• Делай тело
  • Вкус жизни
  • Отношения
  • Стиль
  • Карьера
  • Вдохновение
  • Еда
  • Звезды
  • Анонсы
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Звезды


/

Владимир Максимков был генеральным продюсером Первого Национального телеканала, а сегодня практически не смотрит телевизор. Он говорит, что знает все о пиаре, в то время как о пиаре вроде как ничего не знает вся страна. Ему удалось собрать пятитысячную аудиторию читателей в социальной сети и семитысячную в сети поэтической, но мало кто в курсе, что происходит в жизни Владимира вне ее пределов.

Интересно стало во всех этих противоречиях разобраться, да и просто приятно с умным мужчиной поговорить.

– Владимир, вы недавно сказали, что из всех сфер своей деятельности определили для себя два основных вектора – продюсирование и пиар. Отчего так: интереснее, прибыльнее?

– Я хотел сказать тогда прежде всего, что телевидение мне стало не очень интересно. Много лет назад, когда моя телевизионная история только начиналась, все было новым, неизведанным, непонятным, но зато ярким, интересным, креативным, передовым. Сегодня я в телевидении практически не вижу искусства – только чистую технологию, фабрику, бизнес.

А мне нравится заниматься креативной частью, назовем ее процессом придумывания, и продвижением идей. Вот этим я и занимаюсь, и вроде как что-то получается, если учесть, что некоторые оригинальные телевизионные форматы я продал в другие страны.

– Говорят, что пиара у нас в стране нет, а вы утверждаете, что все о нем все знаете… Это как?

– А легче всего знать все о том, чего нет, и рассказывать о том, чего не существует! (Смеется.)

Да, надо признать, что пиар у нас пока в зачаточном состоянии, но это не страшно. Дело в том, что если в других странах эта технология изучалась и отрабатывалась годами, то у нас о пиаре стали говорить относительно недавно.

А рассказать о пиаре я могу, потому что, хоть нигде ему и не обучался, многое знаю из личного опыта и практических профессиональных экспериментов. К изучению пиара и его законов подталкивала работа над телепроектами – надо было создавать информационные поводы, надо было эффективно привлекать внимание и в конечном итоге влиять на отношение аудитории к ним. Если глобально: внедрять идеи в головы людей и управлять миром. (Смеется.)

Пытаясь понять, как это сделать, я, кажется, пришел к своей собственной, довольно внятной системе работы над любым (подчеркиваю – любым) проектом, включая самого себя любимого. Думаю, попробовать сделать свой оригинальный курс, если хотите свою нетривиальную систему, а если не поленюсь, сформирую все это в отдельную книгу, которая будет называться "Продюсирование собственной жизни".

– Чем это название обусловлено?

– Актуальна общая проблема: социум давит лавинообразно, информационные скорости резко выросли, а человек все больше чувствует себя потерянным. Ему нужна опора, и он ищет ее на многочисленных семинарах, тренингах по личностному росту и брендингу личности, чтобы выжить в этом мире.

Мне, кажется, удалось обобщить многие приемы и закономерности разных сфер жизнедеятельности, некоторые законы маркетинга, психологии, драматургии, телевидения, связей с общественностью и объединить это в некую стройную систему, которую можно применять к самому себе. Она гораздо интереснее многих аналогичных, а главное, в разы эффективнее. Так что моя основная задача сегодня закончить идею "Продюсирования собственной жизни" и передать ее человечеству. (Улыбается.)

– А что легче: себя распиарить или другого?

– Как и в любой сфере деятельности, если вы овладеете технологией – в данном случае пиаром – и будете ее применять системно, она до определенной степени сработает как для вас, так и для другого человека. К какому-то результату вы придете. Вопрос в другом: какие цели вы ставите перед собой?

Чем более они амбициозны, чем большей эффективности и отдачи вы хотите добиться, тем большее количество инструментов для их достижения вам необходимо использовать. Я предпочитаю называть это красивым словом "фьюжн". Оно означает, что если вы хотите достичь успеха, вам понадобится весь спектр существующих приемов и придуманных технологий.

Если вы стремитесь к тому, чтобы продвинуть идею, услугу, товар, конкретное лицо – только рекламных или пиар-методов вам будет недостаточно. Действенной и эффективной будет только комплексность, системность, многовекторность, иначе все начинания снесет могуче нарастающим информационным шумом.

– А можно ли распиарить то, во что сам не веришь?

