень комфортно – и профессионально, и человечески. (Улыбается.)

– Были вопросы и к выступлениям с вашим участием. В номере "Сердце в бинтах" религиозное кощунство некоторые усмотрели. А во время исполнения мирового хита не остались незамеченными трусы в сердечки.

Дмитрий Карякин:

– Слушайте… Не берусь, конечно, сравнивать, но все же… "Нотр-Дам де Пари" – это тоже религиозное кощунство? Там архидьякон влюбляется в цыганку и очень даже не по-христиански себя ведет!

Наша идея была похожей. В центре номера девушка, ради которой трое мужчин готовы отказаться от всего, в том числе и от своего духовного сана. Мне кажется, красивая драматургия получилась, продуманная.

Ну а "трусы в сердечки" – это просто забавная деталь номера, часть режиссерской задумки, к которой и относиться нужно соответствующе – с улыбкой.

– А реклама шампуня? Она не стала плохой услугой для вашего имиджа рок-артиста?

Дмитрий Карякин:

– Ей-богу, я никак не могу понять, какая связь между рекламой шампуня и музыкой, которую я делаю.

Я, конечно, не Стив Тайлер. И даже не возьму на себя смелость ставить нас в один ряд. Но приведу пример: если бы я увидел его, одного из моих любимых музыкантов, в рекламе шампуня, с полотенцем на голове, мне было бы просто забавно, не более того. Я подумал бы: "Стив развлекается!". Или: "Стив зарабатывает деньги".

И уж точно не стал бы утверждать, что он после этого перестал быть рокером. Ведь его выходки не имеют отношения к его музыке. А важна для меня именно она.

– Но смотрите, какое дело. Об имидже "капризной звездули" и "инфантильного мальчика" говорили не только на "Хочу к Меладзе", но и на "Евровидении". Отчего так происходит?

Дмитрий Карякин:

– Не знаю. Возможно, потому что я достаточно прямолинеен. Я не могу, а главное, не хочу скрывать, если я не понимаю, что происходит. Или если мне точно не нравится то, что происходит.

Тогда я начинаю задавать вопросы. Так было, допустим, на "Евровидении", где мне откровенно не нравились наши костюмы и новая аранжировка. Или на "Хочу к Меладзе", когда меня единственного из всех участников положили спать на раскладушку (у всех остальных были кровати). Когда мы все спали на полу, претензий не было, все по-честному. Но тут захотелось узнать: почему?

Или когда мне сделали очень странную стрижку и укладку. Я просто подходил к участникам и спрашивал: "Скажи, это нормально выглядит?". Хотел знать мнение людей.

А сняли все таким образом, что получилось, будто я устроил целый скандал.

В общем, мою попытку разобраться в сути вопроса и отстоять свою точку зрения воспринимают как звездность и скандальность. Жаль. Но людям нравится навешивать ярлыки и верить в то, что они сами себе придумали.

– Тогда расскажите нам из первых уст, что нас ждет в эту субботу?

Дмитрий Карякин:

– В эту субботу случится мое лучшее, наиболее сильное, как мне кажется, выступление в проекте. Будет очень красивая украинская песня. И лирический, романтичный образ. Должно быть грустно и чувственно. Надеюсь, зрителям понравится…

– А что будет дальше?

Дмитрий Карякин:

– Не расскажу! (Смеется.)

Но финал уже близко и, поверьте, того, что там произойдет, не может ожидать никто! Кажется, даже сам Константин Меладзе...

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-50%
-50%
-20%
-20%
-10%
-30%
0058953