– Давайте все же будем корректны в употреблении понятий и заменим слово "пиар" "продвижением", потому что это понятие более широкое и, по сути, может включать в себя что угодно – белый и цветной пиар в том числе.

А если к вопросу… Можно ли продвинуть то, во что не веришь? Можно. Мне приходилось это делать, и могу сказать, что продуманная и последовательная работа позволит вам прийти к определенному результату. Правда, насколько этот результат будет долгосрочным, охватит ли он масштабную аудиторию и как вы себя при этом будете чувствовать – большой вопрос.

– Но за каждым продвижением, в том числе и самопродвижением, должна стоять цель?

– При правильно выстроенных бизнес-процессах любое продвижение является средством, а не самоцелью. Но у нас многое превращается в доморощенный шоу-бизнес: "Хочу стать знаменитым, распиарьте меня!". Спрашиваешь: "А для чего?". Отвечают: "Ну как… Круто же: автографы раздавать!"

Если конечная цель продвижения – это раздача автографов, обсуждать нечего. Целью любого бизнеса является сами знаете что...

А что касается "продюсирования собственной жизни", то главной идеей является возможность и необходимость "придумать", "сочинить" и воплотить свою жизнь как своеобразный сериал, что ли. С запланированным сюжетом и финалом. Сериал, который позволяет привести себя в гармонию с окружающим миром и стать счастливым...

– За вашим привлечением внимания к себе с помощью откровенных фото и муссирования в СМИ темы личной жизни тоже стоят какие–то цели?

– Эпатаж в самопродвижении я использовал по нескольким причинам. Причина первая – я проверял, работают ли определенные приемы и технологии в принципе и каков реальный эффект. Причина вторая – привлекал максимальное количество потребителей, способных заинтересоваться значимыми для меня идеями. Причина третья – не буду скрывать: баловался и удовлетворял собственное эго, брал "на слабо" самого себя… (Улыбается.)

– Если говорить о значимых для вас идеях, вы очень много пишете о политике. Как считаете, обсуждение подобных тем в соцсетях – это не пустое?

– Я много пишу о политике, потому что убежден, что без политики ничего не происходит вообще. Политика в том или ином виде – это все, что сегодня есть вокруг нас. Правда, причины ее обсуждения в сети вполне себе эгоистичные. Начиная разговор о политике на своей странице, я надеюсь, что среди множества моих виртуальных друзей найдется достаточное количество умных и цельных собеседников, которые смогут вступить со мной в диалог. А полемика, даже с противниками, которые не приемлют твою точку зрения, – это всегда личностный рост.

Вместе с тем, роль социальных сетей в решении – опять-таки социальных – проблем явно переоценена. Когда я слышу, что интернет – это двигатель революций и свержений, мне немного смешно. Как говорил профессор Преображенский: "Вся разруха – в головах". И пока многие считают интернет неким Богом, он продолжает являться всего лишь средством передачи информации. Люди для сообщений сначала научились издавать звуки, потом бить в барабаны, потом придумали голубиную почту, после, допустим, изобрели радио, телевидение – и на каждом этапе считали, что достигли вершины эволюции в информационном мире. Так и интернет всего только очередная ступенька, пусть и достаточно удобная. Просто массив информации, который занимает нашу жизнь, стал увеличиваться с такой скоростью, что мы не успеваем к этому адаптироваться. Отсюда чувство безотчетной тревоги, паники и непонимания своего места в этом мире. Давайте будем честными: люди от этого сходят с ума каждый день на наших глазах!

– Зачем же вы тогда уделяете свое личное время интернет–активности?

– Свою – скажем громким словом – миссию вижу в том, чтобы объяснять своей аудитории: ребята, у вас есть мозг, и он должен работать! Любая информация должна проверяться, к ней нужно относиться критически. Иначе все превращается в массовое оболванивание.

– А как вам частая точка зрения о том, что люди, привлекающие массовую аудиторию в виртуальном мире, в жизни реальной интроверты, а то и одиночки?

– Очень хочется верить в то, что это я пользуюсь социальными сетями, а не они мной. И в то, что социальные сети приходят и уходят, а я остаюсь. (Улыбается.)

Я в соцсетях не затем, чтобы сублимировать личные переживания и залатывать пустоты реальной жизни. В реальной жизни у меня широкий круг общения и достаточное количество интересных людей, с которыми хочется проводить свободное время. А что до большой интернет-аудитории – ее я целенаправленно нарабатывал годами. Так что, думаю, подобная точка зрения справедлива лишь для тех, кто, не понимая законов интернета и его возможностей, позволяет засасывать себя в виртуальный мир.

– Со стереотипом о том, что холостые мужчины – это одинокие и неприкаянные существа, тоже не согласитесь?

– Слушайте, можно же просто внимательно посмотреть на меня, почитать, что я пишу, пообщаться в конце концов… И решить, настолько ли я неприкаян, как это могло показаться? (Улыбается.)

Я вполне "прикаян": у меня масса интересных тем и занятий, у меня есть крыша над головой, мне хватает пищи духовной и физической, мне есть, о ком заботиться, и обо мне тоже заботятся. А что касается бесконечных сомнений и самокопаний – так это свойство интеллигентных людей. Так что не переживайте!

– А дома вы включаете телевизор?

– Включаю, но, как типичный телевизионный серфер, не останавливаюсь дольше 3-4 минут на одной программе. Правда, сейчас у меня идут фоном Euronews и РБК. Эти каналы хотя бы пытаются изображать объективность. Потому что мне очень хочется иметь взвешенную информацию, а каналы, принадлежащие корпорациям – даже если эта корпорация целая страна – не могут быть объективными.

Что касается отечественного телепродукта, я интересуюсь тем, что делают коллеги, но последние несколько лет это, скорее, происходит по инерции. Потому что современное телевидение – это скучно. Правда, совершенно скучно! (Улыбается.)

– Но вы сами не отказываетесь принимать участия в различных ток-шоу…

– Открою секрет: не надо относиться ко всему, что я говорю с экрана телевизора, как к моей личной точке зрения. Просто я достаточно корпоративен и в хорошем смысле циничен. Знаю, что делать ток-шоу и находить людей, способных к эмоциональной полемике, трудно, поэтому поддерживаю своих коллег. Если совсем утрировать, прихожу и спрашиваю: "Так, какая тема спора и за кого мне спорить?". (Смеется.)

Мне все равно, а для телевизионного шоу выигрышно. К тому же телевидение давно не несет доброго, разумного, вечного. Это фоновая массовая культура. Баббл-гам, если хотите...

– Кажется, весь телепродукт можно условно на две основные группы поделить: коммерчески-развлекательный для всех и культурно-просветительский для элиты. Непонятно только, чем белорусское телевидение занимается…

– Отчего же? Смотрите, у Белтелерадиокомпании сегодня есть пять каналов: выбирайте на любой вкус! Правда, по-настоящему яркое и увлекательное вряд ли найдете, а остальное – вполне. Я недавно достаточно долго, например, не переключал "Беларусь-3". Есть там любопытные вещи для узкого круга людей…

– Как этот круг расширить?

– Я в этом плане сторонник непопулярных мер. Неплохо бы гораздо более жестко ограничить вещание российских каналов. Вернее, ретрансляцию. Разумеется, можно покупать контент, который может быть интересен нашему зрителю. Но при таком мощнейшем информационно-развлекательном потоке другой страны трудно развивать самобытное.

– А вы готовы свои резервы на самобытное в нашем телевидении растрачивать?

– Да я этим все время, сколько создавал телепроектов, занимался! Если помните, 80% программ "Все нормально, мама" шло на белорусском языке. Еще один придуманный мной проект, который идет до сих пор, – "Путешествия дилетанта". Горжусь им, хоть он и не мегапопулярен, потому что это одна из немногих программ про нашу страну. Кроме того, с уникальным ведущим, который владеет настоящим, красивым белорусским языком.

– Вы наверняка сталкиваетесь часто с молодыми специалистами в креативной сфере. Есть у нас поколение–next, которое может изменить ситуацию?

– Если говорить о телеиндустрии, мало-мальски толковые люди достаточно быстро исчезают из страны. И, надо заметить, находят себе в соседних странах применение – рынок более емкий, денег больше… Но тогда получается, что большая часть тех, кто остается, вообще достаточно слабо понимает, что такое телевидение и как его надо делать. Приходит бесконечное количество людей, которые говорят: "Я придумал такую крутую идею – вау-вау-вау!". Ты спрашиваешь: "Что за идея?". А в ответ: "Нееет, не расскажу, вы ее стырите!". Это совершенно безграмотный подход. На телевидении так же, как и в литературе, давно придуманы все основные жанры и форматы. Главное – их реализация. Идей хватает, а вот готовности к технологическому процессу, к довольно рутинной работе, ежедневному и системному вкалыванию – нет. Это "не прикольно", "не творчески" – а им же славу подавай. Много и немедленно! (Улыбается.)

– Мне кажется, очень важны в восприятии телепродукта лица, которые его представляют. Как думаете, чья вина, что под статьями про них стоят комментарии "а хто эта?" – ведущих или комментаторов?

– Просто растет целое поколение людей, которые не знают, что такое телевизор. Я сам с такой историей столкнулся – меня позвали в клуб, сказали "там соберутся лучшие ведущие". Решил сходить – я-то думал, что всех наших ведущих в силу своей работы знаю. Не тут-то было: из десятка "лучших ведущих" я знал только двух. Но каждый из них выходил – и весь клуб визжал, как на Beatles. Тогда я превратился в такого же комментатора и стал спрашивать: "А кто это?". Оказалось, это ряд людей, у которых есть свои проекты в интернете. И там, в Сети, у них устойчивая популярность, постоянная аудитория.

Так же и здесь: если мы говорим "популярный телеведущий", мы должны понимать, что он является таковым только для своей телевизионной аудитории. А в комментировании статей участвует достаточное количество людей, которые телевизор не смотрят.

Но вместе с тем почти уверен, что большая часть тех, кто задает подобные вопросы, занимается самоутверждением за счет популярного человека. И вот это: "а вот хто эта?" резко повышает самооценку...

Это как в фильме "Адвокат дьявола", если помните… Дьявол в конце сказал: "Тщеславие мой любимый порок". (Улыбается.)

– Расскажите, что с вашим фестивалем альтернативного кино "КиноVarka"?

– Ничего. Я в свое время побывал на многих фестивалях, и мне показалось, что можно создать и у нас этакую отдушину для творчества. Ничего ведь особенного не нужно сегодня, чтобы сделать маленькое кино. Короткометражку можно снять на смартфон или планшет и в нем же смонтировать. Не говоря уже о фотоаппаратах и ноутбуках...

Вынужден признаться, что я несколько разочаровался – как оказалось, творить особо никто не хочет. Зато хотят получить результат сразу, притом большой. И это форма мышления целого пласта людей. Причем не только в области кино...

Если бы я почувствовал, что фестиваль выходит на новую ступень, можно было бы продолжать. Но никакого развития не происходило, а мы делали все только за счет собственных ресурсов – и денежных, и человеческих, и временных – во имя искусства, можно сказать…(Улыбается.)

Поэтому, пока я не пойму, как это любимое детище будет расти, я ставлю "Киноварку" на паузу.

– Жаль, потому что кажется, именно люди, которые участвуют в таких фестивалях, могут вывести телевидение на новый уровень, изменить социальную рекламу например… Вы, кстати, что о ней думаете?

– У нас реально плохая социальная реклама, потому что она создается по остаточному принципу. Потому что "надо делать". Есть, конечно, пара интересных фестивальных работ, но они вряд ли известны широкому зрителю, их единицы.

Все сводится к тому же: нет целей, задач и плана реализации. А если плана нет, то и результат соответствующий. Мне очень нравится выражение: "В случае если план А не сработает, действуем строго как попало". А у нас и плана А нет…

– В вопросах рекламы нельзя обойти тему освещения ЧМ по хоккею. Зубры в городе очаровывают вас, Владимир?

– Зубр и зубр – ничего не имею против! Но неплохо бы этого зубра погрузить в разные состояния, скажем так! (Улыбается.) Широкой, креативной рекламной кампании не получилось, поэтому наш зубр – несмотря на его количество в городе – смотрится как-то... одиноко, что ли...

И, конечно, обидно, что вся реклама такого масштабного события свелась к его выпиливанию из фанеры… Ладно если бы совсем не было средств и нам бы сказали: "Ребята, все, что мы можем себе позволить, – один зубр. Мы выпиливали его всем миром целую ночь!". Мы бы тогда только поаплодировали, согласитесь!

– А выход в чем, Владимир?

– Как говорила Скарлетт О’Хара: "Я подумаю над этим завтра". И как только найду ответ на ваш вопрос, возможно, напишу следующую книгу: "Продюсирование отдельно взятой страны".

Нужные услуги в нужный момент
-50%
-50%
-20%
-10%
-80%
20170619